Настенька

Размер шрифта: - +

Глава 6. Подруги

Как-то вечером на выходе из магазина мне преградила дорогу женщина. В первую секунду я шарахнулась в сторону, моментально опознав в ней любительницу алкоголя: давно не стиранная одежда, издающая крайне неприятный запах, одутловатое лицо, пронизанное красными прожилками, спутанные сальные волосы и стойкий аромат перегара.

Женщина резко остановилась, беспомощно глядя на меня. Незнакомка, выглядит ужасно, а во взгляде мольба. Наверное, из-за этого взгляда я и не смогла пройти мимо.

Увидев, что я жду, она нетвердо подошла и спросила, как меня зовут. Я представилась, в ответ услышала ее имя: Галина. И без всякого перехода Галина сообщила, что не помнит, как сюда попала.

-  Куда идти? Холодно уже, домой бы. Но не знаю, как дойти. Где я живу, ты не знаешь?

Я поинтересовалась, знает ли она свой адрес. Выяснилось, знает. Галина назвала улицу, и я припомнила, что недавно была там: я как-то ходила туда в аптеку, когда в нашей не нашла того, что нужно. Тут пройти-то всего десять минут. Я постаралась максимально упростить объяснение, как ей дойти. Женщина внимательно слушала и кивала головой, вставляя словечки, типа: “Ага, да”.  Выслушав инструкции, она развернулась в нужном направлении. Я подхватила пакет и уже подошла к переходу, когда Галина настигла меня:

- Забыла совсем: прямо, а потом налево или направо?

И что мне оставалось делать? Мысленно чертыхаясь, я с тоской посмотрела в сторону дома.

-  Идемте. Провожу вас.

-  Вот спасибо! А то смотрю, думаю, где это я? Никогда тут не бывала! Как оказалась, ума не приложу!

По пути женщина рассказывала о себе. Но так как она была пьяна и в голове у нее путалось, то и рассказ получался несвязным. То она ругала соседей, то возмущалась какому-то Павлику. То вдруг вспоминала, что дома суп стух, давно бы нужно вылить. И тут же залезала руками в карман в поисках мелочи, потому что нужно чего-нибудь выпить. Вспомнила давно умершего мужа, а после и сына, которого потеряла пять лет назад. Рассказывая про них, внезапно заплакала, но быстро успокоилась, сообщив, что нужно бы помянуть. Всю дорогу я старалась держаться от нее подальше и ловила носом свежий ветер.

Мы подошли к парадной, скрытой в темноте. Женщина поблагодарила, пожелав мне всего хорошо и вошла внутрь. А я вернулась на освещенный проспект, одновременно радуясь, что неприятная миссия закончена, и в тоже время ощущая себя необыкновенно одинокой. Усилием воли сбросила грусть и, прибавив шаг, пошла домой. “Не так уж я и одинока, - размышляла по дороге. - Дома меня ждет Ира, на работе есть Наташа. Я могу считаться счастливым человеком!”

Через два дня я позвала Иру и Наташу в кафе. Я хотела их познакомить, чтобы два самых лучших человека всегда были со мной, и мне не приходилось бы выбирать. Будучи уверенной, что они хорошо поладят, я ни о чем не переживала и назначила встречу в уютном заведении, которое присмотрела заранее. Не зная, как правильно это делается, я обеим сообщила, что хочу познакомить с подругой. Реакции оказались разные: Наташа искренне обрадовалась, а Ира отнеслась к предстоящему знакомству с изрядной долей скепсиса. Первыми пришли мы с Ирой; было восемь вечера, на улице стояла непроглядная тьма, ветер завывал, а всякое отсутствие луны предсказывало скорый дождь или даже снег - в Питере перепады температуры бывают достаточно резкими. Наверное, поэтому свободных столиков осталось всего несколько штук: горожане поспешили укрыться от непогоды, согреться горячим кофе в теплом кругу друзей.

Мы заняли столик в углу. Заказали по чашке кофе глясе и пирожному. Наташа пришла через двадцать минут. На ней были красивый джемпер с пайетками и юбка из сатина. Наряд дополняли ботильоны на высоком каблуке и сумочка-клатч. Ира была в любимом трикотажном платье с лосинами и в сапогах на каблуке, и тоже смотрелась красоткой.

Рядом с подругами я самой себе показалась мещанкой: в простых джинсах с черными ботинками, и в хлопковом однотонном свитере. Впрочем, неприятная мысль кольнула и тут же отпустила. Конечно, девушка всегда хочет быть красивой, но раз уж я сама пренебрегла своим внешним видом, то винить могу только себя.

Подходя к столику, Наташа расцвела улыбкой. Оказавшись рядом с нами, поздоровалась и не дожидаясь ответных приветствий, начала непринужденный разговор. Я слегка пожала плечами помрачневшей Ире: такая уж Наташа.

- Девушки, добрый вечер! Ну и погодка сегодня, скажу я вам! Настя, как хорошо, что ты придумала провести этот вечер с вами! Дома я бы подвывала этому проклятущему ветру, и куталась бы в плед, словно в объятия. Впрочем, безрезультатно, - Наташа рассмеялась над собой.

Я представила девушек друг другу. Они обменялись любезностями.

После того, как официантка приняла заказ и ушла, Наташа похвалила меню.

- Не сказать, что выбор большой, зато больше гарантий, что продукты свежие.

-  Я согласна, - вдруг с энтузиазмом поддержала Ира. - Когда распыляются, ничего путного не выходит. Как известно, за двумя зайцами убежать не получится.

-  Настенька, как ты нашла это кафе? - поинтересовалась Наташа.

- Вчера в обед пошла гулять. Вот и нашла, - пожала я плечами.

 - Чудесное место, молодец, - похвалила Ира. - Но если говорить про кафе, я бы в нем  кое-что изменила.

- Например? - Наташа оглянулась, оценивая интерьер.

-  Расстановку столов: уж очень проходы узкие.

-  А мне кажется, что не помешает хотя бы несколько приватных зон. Таких, знаете, с кабинками, - добавила я.

- Нет, нет, только не приватные зоны! - запротестовала Наташа. - Разве нам в театре не хватает этих приватных зон?

- В театре мы все время на виду, - не согласилась я.

- Театр - это театр, там своя специфика, и волей-неволей мы вынуждены соглашаться. Но за пределами театра мы испытываем потребности, и кому-то не хватает внимания, а для кого-то высшее блаженство укрыться от посторонних взглядов, - рассудила Ира.



Ann Avarouz

Отредактировано: 07.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться