Натюрморт с револьвером и человеческим черепом.

Размер шрифта: - +

Натюрморт с револьвером и человеческим черепом.

Глава 1.

Ящики находились прямо перед ней, достаточно было освободить задвижки.

- «Разве они не должны быть закреплены еще и веревками?» – подумала Анна и сразу же увидела их на полу вагона. Кто-то потрудился развязать крепежные узлы. Анна застыла в раздумье. Если бы она не прогуливалась рядом с дверью в багажный вагон и совершенно случайно не обнаружила, что та открыта, то никогда бы не попала сюда так просто. Это был призрачный шанс, надо признать, и она им воспользовалась.

- Теперь мне нужно заглянуть внутрь… раз уж я все равно тут.

Поставив лампу на чей-то сундук, Анна с трудом справилась с креплениями и подняла крышку.

На ложе из холщевины покоилось тело странного существа. Его грудь и руки покрывали искусно выписанные змеи и оскаленные звериные пасти. Вперемешку с желтыми человеческими зубами, торчали вверх и вниз длинные клыки. Что-то слабо блеснуло в темном провале широко открытого рта, и Анна склонилась пониже, чтобы рассмотреть.

- Разве такое возможно? – Удивленно прошептала она.

Холодный ветер тронул ее затылок, и девушка, вздрогнув, обернулась. На стене багажного вагона выросла тень и потянулась к ней. Не в силах закричать, Анна ухватилась руками за край ящика и покачнулась, намереваясь свалиться в спасительный обморок, но тут в круг света шагнул некто в сюртуке и подхватил ее.

- Простите, - дружелюбно сказал неизвестный, – вы ведь не собираетесь терять сознание? Я этого очень не люблю.

Анна мгновенно пришла в себя и высвободилась. Неизвестный оказался молодым человеком с кудрявыми светлыми волосами, довольно бледной кожей и большими волоокими глазами. Он смотрел на нее, подслеповато моргая и прикрываясь от яркого света ладонью.

- Если вы приблизитесь ко мне, я ударю вас лампой, - сказала Анна, досадуя на собственный страх. Ей хотелось, чтобы слова прозвучали грозно, но горло перехватило.

- Помилуйте. Я здесь в поисках вдохновения, – возмутился молодой человек. - Я – поэт. Вот послушайте:

- Прекрасны милые уста и локон нежный.

- И на щеке дрожит слеза – все безнадежно!

- Что скажете? Вам понравилось?

- Знаете, я все-таки вас ударю, – заявила Анна отодвигаясь.

Молодой человек досадливо сощурился и вдруг заглянул ей за спину.

- Это ваш багаж? Вы большая оригиналка. Тут, внутри исключительно кошмарное, уродливое… что это такое?

- Антропологическая коллекция доктора Паргейта, - ответила Анна. - Видите, здесь на ярлыке написано.

Молодой человек уставился на нее коровьими глазами.

- А вы мисс Паргейт или миссис Паргейт?

Анна смутилась.

- Ни то, ни другое. Я мисс Бэдфорд. Оказалась здесь случайно. Увидела, что открыта дверь и вошла.

Молодой человек шагнул ко второму ящику и, избавившись от крышки, тихонько присвистнул.

- Вы только посмотрите! Нет, правда, взгляните-ка на это, мисс Бэдфорд, увидела-и-вошла.

Он забрал у Анны лампу и занес ее над покоящимся внутри телом.

Из-за уродливого верблюжьего горба за узкими обезьяньими плечами, существо лежало на боку. Ростом и телосложением оно напоминало ребенка, под распяленным носом кривился в усмешке лягушачий рот. На лысом черепе торчал, обросший птичьими перьями, огромный шишкообразный нарост.

- Удивительно, что доктор Паргейт не поймал Бигфута. Знаете, мне только что пришло в голову - я не видел вас на станции в Эдинбурге.

- О, я догнала поезд совсем недавно, - торопливо пояснила Анна, указывая на небольшой саквояж у своих ног. - Я окончила пансион и решила попытать счастья в Лондоне. Меня восхищает пример леди Хаксли с ее журналом «Дамы со стальными перьями», чьи корреспонденции перепечатывает сама «Таймс» и миссис Зеленое перо из «Хармсворт». Думаю, что смогу так же преуспеть, мне бы только немножечко везения.

- Знаете, мисс Бэдфорд, раз уж мы все равно открыли два ящика, давайте посмотрим, что там в третьем, - сказал молодой человек.

Стоило ему избавиться от крышки, как во все стороны полезли сухие, ломкие побеги плюща. Из-под их беспорядочного переплетения торчали крупный, словно рубленый нос и широкий покатый лоб с ветвистыми оленьими рогами.

- Взгляните, мисс Бэдфорд, плющ растет прямо из тела, словно обычные усы и борода.

- По-вашему, что это? – тихо спросила Анна и вздрогнула от громкого звука распахнувшейся двери.

На пороге возник огромный детина в мундире и кепи проводника. Молодой человек сейчас же шагнул куда-то в темноту и пропал. Из-за плеча великана протиснулся вперед невысокий пухлощекий мужчина в коричневых охотничьих бриджах и твидовом пиджаке в крупную клетку, на лацкане блеснула золотом оскаленная лисья пасть.

Взгляд его упал на открытые деревянные ящики, и он воскликнул с непередаваемым абердинским акцентом.

- Мой багаж!

Анна зажмурилась.

- Непорядок, доктор Паргейт, - подтвердил проводник густым басом.

- Вы вскрыли двери багажного вагона и покусились на мою собственность, - грозно сказал доктор, направив на Анну дрожащий от негодования палец. – Хватайте ее, Джонс. Она воровка.

- Дверь была открыта, - возразила Анна испуганно.

- Позвольте мне объяснить, - громко сказал молодой человек, снова появляясь на свету и раскланиваясь с доктором. - Это я открыл дверь. То есть не собственноручно конечно, я дал Джонсу шиллинг, и он любезно позволил мне побыть здесь.

- Вы сунули нос в мой багаж!

- А вот это уже не я, а мисс Бэдфорд.

- Но…, - растерянно начала девушка. – Видите ли, он уже был немножко вскрыт, когда я… и потом, я просто посмотрела.

- Кто вы такие? – гневно спросил доктор.

- Это пассажир из седьмого купе, – вдруг пояснил проводник, указывая на молодого человека. – Мистер Чарльз Вуд, племянник леди Бэнкс-Уортер.



Измайлов В.

Отредактировано: 23.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться