Насыщенная жизнь края географии

Размер шрифта: - +

Глава 24

Шумное утро

Часов в семь утра окрестности огласил истошный крик бабы Кати. Ранние пташки Злата с Ириной, которые, взяв пластиковые бутыли, собирались идти к колодцу по воду, бросили их у калитки и выскочили на улицу. Старушка, сдёрнув с седой разлохматившейся головы платок и размахивая им, как боевым знаменем, бежала по тропинке от плотины к своему дому и отчаянно голосила. Перед ней неслись, блея на разные голоса, её семь овец.

Ирина выскочила им наперерез, растопырив руки:

- Стой, стой! Куда?

Овцы замедлили бег. Баба Катя, стараясь перекричать их блеянье, завопила:

- Ира, сарай, сарай открой!

Ирина метнулась к соседскому сараю, стоявшему, как и у всех, на берегу пруда, и распахнула двери. Овцы поколебались немного, но, подгоняемые подоспевшей на подмогу Златой и хозяйкой всё же вбежали внутрь. Баба Катя, тяжело дыша и всхлипывая, задвинула засов и рванула к своему дому. Ничего не понимающие подруги кинулись за ней.

Старушка забежала на высокое крыльцо, обернулась, схватила девушек за руки и втолкнула в дом, закрыв за собой дверь. Вид её был комичен и жалок одновременно. Седая косица растрепалась, гребень, обычно сдерживающий волосы, чтобы в глаза не лезли, вывалился и держался на честном слове, вернее, на нескольких волосинках, длинная юбка была перекручена, а белый в яркие цветочки фартучек и вовсе оказался перевёрнут назад. Баба Катя, привалившись спиной к двери, похватала ртом воздух и рухнула на деревянную лавку.

- Что? Что, баб Кать? – потрясла её за полное плечо Ирина. – Что случилось?

- Ой, беда! Ой, думала, помру от ужаса! – запричитала та, то всхлипывая, то кашляя.

- Баб Кать! С кем беда?

- С нами беда! Быки сорвались!

Злата непонимающе уставилась на старушку, а Ирина ахнула:

- Как сорвались?! Все?!

- Все! – трагическим голосом подтвердила баба Катя и мотнула головой сверху вниз. – Совсем все! Все пять штук!

- В стойле всего три быка, - удивилась Ирина.

- Вот как все трое и сорвались, так впятером и бегают, ироды.

- Где бегают? – встряла Злата и ощутимо толкнула подругу в бок, чтобы та перестала выяснять количество устроивших побег быков, и задала другие, гораздо более важные вопросы.

- Везде! – в ужасе округлила выцветшие голубые глаза соседка. – И в барском саду, и у нас. Я овец туда погнала да чуть этим паразитам на рога и под копыта не попала вместе с моими красавицами.

От страшного воспоминания она снова тяжело, с присвистом задышала, прижав коричневую от загара морщинистую кисть руки к груди.

- Тихо, тихо, баб Кать, - погладила её по дряблой руке, судорожно сжимающей юбку, Ирина, - хорошо, что вы успели убежать. Быки вас не заметили, что ли?

- Да кто их знает? Мне казалось, что прям за нами несутся все пятеро. Такой топот стоял! Жуть! – она повернулась и уставилась в окно на улицу. Там было пусто.

- Это они сами с овцами и топали, - шепнула в ухо подруге Злата, - может, ей быки померещились?

- Вряд ли, она не в маразме, - одними губами ответила Ирина и, уже громко, обратилась к соседке:

- Баб Кать, мы пойдём на разведку, а вы закройте дверь и сидите пока. Я, когда всё разузнаем, вам сообщу, что да как. Ладно?

- Ладно, Ириш, - старушка ещё пару раз обмахнула разгорячённое лицо платком, снятым с головы, потом громко высморкалась в него же и с трудом встала с лавки, - только вы, девочки, уж поосторожнее там. На улицу не выходите.

- Мы за заборами, баб Кать, не переживайте.

- Да разве ж наши заборы этим бегемотам помеха? – всплеснула та руками. – Идите лучше домой. Да за детьми следите, чтобы не сбёгли.

- Хорошо, хорошо, баб Кать, - подруги уже спускались с крыльца, - не волнуйтесь.

- Ой, девоньки, и Галку нашу позовите! Она за домом, в огороде. Чуть свет пошла полоть. А ну как эти носороги туда кинутся?! – в голосе старушки снова послышались истерические нотки.

- Позовём, баб Кать, не переживайте, - заверила её Ирина и дёрнула Злату за руку, - пойдём, нам пора.

 



Яна Перепечина

Отредактировано: 15.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться