Настенька

Размер шрифта: - +

Глава 3

Музыка орет нестерпимо. Я делаю глоток пива, лениво поглядывая на парней.

Мишель танцует с барышней. Прицениваюсь. Ничего такая, красивая, но до Мии ей далеко. Мия мягкая, нежная (хотя характерец у девушки властный). А эта -  хищница - видно по оскалу.

Джейкоб и Лиам о чем-то горячо спорят. Но стоит мне на них обратить внимание, как они встают и чуть ли не бегом направляются в тир. Ну понятно, пари заключили. Любимый вид спорта!

Лукас толкает меня в плечо. Оглядываюсь. Роуди навис надо мной, с заботой вглядываясь в мои глаза.

-  Что-то ты совсем не весел, приятель. Так дело не пойдет. Я обещал твоему отцу, что не дам тебе захандрить.  Ну-ка, рассказывай.

Но ничего рассказать я не успеваю. За наш столик грациозно и дерзко опускается томная брюнетка.

-  Привет, - произносит она слегка сиплым голосом, - меня Света зовут, а ты ведь Рома из “Scorching heat”? - и, не дожидаясь моего ответа, продолжает. - Я тебя сразу узнала. Была сегодня на вашем концерте, - девушка тянется к моему уху и шепчет: - у тебя очаровательный голос, аж мурашки по телу.

-  О, тут все понятно, - довольно улыбается Лукас и хлопает меня по плечу. Делает шаг в сторону, при этом слегка пошатываясь. - Я, пожалуй, вас оставлю.

Я улыбаюсь красотке, раздираемый противоположными чувствами. С одной стороны, замутить с девушкой я не против. Но с другой мне она кажется грубой. Такая напористая, сама подошла познакомиться, откровенно предлагает себя.

Не зная о моих мыслях, девушка соблазнительно улыбается.

-  Пойдем потанцуем! - и встает, видимо, уверенная, что я пойду за ней.

Секунду я колеблюсь. Она совсем не мой типаж. Мне нравятся скромные блондинки, тихие, молчаливые…

Разозлившись на себя, решительно поднимаюсь. К черту блондинок!

Мы танцуем. Я кладу руки на женскую талию, но почти сразу руки оказываются пониже спины без моего на то волеизъявления. Секунду поражаюсь, ловя очередную сексуальную улыбку. Округлые бедра плавно покачиваются под моими руками. В груди раздражение уступает место приятному волнению.

 

Утром просыпаюсь от головной боли. Ошалевшим взглядом оглядываю красные стены чьей-то спальни. Напряженно пытаюсь вспомнить, что вчера было. Замечаю на полу бордовое обтягивающее платье, сейчас валяющееся небрежной кучей. И память постепенно возвращается.

В коридоре раздаются шаги, и в приоткрытую дверь влетает голос хозяйки.

-  Солнышко, ты еще спишь? - вчерашняя красотка прислоняется к дверному косяку, принимая сексуальную позу. Ее темные волосы распущенной волной легли на плечи, карие глаза, обрамленные длинными ресницами, смотрят слегка снисходительно. 

Этот взгляд мне напоминает, что я младше её. И значительно. 

 - Вижу, проснулся, - ленивой грациозной походкой девушка направляется ко мне и, наклоняясь, нежно целует в щеку. - У тебя есть полчаса, чтобы собраться и выпить кофе.

Я не могу сдержать усмешки. Похоже, девушка из богатых. Небось фантазирует, что сняла звезду на ночь. Пошло и статусно.

-  Будь другом, завари кофе, - велю ей, и больше не обращая на неё внимания, встаю и принимаюсь собирать одежду.

- Жду тебя на кухне, - дарит она мне томную улыбку, разворачивается и, покачивая бедрами, уходит.

Я быстро одеваюсь. Кухню нахожу по аромату, распространяющемуся на всю многокомнатную квартиру. Когда я захожу, девушка двигает в мою сторону чашку с дымящимся напитком.

-  Не хочу прощаться, но через пятнадцать минут тебе лучше здесь не находиться, - подмигивает она.

 - Что так? - раздражаясь, спрашиваю.

Она пожимает плечами и обхватывает тонкими ухоженными пальцами свою чашку. На правой руке я замечаю золотое кольцо.

-  А, ну понятно, - делаю глоток и ставлю чашку обратно. Против моей воли голос мой звучит с обидой. 

 - Не обижайся, - мягко улыбается она. 

 - Да какая обида, - вру я, чтобы сохранить остатки достоинства.

И уже на улице неожиданно понимаю, что обижаться-то и не на что. Если б не она меня использовала, то её использовал бы я.

Позвонил Лукас, уточнил, где я и в порядке ли. Успокоил его. Но не себя. Вчера я недоумевал, что гложет Марка. А сегодня сам, как Марк. 

Не знаю, что делать и как реагировать на окружающий мир, я решаю прогуляться. Я шел минут сорок и вдруг увидел знакомый номер. Надо же, эти автобусы еще ходят! В последнюю секунду запрыгнул в салон, и только после этого сообразил, что не проверил наличность. К счастью, на проезд хватило. 

Автобус высадил меня у интерната. Какая ирония: я не люблю это место, а вот уже второй день подряд меня притягивает, словно магнитом. Погуляв вдоль забора, я неожиданно для самого себя решился. В этот момент ворота открылись, выпуская какого-то сотрудника в мир, а я успел юркнуть внутрь.

-  Стой, куда! - крикнул вахтер, выходя из будки мне на встречу. - Ты куда такой прыткий?

Я попробовал объяснить, с каждым словом всё больше ощущая себя кретином:

-  Понимаете, я здесь жил пять лет назад. А теперь хочу зайти, поздороваться.

Вахтер недоверчиво уставился на меня. 

-  А где, говоришь, жил?

Я молча указал на окна. 

-  Хе-хе, нет уже, поди, никого из твоих.

-  Может, кто-то и есть, - упрямо настаивал я.

-  Вот что, ты мне хоть одно имя скажи. Понимаешь, не могу я тебя просто так пропустить. Не положено. А так, если скажешь к кому, я позвоню, доложу о тебе. Встретят, проводят. У нас воспитанникам всегда рады.

Я вспомнил имя - Марья Петровна. Оказалось, она ещё работает.

Мне пришлось ждать её пятнадцать минут. За это время я успел осмотреться. Внутри сделали ремонт. Конечно, не уютная квартира, но чисто и без обшарпанных стен. В холле, куда проводил меня вахтер, стоял матерчатый диван - вполне себе удобный - и низкий журнальный столик. По стенам висели репродукции известных полотен, по видимому, призванные развивать вкус воспитанников. У дальней стены стоял высокий стеллаж с книгами. 



Ann Avarouz

Отредактировано: 07.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться