Настойка мерилина

6. Испытательный срок

Никогда у Наташи не было более приятного спутника, чем шестилетняя Даша. Конечно, девочка не произносила ни слова, но зато все понимала, лучше любого взрослого. Без единого слова Даша научила свою няню собственноручно придуманным играм. Например, девочка придумала разбирать по частям своих кукол, затем помещать их « в больницу» и лечить, то есть собирать обратно. При этом сама Даша была хирургом, функцией Наташи было доставлять кукол и присоединять особо сложные части, например, голову. Разумеется, было в этой игре что-то жестокое, но дети, считала Наташа, не понимают, что такое хорошо, а что такое плохо, они пока только познают мир. В конце концов, во что должна была еще играть девочка, которая сама, грубо говоря, была немного «сломана».

После любимых игр с разбиранием кукол Даша и Наташа смотрели телевизор. Юмористический канал. После каждой более-менее удачной шутки Даша откидывалась на спинку дивана и бросала на Наташу восторженный взгляд, типа, не правда ли, смешно? Дашиного смеха Наташе пока не довелось услышать. Видимо, за смех и речь в голове девочки отвечала одна и та же загадочная, пока деактивированная кнопка.

Рабочий день Наташи прекращался не в одно и то же время. Это всегда происходило по капризу родителей девочки. Иногда раньше приходил Филипп, причем он всегда радовался, если Мальвины еще не было дома. Но порой от своих важных дел раньше отрывалась Мальвина. И тогда Наташа могла уйти сразу после ужина.

В первые же дни Наташа пошла в библиотеку и поискала специальные книги, касающиеся аномалий речевого развития. Все, что она нашла, это три потертые книги шестидесятых годов.

Вечером она все так же шла к Герцеву, и тот со вздохом открывал ей дверь, приговаривая: «Ох, Наталья, Наталья, когда же ты найдешь себе квартиру». На что Наташа отвечала, что ей и тут хорошо. Тем более, так она быстрее примет решение, соглашаться на Семеновский эксперимент или нет. Впрочем, с того дня, когда Сеня предложил Наташе принять эликсир, прошла уже неделя. Девушка так ничем и не обрадовала молодого ученого. Ее голова была полностью забита Дашиным молчанием и красотой Филиппа вкупе со странностями Мальвины.

Тем временем Наташа собралась праздновать неделю со дня устройства на работу. С приподнятым настроением, в новой кофточке, молодая няня начала свою очередную педагогическую вахту. Но все испортил Филипп. Наташа была уверена, что он уже ушел на работу. Они с Дашей сбросили одну из кукол с лестницы, поскольку в их игрушечной больнице открылось отделение травматологии.

Кукла упала к ногам Филиппа, стоявшего на первом этаже, в самом низу лестницы, ведущей в Дашину комнату. Филипп поднял многострадальную куклу и увидел, что она без руки и без ноги.

– Эту куклу, между прочим, я привез из Германии. Стоила она девяносто евро.

Наташа покраснела. Она не ожидала столкнуться с Филиппом. Она понимала, как глупо со стороны выглядят придуманные Дашей игры, точнее, придуманные Наташей и Дашей. Филипп с куклой в руках поднялся, вошел в комнату и увидел целое отделение кукол с оторванными частями тела.

– Это что такое?! – воскликнул мужчина в гневе.

– Это все быстро чинится, – залепетала Наташа. – Вот, смотрите, опа, опа, и кукла целая.

– Вы развиваете у ребенка садистские наклонности! – закричал Филипп.

Наташа хотел уже сказать, что эту игру Даша придумала сама, обернулась на девочку и увидела, что та поднесла палец к губам. Это удивило Наташу еще сильнее, чем вторжение отца семейства. В этот момент Филипп схватил со стола одну из библиотечных Наташиных книг и прочитал название вслух:

– Аномалии речи! Вы что тут о себе возомнили? Лучшие врачи города и области исследовали мою дочь! Ни один из них не помог ей! У вас, что, медицинское образование?

– Нет, – промямлила Наташа. Филипп вдруг напомнил ей собственного мужа, такого же невоспитанного, грубого и неуважительного.

– Сегодня вы еще поработайте, – отшвырнув книгу, сказал Филипп. – Вечером придет моя жена, и мы с ней решим, что с вами дальше делать. К сожалению, я ошибся, положившись на собственную интуицию. Вы мне показались очень правильной и надежной, но, по всей видимости, не бывает людей без странностей. Ваши странности – самые странные из всех, что я наблюдал у бывших Дашиных нянечек. До вечера.

Наступив на одну из кукол и уничтожив ее окончательно, Филипп вышел из комнаты Даши и быстро спустился по лестнице. Во дворе завелся мотор машины, потом все стихло.

Даша подошла к Наташе и прижалась личиком к ее плечу. Наташа погладила девочку по голове.

– Ну что ж, терять нам с тобой особенно нечего. Одна из наших кукол умерла. Давай мы ее похороним.

Даша радостно закивала.

– Сейчас возьмем коробочку, сложим туда нашу бедную куколку, – всхлипывая, продолжала Наташа, – и отнесем в ближайший парк. Твой папа наступил не на куклу. Твой папа наступил на горло моей лебединой песни.

В этот момент зазвонил телефон. Наташа установила вчера радостную мелодию, которая теперь звучала неуместно. Это был Семен.

– Наташа, умоляю, ко мне сейчас приедут важные люди из мира науки. Там один профессор панически боится собак. Я хочу, чтобы ты пришла и забрала Рафика. Хотя бы на час.

– Я же на работе, – ответила Наташа. – Похоже, меня увольняют. Но все равно до вечера я тут, поэтому не смогу.



Мурат Тюлеев

Отредактировано: 23.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться