Настойка мерилина

Размер шрифта: - +

12. Превращение

Ночью Наташе приснился сон. Будто она и Герцев входят в какое-то помещение без окон, с искусственным светом, похожее на закрытое хранилище в банке. Открываются тяжелые кованые двери, и Наташа видит горы золотых монет. Герцев с разбегу бросается в кучу золота и подбрасывает монеты вверх. Но монеты падают без звона. Наташа поднимает одну из них и видит, как с монеты слезает позолота. А на самом деле монета – из пластилина.

Девушка открыла глаза, отбросила одеяло, потом снова закрыла глаза, поискала ногами тапочки. Затем посмотрела на свои ноги. Их линии странно изменились. Наташа встала, скинула тапочки и прошла по ковру, все так же пристально глядя на свои икры. Они были безупречны. Гладкие, точеные, а выше... Исчезла кожа «мурашками» на коленках, бедра подтянулись. Наташа дотронулась до них – ох, будто месяц занималась на тренажерах! А главное – все так гладко, плавно и упруго…

 

Наташа даже подпрыгнула от радости. Потом ущипнула себя за шею. О, и шея будто удлинилась. Девушка подбежала к зеркалу и вскрикнула. Конечно же, это была она, Наташа Кручинина. Она, и все же другая… Глаза были четко вырисованы, как у дорогой немецкой куклы. Волосы на голове обрели платиновый оттенок и были уже аккуратно уложены. Создавалось впечатление, что Наташа всю ночь проспала в парикмахерском кресле, а над ее обликом до утра трудились маленькие гномы-цирюльники, гномы-визажисты, гномы-косметологи и разные другие мастера из стопроцентно волшебного мира.

Наташа с нетерпением сорвала с себя пижаму и ахнула. Что стало с ее грудью? Девушка подпрыгнула и завизжала, включила телевизор и стала танцевать. Куда девались, пусть и еле заметные, морщинки вчерашних растяжек? Ее грудь налилась, округлилась и стала ощутимо больше. Такое возможно только после успешной операции, и то, где-нибудь в Калифорнии! Наташа приподняла обе груди, подошла поближе к зеркалу и поискала следы хирургических шрамов. Но шрамов не было. Была только идеально ровная, гладкая, словно припудренная кожа. Такую кожу Наташа видела только у журнальных моделей, и то – там ведь был фотошоп, а у Наташки все настоящее!

Девушка внимательно разглядела свое лицо. Линии бровей были так искусно выщипаны, но их явно не тронула рука визажиста – не было и следа каких-то пеньков, это были ее природные брови, ее натуральная красота. Губы казались опухшими, но Наташа потрогала их и успокоилась, ничего не болело, просто губы стали больше, а их очертания – четче.

Наташа зажмурилась и потрогала у себя между ног. И ойкнула – странно, а здесь кто навел порядок? Схватив маленькое круглое зеркало, Наташа села на кресло и полюбовалась на аккуратно выбритое сердечко на лобке. Ну, это уже слишком, она такого не просила! Надо сходить к гинекологу, подумалось ей, вдруг я снова девушка.

Надо было немедленно сообщить о своем преображении Семену. Он должен знать, что его труды не были напрасными!

– Ты чего так рано трезвонишь? – пробормотал в трубку Герцев.

– Сеня, ты не представляешь! – закричала Наташа. – Все сработало! Твой эликсир подействовал! Настойка мерилина пашет на все сто!

– Пашет? Как это – пашет? – не понимал Семен.

– Ты бы видел, какая я красавица! – сказала Наташа. – Я влюбилась в себя! Я так горда, что переспала сама с собой! В одной постели! Ха-ха! Это я шучу!

– Мне необходимо срочно это увидеть! – закричал Семен. – Я сейчас оденусь! Я даже кофе пить не буду! Я тотчас же приеду!

– Нет, Сеня! Мне через полчаса надо быть в театре! Ты что! Ты меня задержишь!

– Я хочу посмотреть! Я имею право! Мне надо это зафиксировать! Я веду дневник своего исследования! Ты не понимаешь!

– Ты можешь встретить меня на крыльце театра, – сказала Наташа.

– Какое крыльцо! Я должен снять тебя на камеру!  – продолжал кричать Семен.

– Ты же меня до этого не снимал. Кто тебе поверит, что я раньше была другой?

– Тогда я просто сделаю письменное описание! Нет, я наговорю в диктофон!

– Отстань! Мне надо собираться. Мне надо краситься, причесываться…. Ой, зачем мне краситься, я уже накрашена. И причесана…. Как я давно мечтала об этом! Сколько времени я тратила раньше на этот макияж! А теперь у меня как будто перманентный! Все, Сеня, пока! До вечера!

Наташа бросила трубку и стала одеваться. Она во весь голос пела какую-то старую, невесть откуда всплывшую в памяти, песню. Побрызгала на лицо водой и, приговаривая: ах, как я хороша, как я хороша, выбежала из квартиры.

Она даже не успела добежать до стоянки такси, как две машины с шашечками тут же сорвались с места и подкатили к ней.

– Девушка, я довезу вас за полцены! – крикнул первый таксист.

– А я бесплатно! – закричал второй.

Конечно, Наташа решила ехать бесплатно. Она заслужила. Ведь она теперь королева.

– Я вас раньше здесь не видел, – сказал таксист, выруливая на проезжую часть.

– Да? А я в пятый или в шестой раз с вами еду, – ответила Наташа. – Вы мне постоянно рассказываете про свою семью, про то, что ваш сын пошел в музыкальную школу…

– Да, точно, – удивился таксист. – Мне так жаль, что я женат!

– А иначе бы что?

– Я бы сделал вам предложение!

– Вы уверены, что мне нужно ваше предложение? – высокомерно сказала Наташа.

– Уверен, что нет. Скажите, как вас зовут? – взмолился таксист, когда они подъехали к театру.

– Хасинта, – сказала Наташа и с достоинством вышла из машины. И хотя на ней был всего лишь турецкий тренировочный костюм, девушка шла к крыльцу такой походкой, будто за ней волочился длиннейший подол красивого бального платья. Нет, не волочился, конечно – его несли пажи!



Мурат Тюлеев

Отредактировано: 12.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться