Настойка мерилина

10. Маленькая роль

В каком-то фильме Наташа видела, как принимают экзамены в театральном училище. Должен быть обязательно широкий стол, а за столом – трое или четверо поседевших мэтров, среди которых непременно – какая-нибудь маленькая старушка, которая в тридцатые годы играла Крупскую.

Но в реальности все оказалось совсем не так. Вступительный экзамен Наташи состоялся в кабинете главного режиссера театра. Парадаев сидел за столом и деловито возился с прессой, когда Наташа вошла.

– Эти журналисты совсем не разбираются в искусстве сцены, – сказал Иван Серафимович, – они путают театр и кино, театр и сериалы, они насмотрелись выступлений Цирка Дю Солей и танцев Ривердэнс. Они требуют от нас шоу, в то время как, театр – искусство во многом традиционное, я бы даже сказал, архаичное. В хорошем смысле слова.

– Это да, – сказала Наташа, – театр это конечно. Разумеется. Вы правы.

– Что молодежь знает о театре? – вздохнул режиссер.

– Что? – переспросила Наташа.

– Вот я вас и спрашиваю, как представительницу молодого поколения, – сказал режиссер, – что вы знаете о театре?

– Это искусство, – убежденно заявила Наташа, – великое искусство.

– Абсолютно точно! – воскликнул Парадаев. – А теперь давайте свой монолог, и все, что вы там подготовили, а потом я подумаю и вынесу свой вердикт.

Наташа набрала полные легкие воздуха и выпалила:

– Ты бесстыжий бастард! Я родила от тебя ребенка! Он не будет таким же извращенцем, как его отец! Ублюдок! Сколько же дней и ночей я потратила на тебя, Генасио!

Надо было видеть, как этот монолог повлиял на Парадаева. Его будто искорежило. Он чуть было не провалился под стол. На середине Наташиного выступления он замахал руками и закричал:

– Прекратите!

Наташа умолкла.

– Что это? – с отвращением спросил режиссер.

– Это монолог из бразильского телесериала.

– А причем тут театр? Вы взяли в библиотеке сборник пьес Парадаева?

– Мне дала его одна знакомая, – потупив взор и понимая, что провалилась, пролепетала Наташа.

– Тогда почему вы предпочли какую-то, простите, лабуду настоящей драматургии? Материалу, выверенному временем! Театральному наследию миллионов!

– Я почитала, но не смогла запомнить. Это очень сложно для меня.

– Но хоть что-нибудь запомнили?

– Монолог неаполитанки.

– Я слушаю!

– Быть искушенной, брошенной, неведомо кем, было бы, наверное, горшим из несчастий. Но быть искушенной и покинутой тобою, Альфредо, величайшее счастие есть…

– А с выражением можно?

Наташа жалобно посмотрела на режиссера и повторила еще раз.

– Вы чувствуете красоту слога? – с восхищением спросил Парадаев.

– Чувствую.

– Что вы еще чувствуете?

– Что это очень сложно запомнить.

– А Наденька Петрякова помнит наизусть всю роль Маризы! И если ее разбудить среди ночи, она отчеканит все монологи Маризы, как таблицу умножения!

– Кто такая Наденька Петрякова? Я ее не знаю.

– Еще узнаете, – миролюбиво сказал режиссер, – в вашу пользу говорят несколько обстоятельств. Прежде всего, Филипп – замечательный человек, строитель от Бога, золотые руки! То, что вы все-таки читали «Искушение неаполитанки» – это тоже плюс. У вас хорошая память, ведь запомнить бредни из сериала – тоже надо суметь. Вы симпатичная, у вас поставленный от природы голос, но, к сожалению, вакансий в труппе нет.

– Так вы меня не принимаете?

– Единственная должность, которая на данный момент свободна, это место завлита.

– Завлита? Это что такое, я не понимаю.

– Завлит это заведующий литературной частью. У вас будет свой кабинет. Вы будете помогать мне формировать репертуар. Мы будем вместе читать пьесы.

 

Режиссер вышел из-за стола и подошел к Наташе.

– Это очень ответственная работа. Получать вы будете практически столько же, сколько начинающая актриса. И кто знает, может быть, однажды, какая-нибудь из актрис заболеет и вы сможете ее заменить. Такое случается очень часто.

Наташа сделала шаг назад, потому что Парадаев приблизился к ней слишком близко и практически нарушил ее личную зону.

– Мы будем с вами пить кофе и обсуждать.

– Обсуждать? Что обсуждать?

– Как нам адаптировать ту или иную пьесу к нашим возможностям. Сейчас вы пойдете на репетицию, посидите в уголке и понаблюдаете, как работает с актерами наш ведущий исполнитель Петр Галицкий. 

– То есть, я уже работаю?

– Да. А завтра приносите документы и начинайте оформляться. Секретарь скажет вам, какие бумаги следует принести. А теперь, Наталья, я буду работать. Жду вас завтра после обеда. Покажу вам ваш кабинет.



Мурат Тюлеев

Отредактировано: 23.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться