Научи меня летать

Размер шрифта: - +

Глава 11. Мария, Кирилл и Юлия

Мария.

Ноги сами принесли меня сюда. Только сев на обветшавшую лавку, я поняла, где нахожусь. Когда-то это было красивым местом, где любили отдыхать семьями. Родители, как правило, сидели в этой беседке, пока неугомонные дети носились по этой полянке. А ещё одним плюсом было то, что буквально за пару минут можно было выйти на небольшой пляжик, куда вела узкая тропка между кустов. Но это было когда-то. Давно. Ещё во времена моего детства.

Однажды тропинка, ведущая на пляж, стала непроходимой из-за разросшихся кустов, и люди перестали сюда ходить. Некогда уютная беседка начала ветшать, а красивая полянка заросла непроходимыми чипыжами. Место оказалось заброшенным. Только это не помешало двум влюблённым молодым искать тут укрытия от грозы семь лет назад…

Странная штука — человеческое подсознание. Почему-то люди инстинктивно стремятся туда, где им когда-то было хорошо, в моменты, когда оказывается невыносимо плохо. Наверное, именно поэтому я сейчас оказалась здесь, в ещё одном памятном месте, где пережила один из самых счастливых и волнительных дней своей жизни.

Правда, сейчас моё душевное состояние было далеко от счастья. Да, я боялась возвращаться в родной город. Я обещала себе никогда не делать этого. Обстоятельства решили всё за меня. Но я и приблизительно не представляла масштабы грядущей катастрофы. Вся моя тщательно выстроенная жизнь полетела к чёрту. Чувства к Киру, которые, как я думала, в прошлом, оказались не так уж и мертвы, и, поддавшись им, я совершила жесточайшую ошибку. И пусть разум мечется в ужасе от осознания произошедшего, а сердце обливается слезами о не сбывшемся, душа и тело замирают от сладостного восторга и томления от одного только воспоминания о ночи в объятиях Кирилла. И это сводит с ума.

Но провидению показалось этого мало. Сегодняшняя ссора с Женькой уничтожила жалкие остатки моего самообладания. Могла ли я предположить, что знакомый до кончиков ногтей Женька, чуть ли не родной мне человек, может скрывать своего сына? Отказаться от собственного ребёнка во имя любви ко мне?!

Нет.

Я наивно полагала, что знаю его. Что он слишком благороден для подобного. Как оказалось, зря.

И как итог, сейчас мне было плохо. Невыносимо горько и тоскливо. Внутри растекалось ощущение бесконечного одиночества. С Кириллом у меня будущего нет и быть не может. Слишком много боли и обид. Бесконечная пропасть из недоверия между нами. И с Женькой теперь тоже ничего не будет. Ни он, ни я никогда не забудем злых слов и горьких обвинений, брошенных сегодня друг другу.

Когда-то, сбежав из родного города, я думала, лучше всегда быть одной. Ни к кому не привязываться, не пускать в душу. Как оказалось, я была права. Так и в правду намного лучше.

— Ангел, — до боли знакомый голос вырвал меня из пучины горьких мыслей и заставил вздрогнуть.

Кирилл стоял в каких-то полутора метрах от меня и смотрел серьёзно и немного печально. Небо расчертил всполох молнии, придавая его силуэту странной мистичности.

— Ты следишь за мной? — спросила я первое пришедшее в голову.

— Ты ведь избегаешь меня, — отозвался мужчина, присаживаясь рядом.

Закусив губу, я искала, что ответить ему, но как на зло в голову ничего не приходило.

— Жалеешь? — спросил Кир, повернув ко мне голову.

— И да, и нет.

По логике нужно было ответить — да. Всеми способами дать понять, случившееся — ошибка. И она больше не должна повториться. И сделать это как можно жестче и бескомпромисснее. Но я слишком устала. Устала лгать и себе, и окружающим.

— Мне понравилась наша ночь, но она была ошибкой, которая не имеет права на повторение. Наши пути давно разошлись, Кирилл. У каждого своя жизнь. И нет смысла обманываться иллюзиями. Нам не забыть прошлого и у нас нет будущего. Так какой смысл вообще это обсуждать?

Грянул раскат грома и на землю сплошным потоком хлынул ливень. Всё это вызывало сильнейшее ощущение дежа-вю. Повернув голову, я невольно утонула во взгляде невозможных глаз-хамелеонов. И я поняла, он тоже помнит…

Семь лет назад.

Дождь начался неожиданно и к тому моменту, когда мы добежали до этой беседки, успели промокнуть до нитки. Только всё это было неважно. Я не чувствовала ни холода, ни дискомфорта. Нежные руки и горящий взгляд любимых глаз дарили ощущение безбрежного счастья и согревали изнутри.

— Немного не успели, — со смехом выдал Кир, прижимая меня к себе.

— Не страшно, — улыбнулась я, удобнее устраиваясь в тёплых объятиях.

Наши глаза встретились, и меня омыло немыслимой по силе волной нежности и любви, которые плескались во взгляде любимого. Не в силах удержаться, я потянулась к нему навстречу и поцеловала, стараясь вложить в таинство поцелуя все чувства, которые испытывала к нему.

— Ангел мой, — выдохнул парень, когда поцелуй прервался, и прижимаясь своим лбом к моему, — люблю тебя. Ты даже не представляешь как сильно.

— Мне кажется, у меня за спиной крылья, ещё немного и я взлечу, — прошептала я в ответ.

И это было правдой. Безоблачное счастье и любовь кружили голову. Каждую клеточку тела и души пронизывал восторг от ощущения, что Кир рядом. И он любит меня. И это возносило ввысь, за облака.

— Иногда меня это пугает, — продолжила шептать я в любимые губы. — Если ты меня разлюбишь и отнимешь эти крылья, я упаду, разобьюсь и умру.

— Никогда, — услышала я в ответ. — Я всегда буду рядом и никогда не дам тебе упасть.

— Обещаешь?

— Обещаю.

А потом мир перестал существовать, растворившись в щемящей нежности и обжигающей страсти. В горячих поцелуях и рваном дыхании. В стуке сердец, которые бились в унисон. И в счастье, которому не было конца.



Тогда я верила, что это всё навсегда, и я проживу жизнь с этим парнем. Мы поженимся, родим детей и вместе встретим старость. Верила, что крылья, которые подарила мне его любовь, всегда будут у меня за спиной. А потом эти крылья жестоко вырвали, и швырнули меня в пропасть. Но мне удалось встать на ноги, зализать раны и научиться твёрдо стоять на ногах. Более того, мне удалось выбраться из ямы, и сейчас я во всю карабкаюсь на вершину жизни, пусть у меня больше и нет крыльев за спиной.

— А помнишь… — начал Кирилл, подтверждая мои догадке о том, что мы думаем об одном.

— Не надо, — оборвала я его, не желая ещё глубже погружаться в воспоминания.

И мужчина меня послушал и отвёл взгляд. Нас окутало молчание. Только оно не было тягостным. Напротив, оно было каким-то странно уютным. Небо рассекали молнии, гремел гром и шумел дождь. Природная стихия, восхитительная в своей первобытности, словно уносила с собой тоску и горечь. Очищала душу от чёрного отчаяния и дарила эфемерную надежду, что жизнь ещё может наладиться.

Когда ливень начал стихать, мы с Кириллом всё же завязали разговор. Обо всём и ни о чём. Старательно избегая личностных тем. Когда гроза миновала, мы выбрались на проезжую часть, сырые до нитки, но при этом я ощущала непривычное спокойствие и умиротворение. Таким же ровным и спокойным светом сияли глаза Кира. При прощании мужчина попросил меня больше не избегать его, и я пообещала. Не знаю правда, не совершила ли я при этом очередную ошибку.

Кирилл.

Настроение было отличным. После встречи с ангелом, которой я так отчаянно добивался после нашей ночи, на душе царили мир и покой.

Ночь с ангелом была невероятной, райской, а вот утро… Её безразличный взгляд и жестокие слова, вогнали меня в ступор, который сменился злостью и отчаянием. Не может, ну не может Маша так думать и чувствовать! Она другая! Потому я и начал упорно добиваться встречи с ней и то, что она упорно избегала меня, давало надежду, что ей не так уж и всё равно.

Ангел была упряма, и огромное количество звонков и попыток личной встречи окончились ничем. Только я сдаваться тоже не собирался, именно поэтому сегодня я в очередной раз направился к ней, однако знакомая машина её приятеля заставила меня отступить в тень. Чёрт! Его только не хватало! По логике надо было уходить, но какая-то неведомая сила продолжала удерживать меня на месте. И оказалось не зря: вскоре этот Евгений как пуля вылетел из дома и резко стартанул в неизвестном направлении. А ещё через несколько минут показалась и ангел.

Она была явно расстроена. Похоже, поссорились. В душе шевельнулась радость и тут же она вызвала стыд. Это низко — радоваться чужим проблемам, но это было сильнее меня. В этом мужике я видел соперника и отчаянно желал, чтобы он исчез из жизни Маши.

Только я не стал сразу подходить к ней, побоялся, что она снова сбежит и скроется в стенах дома, поэтому я аккуратно проследовал за девушкой. Вскоре я сидел рядом с ней в очень памятном месте. Нелепый, короткий диалог, и нас обоих затянуло, накрыли образы прошлого. Сладкие воспоминания о счастье, волнительные, с ноткой горечи от понимания, что это всего лишь прошлое. И по глазам ангела я видел, она тоже помнит, однако говорить об этом отказалась. Уютное молчание, разговор ни о чём и обещание больше не избегать меня подарили надежду. Всё-таки я сумасшедший, разум упорно твердит: всё зря, бесполезно, скоро всё кончится и я буду страдать. Только даже это не останавливает. Пусть и недолго, но я буду рядом с ней.

Звонок в дверь, разрушил призрачную идиллию. На пороге оказалась Юлия, и я чудом удержал лицо. Бывшая жена была последней, кого мне хотелось сейчас видеть.

— Привет, Кир. Не отвлекаю? Уделишь минуточку? — сияя спросила девушка.

— Нет, заходи, — промямлил я, давя желания нахамить или просто захлопнуть дверь.

Юлия.

Скоро всё закончится, и Кир будет моим! Пусть сейчас скрывает досаду, но сделаю вид, что ничего не замечаю.

— Послезавтра в театре будет концерт в честь дня города… — начала я.

— И? — перебил меня мужчина.

— Ты туда не собираешься? Говорят, ожидается интересная программа, сам мэр собирается туда. Может, и мы сходим?

Кир чуть заметно нахмурился и задумался. Пауза затягивалась, а я всё ожидала ответа.

— Не знаю. Возможно. Я потом тебе скажу.

— Людочка очень хочет сходить, Кир. Мне кажется, она будет рада, если ты тоже пойдёшь, — улыбнулась я, проглатывая раздражение.

— Тогда пойду, — отозвался бывший муж. — Созвонимся.

Есть! Первый шаг осуществлён! Скоро, очень скоро ты будешь моим, любимый…



Анна Максимова

Отредактировано: 16.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться