Настоящая попаданка

Глава 2.

На стол накрывать нам помогала еще одна девчонка, лет десяти-двенадцати, по имени Лялька. Не шучу, её и правда так звали. Ну или, может, кликуха такая – не знаю. Потом вернулись лесоруб с Гринькой, а за ним в дом потянулась вся эта малышня, что пялилась на меня во дворе. Каждый из них ополоснул лицо и руки в тазу, не меняя при этом воду – я порадовалась, что успела помыть руки раньше всех. Тётки с младенцем не было. И хорошо. Одно дело – накормить мужиков и детей супом, и совсем другое – покормить младенца грудью. К такому я была не готова. И я, конечно, не очень хорошо знала анатомию, но всё-таки была уверена, что даже в большой груди не может быть молока, если женщина не рожала. Или может?.. То есть, пластика могла сделать из меня толстую пожилую тетку, но никак не кормящую мать. Это просто невозможно! Так ведь?

Лесоруб устроился во главе стола, я – на другом конце, напротив, дети расселись на лавки по бокам стола. Перед каждым стояла деревянная миска с супом и лежала деревянная ложка. Перед лесорубом на столе лежал круглый черный хлеб – Даринка его из ларя над печкой достала. Мужик взял эту буханку в руки, отломил себе кусок, а буханку передал Гриньке, сидевшему по правую руку. Тот тоже себе отломил хлеба, передавая дальше по кругу. Ну и я отломила, когда до меня очередь дошла, и передала Даринке. Странный ритуал, ну да ладно. Тут всё странно, особенно то, что со мной произошло. Ели, по большей части, молча. Потом лесоруб – так и не узнала до сих пор его имени – поднялся и вышел. За ним разбрелись мелкие. Со мной остались только Даринка и Гринька. Так, и что теперь делать? Есть у меня на сегодня еще какие-то обязанности?
Даринка стала собирать посуду со стола, но Гринька её остановил:
- Дай я, - и тут он сделал какой-то непонятный жест, и все грязные тарелки, а также котелок – оказались сухими и чистыми! Что-о-о? Как он это сделал? Что за спецэффекты оффлайн?
- Ты что? – зашипела на него Даринка, и покосилась на дверь, - а если отец увидит?! Ты же знаешь, как он отреагирует, никому мало не покажется.
- Да ладно, - беспечно отмахнулся парень, - я ж помочь хотел. Ты не расскажешь – он и не узнает.
- Дурак! – припечатала Даринка и отвернулась.
Гринька ушёл, а я задумалась. Если отцом они называют этого здоровенного лесоруба, а меня – матушкой, то… я попала!
От неутешительных мыслей меня отвлекла Даринка:
- Матушка, я подмету в доме или мы пойдём на речку, белье стирать?

В смысле, белье стирать? И почему на речке? Нет, я понимаю, если они тут разыгрывают какую-то историческую пьесу, то прачечных и стиральных машин тут нет, слуг у нас, вроде как, тоже не обнаружено, а это значит, что… Не-не-не, не буду я ничего стирать, пусть лучше сразу прибьют! Конечно, маникюр они мне изуродовали даже хуже, чем тело, но мои руки всё равно не созданы для чёрной работы. Чтобы Владислава Соколова стирала вещи вручную, как какая-нибудь… даже не знаю, кто! Кто вообще сейчас вручную стирает?
Кстати, вот интересно, как они мне кутикулу нарастили? Ладно, лак можно снять, ногти обрезать под корень, но как, и, главное, нафига они заморочились, чтобы вернуть мне кутикулу и заусенцы?

- Э-э-э, знаешь, Даринка, я что-то не очень хорошо себя чувствую. Может, в другой раз? Ты можешь подмести тут пока, а я к соседке сбегаю.

Сказала – и смотрю на её реакцию. Мало ли, вдруг у них приказ, чтобы не выпускали меня со двора. Но нет, Даринка только кивнула и веник взяла. Я быстро выскользнула за дверь. Ну, настолько быстро, насколько это тело позволяло. Двигаться было неудобно, да еще эти груди тянули книзу и наливались тяжестью. Надо какой-то бюстгальтер придумать, что ли, а то совсем же отвиснут, и без того ходить неудобно – при каждом шаге колыхаются. Жуть, как женщины с такой грудью живут вообще? Хотя, в современных условиях, да с правильно подобранным бельём, все не так плохо, пожалуй.

В прихожей увидела ряд странных тапок: словно просто взяли куски кожи и сшили между собой. Нашла те, которые были под мою нынешнюю ногу, надела – а то до сих пор босиком ходила, как и Даринка, да и прочая малышня тоже. В сапогах ходили только Гринька и лесоруб, да и то, в доме снимали. Хмыкнула, что хоть не лапти, и то хорошо. А то их же там как-то сложно надо было завязывать. Пока шла до ворот, старалась сдерживаться, чтобы не побежать – но никто меня не пытался остановить, никто даже не попался навстречу. Вышла за ворота, выдохнула. Куда дальше?

Бежать не пойми куда, сломя голову, я не собиралась. Раз меня выпускают, значит, могу сбежать и в любое другое время. А вот если сейчас поддамся панике и побегу, а меня поймают – то потом второго шанса сбежать уже не будет. Да и со мной, наверное, разговаривать по-другому будут. Ох, хорошо, что мы с отцом не раз прорабатывали разные ситуации с моим возможным похищением – папка у меня такой, всегда подстраховывается. С его работой подобного сценария нельзя было исключать, так что, я даже не особо и удивлена, что это всё-таки произошло. Удивляет другое - то, как именно это произошло. Зачем такие сложности? Может, реалити-шоу какое-нибудь снимают? Типа, как люди себя ведут в экстремальных условиях? Да ну, бред, взяли бы тогда обычных людей. Наша семья же засудит организаторов.
Ладно, нужна разведка, значит, пойдём по соседям. Тем более, чего далеко ходить – вон дедок на лавочке загорает.

- Здравствуйте! – подошла к деду и вежливо поздоровалась.
- Ну и тебе привет, коль не шутишь, Владислава.
Ну вот, тут все меня знают, а я – никого. Косвенно это подтверждает, что они все – нанятые актеры.
- Отдыхаете? – спросила я, не зная, как начать разговор
- Ага, - ответил мне в тон дедок.
- А в город давно не выбирались? – нашла я безопасную, на мой взгляд, формулировку.
- Давненько… А что, надо чего, что ли? – прищурился дед.
- Да вот, хочу купить кое-что для дома, аксессуары там различные, - на ходу сочиняла я.
- Аксе…чего?
- Товары, говорю, для дома нужны, - исправилась я.
- А, ну понятно, понятно. Так ярмарка через две недели – скажи своему, пусть съездит, купит, что надо.
- Спасибо, так и сделаю. А где ярмарка будет? – попыталась невзначай выяснить своё местонахождение.
- Известно, где - в Жданове. До других городов неделя пути, не меньше.
- Спасибо. Скажите еще, а в Москве вы бывали когда-нибудь? – затаив дыхание, ждала ответа. Где находится город Жданов, я понятия не имела – Россия большая, а вот если удастся узнать, далеко ли мы от Москвы – это будет очень хорошо. Но ответ дедка меня разочаровал.
- Не бывал, даже не слыхал никогда. Я вообще дальше Жданова не бывал. Как переселился сюда из Сукеевки тридцать лет назад, так и живу тут. А ты была там, что ль?
- Была… - вздохнула я. Видно, мы совсем в глуши какой-то находимся. Как можно было не слышать про Москву? Врёт, что ли?
- Это когда ты успела? Тебя ж сюда совсем молоденькую Гиртан привёз.
А потом всё дети, да хлопоты домашние. Ты, поди, и в Жданове не была ни разу.
- Да это я давно, в детстве еще, - подыграла я деду. Раз он говорит, что давно меня знает – значит, тоже в деле. Актер, то есть. И значит, словам его верить нельзя. Нужен другой источник информации. Так, интересно, а Гиртан – это кто, лесоруб, типа?

Новый источник информации обнаружился неподалеку: бабы, несколько штук разного возраста, стояли возле колодца и трындели о своём. Наверное, последние новинки в мире моды обсуждали. Впрочем, одеты они были реально лучше меня: вроде те  же платья и передники, но уже с вышивкой, с разными цветными декоративными элементами, и – чистые!
И как я в таком виде к ним подойду? Засмеют же. Вспоминай, Влада, как была королевой школы, и, когда Светка вылила стакан колы на твой любимый брючный костюм, ты спокойно шла под насмешливыми взглядами, не теряя достоинства. Они – либо обычные деревенские бабы, либо нанятые второсортные актрисульки, а ты в любом виде остаёшься Владиславой Соколовой. Так что, плечи расправим - и вперед!



Ариана Леви

Отредактировано: 21.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться