Насыщенная жизнь края географии

Размер шрифта: - +

Глава 30

 

Расследование продолжается

 

Дальнейшая разведывательная прогулка по деревне показала, что никто из жителей и гостей Сёмкина не пропадал и ничего подозрительного больше не случалось. В коллективном побеге быков деревенские дружно винили конкурентов их колхоза во главе с неким Еланькиным и, в общем-то, считали данное событие малозначащим. Про подозрительные ямы никто не заговаривал. Нового о возможном кладе тоже никто не сообщил. Старики Чайкины сказали только, что барин бежал вместе с женой, а детей у них не было. Вернее, незадолго до революции родился кто-то, но мальчик или девочка, они не знали. Да и умер младенец вскоре после рождения.

- Не до кладов им было, - покачала головой старая фронтовая медсестра Капитолина Максимовна Чайкина, - мама рассказывала, что уехали они срочно, ночью. Потому что в Полянкине, это километрах в пятнадцати от нас, барина накануне убили и дом сожгли. Вот наши-то и бежали от греха подальше. Хотя они, говорят, неплохими были. Сами работали много и крестьян не обижали. Да в те годы кто разбирал. Всех под одну косу, - горько махнула она рукой. – Так что, девочки, дело ваше хорошее. Да помочь вам мы не можем. Сами не знаем ничего. В советские годы этим как-то не интересовались. А потом уж все старики померли.

Простившись с Чайкиными, подруги пошли дальше по улице.

- Тёть Нин, - крикнула через забор Ирина, увидев в огороде почтальонку, - здравствуйте! Что-то давно Петя ко мне не заходил. Не заболел ли?

- Здравствуй, Ириша! Да всё в порядке! – прокричала в ответ почтальонка, не отрываясь от пропалываемой грядки. – Здоров, здоров он. Только сегодня что-то разоспался. Я уж к нему на сеновал ходила, посмотреть, как он там. А он спит, как сурок. В сено зарылся и дрыхнет. Сопит так, что у порога слышно. Погода, что ль, меняться будет? Он обычно перед дождём в спячку впадает. Так спать захотел, что рухнул, толком не умывшись, видать. Руки и те все грязные. И когда успел только испачкаться? Ведь ужинал ещё чистый. Ох, дитя он у нас, дитя, хоть и большой уже, - горько вздохнула она. А Ирина не выдержала, вступилась:

- Он у вас очень хороший, теть Нин. Добрый. Всегда всем помогает. Вы же знаете, сейчас проснётся, да вам за день уйму дел переделает. Так что вы его не ругайте.

- Да не буду, Ирочка, не буду, - благодарно улыбнулась женщина, тронутая добрыми словами. – А ему скажу, что ты заходила.

- Ну, слава Богу, с Петей всё в порядке, - успокоенно выдохнула Ирина, когда они отошли от дома почтальонки, - значит, все на месте. Никто не пропал. Можем возвращаться домой.

- А давайте-ка в «барский» сад ещё раз сходим. На разведку, - предложила Злата, на душе у которой почему-то было неспокойно, - посмотрим, что там сейчас происходит.

- Да уж, надо бы посмотреть, - Ирина с готовностью повернула прогулочную коляску с сидящим в ней сыном в сторону плотины и хозяйства бывшего председателя. Ангелина явно оживилась и принялась бросать быстрые косые взгляды на окна дома Ивана Ивановича. Злата это заметила и ещё больше встревожилась, но снова ничего не сказала, лишь ускорила шаг и подхватила Ангелину под руку, увлекая за собой. Чувствовала она себя при этом злобной престарелой дуэньей, мешающей прекрасной юной инфанте встречаться с мужественным идальго. Инфанта, впрочем, не вырывалась, а послушно ускорила шаги. Остальные ничего не заметили, но тоже пошли быстрее.

Ходко перейдя плотину, разведчицы направились в сторону загона с коровами и стойла. Там уже было тихо. Стадо мирно паслось в теньке, быки спокойно стояли в своём стойле и внешне совершенно не казались склонными к коллективному побегу. Никакой охраны, о которой говорил краснолицый Олег Олегович, пока не было. Перегнувшись через ограду загона, девушки пару минут поизучали следы зарытых ям. Потом снова обернулись к стойлу.

Близко к быкам подруги подойти не решились, но и издалека было видно, что и в самом стойле и сразу за ним, прямо под нависающей липовой аллеей, неизвестными землекопами тоже были вырыты ямы, впоследствии засыпанные.

- Вот производительность у человека! За одну ночь столько ям накопать. И вправду, маньяк-экскаваторщик, - восхитилась Ангелина.

Все фыркнули.

- Может, он был не один, - предположила Ирина.

- Запросто. Даже, скорее всего.

- Слушайте, а ведь все ямы, кроме той, что в самой аллее, не были засыпаны обратно, - осенило вдруг Сашу, - почему бы это?

- Мне кажется, наш ненормальный землекоп яму в аллее первой рыл. Ещё и силы были, и время. А остальные копал уже ближе к утру, раздражался от одной неудачи к другой. Плюнул и не стал больше следы раскопок ликвидировать. Тем более, что всё равно они заметны, как ни закапывай, как ни утрамбовывай, как дёрн обратно ровно ни укладывай, - задумчиво размышляла вслух Ирина.

- Похоже на то, - поддержала её Злата, - а вот меня всё-таки интересует, зачем он или они быков спустили? Из озорства, что ли? Или цель какая была?

- А как бы он иначе в стойло попал? Ты ж сама об этом говорила. Забыла? Землекоп-то наш ведь и в стойле зачем-то рыл и за стойлом. Никакой системы у человека. Ну, или у людей. Где только не копают. Скоро всё Сёмкино и окрестности перероют. Кроты какие-то, а не люди. Как-то странно получается: роют чуть ли не по всему барскому саду. Точного места, что ли, не знают?



Яна Перепечина

Отредактировано: 15.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться