Настойка мерилина

Размер шрифта: - +

2. "Греческая" столица

Ехать было всего-ничего, каких-то полчаса. Сначала таксист пытался веселить девушек анекдотами, но Аленка быстро дала ему понять, что он всего лишь водила и второсортный мужик. Поэтому остальное время таксист обиженно молчал, а Аленка рассказывала Наташе, каким может быть ее план по покорению города Воскресенска.

– Я тоже начинала отсюда. Я покорила Воскресенск за шесть месяцев. Еще через год я была в Москве. Но тебе пока в Москву нельзя, слишком резкая перемена, можно стушеваться и погибнуть. В переносном смысле. Воскресенск даст тебе первые уроки выживания. Это твой тест, твоя лакмусовая бумажка. Тебе нравится?

Последний вопрос был связан с тем, что такси уже достигло окраин Воскресенска. Наташа смотрела в окно на большие дома, на толпы людей, магазины и вывески. Ей стало весело и легко.

– Город древний, дореволюционный, – прервал молчание таксист. – Триста пятьдесят тысяч жителей. В хорошие времена было почти полмиллиона. Зато у нас тут все есть, даже театр и казино. Подпольное, разумеется.

– Ты будешь жить на квартире у одной доброй старушки. Свои шесть месяцев я тоже жила у нее, – продолжала инструктировать Аленка. – Зовут ее баба Клава. Она глухая, поэтому с ней можно не разговаривать. Это огромный плюс. Зато телевизор у нее всегда включен и орет так, что с улицы слышно. Это тоже плюс. Можно тихонько приглашать к себе мужчин.

– Зачем? – наивно спросила Наташа.

– Как зачем? Деньги, где ты собираешься брать? Или ты продавщицей собралась устраиваться?

– Я не собираюсь быть ничьей содержанкой, – гордо сказала Наташа. – Если надо, и продавщицей могу. Опыт есть.

– Ну-ну, – усмехнулась Аленка. – В принципе, это твое дело. Но никогда не забывай о том, что выгодная внешность – вот самый дорогой и востребованный товар. Направо!

Таксист повернул направо, и вскоре машина оказалась в довольно трущобном районе, сплошь застроенном трехэтажными зданиями сталинской эпохи.

 

– Это с виду так все неказисто, – сказала Аленка. – Дома еще крепкие, окна большие. Комнаты у бабы Клавы светлые.

Комната, в которую квартирная хозяйка провела Наташу, действительно, была высокая и светлая.

– Здесь после тебя, Аленушка, никто не жил, – сказала баба Клава. – Как навела ты чистоту здесь, так все и стоит. Сейчас белье принесу.

– Ну, вот, – засмеялась Аленка. – Твои хоромы, Наташка! Всего за семь штук в месяц. Ну, баба Клава, мне должна оставалась, так что живи первые два месяца бесплатно! А мне пора в аэропорт.

В аэропорту уже шла регистрация. Наташа посмотрела по сторонам и увидела группу спортсменов-марафонцев, тащивших чемоданы к стойке. Это были те самые греки, которые раньше бегали к Маёвке и покупали пепси.

– Это греки! – с восторгом сказала Наташа. – Они раньше к нам прибегали.

– Ерунда! – махнула рукой Аленка. – Не вздумай со спортсменами якшаться. Они бедные. У меня в подъезде живет лыжник, мастер спорта. Неделю тренируется, три недели бухает по-черному. Постоянно об его лыжи спотыкаюсь.

– Хорошо. Завтра пойду знакомиться с городом.

– Блин, чуть самое главное не забыла, – всплеснула руками Аленка. – Вот, держи.

Наташа взяла в руки маленький потертый блокнот.

– Что это?

– Дневник Золушки. Так я его называю. Вернешь мне, когда переберешься в Москву. Храни, как зеницу ока. Там телефоны лучших салонов, разных полезных людей. Вот смотри.

Аленка полистала блокнотик.

– Сантехник Михаил? – удивилась Наташа.

– Тоже надо. Мужик с руками. Он мне замок в комнате врезал, сейф ставил. Да и вообще, у него с деньгами все в порядке. Ну, это так, к слову. Вот лучше сюда смотри. Филипп, 36 лет. Женатый, конечно, но это не проблема. Он мне помогал выбирать мою первую машину.

– Ох, Алена, – покраснела Наташа. – Мне эти телефоны ни к чему. Я, пожалуй, возьму его только ради парикмахерских. Это полезная информация, на самом деле.

– Ну, все, пока, мне пора, – Аленка чмокнула Наташу в щечку, выхватила свой посадочный билет у сотрудницы аэропорта и убежала за стойку.

 

Наташа, листая дневник Золушки, вышла из аэропорта. Ее внимание привлекла страничка с надписью: «Модельное агентство «Эскорт». И телефон. Номер это хорошо. Только для начала надо купить мобильник.

В квартиру Наташа вернулась с новым телефоном в коробке. Она обошла кучу магазинов и в итоге купила сотовый по акции, вместе с номером. Как ни странно, это был ее первый в жизни мобильный телефон. До этого у них с Генкой был один на двоих. Понятное дело, что мобильный все время хранился у главы семейства. Но Наташа никогда не видела, чтобы Генка кому-то звонил.

Наташа внимательно прочитала инструкцию, зарядила аккумулятор, а потом долго вышагивала по комнате с телефоном в одной руке, и с блокнотом Аленки – в другой. Она все не могла решить, куда ей позвонить. В конце концов, Наташа записалась в парикмахерскую.

По дороге из парикмахерской она зашла в супермаркет и накупила себе самой модной в ее понимании одежды. Придя домой, она взяла листок бумаги и ручку, и подсчитала свои расходы. Наташа пришла в ужас оттого, что потратила практически все свои деньги. В первый же день! Город Воскресенск оказался прожорливым городищем, съевшим активы за считанные часы. И в первый же день новая жительница города поняла, что ей следует заняться поисками работы – причем, незамедлительно!

В модельном агентстве «Эскорт», куда Наташа позвонила в первую очередь, ее вежливо выслушали и назначили время собеседования. Больше всего Наташе понравилось то, что никто не спросил ее о возрасте. Тридцать лет – вот что было самым огромным комплексом бывшей продавщицы ларька. Ночью ей даже приснились огромные огненные цифры, тройка и ноль. Вздрогнув и проснувшись, Наташа посмотрела на часы: шесть утра. Больше она не уснула, размышляя, как бы провернуть такое дело, чтобы исправить возраст в паспорте. Разумеется, за такое могут и посадить. Но девушка всё же покопалась в записной книжке Аленки: вдруг там есть номер специалиста по подделке документов. Но нашелся только телефон местного участкового.



Мурат Тюлеев

Отредактировано: 12.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться