Научи любить

6. Школьный террариум

Есения.

После 11 «А» у меня было ещё четыре урока у других классов, но там всё оказалось намного проще. Такое чувство, что всех проблемных учеников собрали вместе именно в 11»А».

Вошла в учительскую, чтобы занести журнал и выпить кофе.

- Есения Даниловна! – Наталья Ованесовна, уютная болтушка, учитель математики, даже привстала с диванчика, едва меня завидев, и поспешила сообщить новость. – Ольга Львовна вас искала, просила зайти к ней.

Так, кофе отменяется.

- Спасибо, Наталья Ованесовна, вот только поставлю журнал.

- Я помогу, - Антон Павлович подскочил и услужливо склонился, принимая из моих рук журнал 10 «Б».

Его рубашка была заштопана, а от трикотажной коричневой жилетки пахло средством от моли и немного - потом, но я благодарно улыбнулась:

- Спасибо, Антон Павлович!

В этот момент послышался рёв глушителя и визг тормозов совсем рядом со школой. Мы все дружно бросились к окну. Маленькая девочка сидела на асфальте на пешеходном переходе и тёрла ушибленную коленку. В нескольких сантиметрах от неё стояла чёрная тонированная девятка. За машиной красноречиво тянулся след от шин, говоривший, что водитель тормозил, сбрасывая бешеную скорость, и едва успел. Непоправимое не случилось, и девочка осталась цела.

Вокруг машины уже собралось несколько мужчин, громко распекающих водителя. Наталья Ованесовна поднесла к груди ладонь и покачала головой:

- Снова Грантик лихачит, что б ему пусто было.

Я нахмурилась:

- Это не в первый раз уже?

- Какое там! – Женщина махнула рукой, продолжая с любопытством следить за развитием ситуации. – Только в этом году двоих сбил. Одного легонько, второй с переломом в больнице лежал.

- А почему у него не забрали права?

Наталья Ованесовна лишь горько вздохнула:

- Кто же заберёт права у сына участкового? Всё шито-крыто, а Грантик продолжает гонять. Ходите осторожнее, Есения Даниловна! Как видите, в этом деле лучше лишний раз посмотреть по сторонам. Вот я, когда еду за саженцами для моего огорода, раз пять посмотрю, не видать ли Грантика.

Разговор плавно перетёк в садово-дачные дела Натальи Ованесовны. Мне нечего было сказать по этому поводу, и я лишь улыбалась и кивала, задумчиво глядя в окно.

- На вашем месте я бы поторопилась, - химичка Виктория Дмитриевна недовольно скривилась, скользнув по мне взглядом. – Ольга Львовна не любит ждать.

Я кивнула и вышла прочь.

Спустя несколько минут ожидания опустилась на стул в кабинете директрисы. На этот раз Ольга Львовна смотрела на меня более благодушно:

- Ну, Есения Даниловна, как вам первый рабочий день?

Я пожала плечами:

- Школа прекрасная. Дети способные. Мне всё нравится.

- В самом деле? – Левая бровь Ольги Львовны чуть заметно приподнялась. – Что ж. Рада слышать. Я видела ваши планы уроков, и у меня есть по ним замечание.

Я выпрямила спину ещё сильнее и чуть подалась вперёд. Директор продолжала:

- Я не заметила в них упоминания о тестах и подготовке к Единому Государственному Экзамену.

- Но, разве мы не готовимся к нему, изучая школьную программу?

Ольга Львовна снова бросила на меня снисходительный взгляд:

- Нет, моя дорогая. Как показывает практика, одного только изучения школьной программы недостаточно. Дети должны набить руку именно на решении заданий из экзамена.

- Но… я думала…

- Дополните ваши занятия решением тестов и разбором заданий Единого Государственного Экзамена. Вы меня услышали?

- Да.

- Обязательно.

- Я поняла вас.

- Прекрасно. А теперь пройдите к секретарю, нужно подписать ещё кое-какие бумаги в связи с вашим трудоустройством.

Я вышла из кабинета директора с пачкой листов. Извлекла из сумочки смартфон и открыла поисковик. Посмотрим, что там за ЕГЭ. Скачала несколько заданий. Брови сошлись на переносице, потому что первой мыслью было: что за бред и кто это составлял?

Настолько погрузилась в чтение, что впечаталась в чью-то мужскую грудь:

- Простите, пожалуйста!

- Смотри, куда идёшь. – Буркнул мужчина в спортивном костюме и исчез за поворотом. Давид Александрович, учитель физкультуры. Похоже, у кого-то сегодня так себе настроение. Пожала плечами и пошла в сторону учительской, на этот раз чаще поднимая глаза от телефона.

Внутри оказалась только Виктория Дмитриевна, да и она уже закрывала дорогую сумку из крокодильей кожи и надевала солнцезащитные очки. Я сложила листы на стол ровной стопочкой и сказала:

- Похоже, учитель физкультуры сегодня не в духе.

- Почему? – Лениво отозвалась химичка.

- Мы с ним столкнулись в коридоре, и он был не весел.

- Да ты что? И ты понятия не имеешь, с чего бы?

Я удивлённо на неё посмотрела:

- Да, понятия не имею.

Виктория Дмитриевна громко защёлкнула сумку и, звеня каблуками, подошла ко мне вплотную:

- Запомни одно, дорогуша. Держись от него подальше. И от меня тоже. Возможно, кого-то ты и провела своим милым личиком, но я смотрю за тобой в оба. Стоит тебе оступиться – я буду рядом, чтобы помочь упасть. Ты здесь ненадолго.

Затем она повернулась и вышла прочь, оставив после себя облако приторно-сладких духов.

Я потёрла виски. Да что здесь творится, словно все с ума посходили?

Закончив с бумажной работой, я, наконец-то вышла из учительской. Уроки давно закончились, и вокруг было тихо. Я пошла по коридору в сторону лестницы, слушая громкий звук своих же каблуков по бетонному полу.

Совсем некстати вспомнились истории об исчезнувшей учительнице и инцидент с непонятным падением с лестницы Алёны Вадимовны. Для полной картины память подбросила сюжеты фильмов ужасов про маньяков в школе. Глупо, но стало как-то жутковато. Пару раз я даже оглянулась на скрипы дверей, но везде было пусто.

Вдруг до уха донеслось какое-то странное бормотание. Замерла и прислушалась, но слов было не разобрать. Интонация менялась и звучала подозрительно. Я остановилась рядом с кабинетом, из которого доносился странный звук. «Кабинет ОБЖ» - извещала табличка. Медленно нажала ручку и заглянула внутрь.



Елена Солт

Отредактировано: 03.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться