Научи меня любить

Размер шрифта: - +

Научи меня любить

ВСТУПЛЕНИЕ

     Это уже давно стало традицией, непреложным обетом Четырех Королей. Каждый год шестого апреля в двенадцать часов и семь минут дня в королевствах южном, восточном, западном и северном звонят колокола, в небо летят пушечные ядра, а девушки и парни собираются у ворот замков Четырех Стихий: земли, огня, воды и воздуха. Каждый год король с королевой просят жреца, единственного мага их государства, подбросить кости. Именно от них зависит, кто будет следующей жертвой: юноша или девушка их государства, обязанные находиться в столичном граде или поблизости, как положено по закону. Каждый год наследный принц или принцесса, усмехаясь, оглядывает кандидатуру на роль супруги или супруга. Каждый год седьмого апреля ровно в двенадцать часов и восемнадцать минут дня земля обагряется кровью неудачного любовника или невезучей любовницы. Из года в год, из весны в весну, из апреля в апрель, изо дня шестого в день седьмой.
      И сегодняшний полдень не стал исключением: звонили колокола, устремляя свои металлические голоса к яркому солнцу; палили пушки, запуская ядра далеко-далеко в небо; и толпы молодых людей стояли у ворот замков в четырех разных частях света. Четыре короля и четыре королевы одновременно, не сговариваясь и не видя друг друга, просят старца-мага подбросить кости и назвать имя следующей жертвы глупой традиции, непреложного обета, судьбоносной игры «Научи меня любить».
      И вновь король с королевой ведут под руку избранного и, печально заглядывая в искрящиеся юностью глаза, видят только начинающую цвести душу. И вновь они объясняют всем известные и приевшиеся правила игры, после ознакомления с которыми пути назад уже не будет: слушающий станет частью священного обряда.

Вам, юный друг, даны одни сутки, ровно двадцать четыре часа, чтобы научить наследника престола любить, пробудить это чувство в его сердце и стать частью королевской династии. Но если по истечении срока он не признается в чувствах – Вы будете казнены, услаждая кровью его черствое сердце. Помни, избранник, теперь ты – часть безумной игры.
Удачи.


      И король, обняв напоследок жертву кровавой традиции, заталкивает ее в комнату и закрывает дверь на ключ.
      И все, отсчет пошел.

 

ЧАСТЬ I

      Василиса настороженно огляделась. Она совершенно не хотела становиться принцессой и — уж тем более! — умирать, ввязавшись в глупую игру. Девушка вообще еще спала после ночной смены, когда в ее домик ворвались два бугая и притащили в этот Астрогоров замок. Она, между прочим, в пижаме!
      — М-да, с каждым годом претендентки все страшнее, — Василиса даже вздрогнула от неожиданности, когда за ее спиной раздался вкрадчивый, бархатистый голос наследника. Точнее, его едкая насмешка. А потом нахлынуло возмущение: не такая уж она и страшная! Что этот принц о себе возомнил?!
      Фэшиар Драгоций, сын благородного Диамана и мудрой Селены, был самым настоящим исчадием ада. В свои девятнадцать он, если б вступил на престол, разрушил бы полкоролевства. Совершенно безответственный! Василиса даже слегка смутилась, когда у нее в голове пронеслось дополнение: «Зато красив». «Ну и надменен, самовлюблен, заносчив, хитер, коварен и… и…» — девушка не знала, что еще добавить: в конце концов, она его знала только по рассказам. Кстати, где же этот несносный напыщенный индюк? Фэшиар благополучно исчез, несказанно обрадовав этим Василису. Правда, ненадолго. Только она собралась подойти к окну — какой-никакой, а выход! — к ее горлу приставили нож. Его лезвие блеснуло в лучах полуденного солнца, на мгновение ослепив Василису. Вот о таком ее не предупреждали!
      — Хочешь убить меня до рассвета? — после секундной заминки усмехнулась девушка, стараясь говорить как можно почтительнее и цензурней. Это ведь тоже выбешивает: ожидаешь, что на тебя будут орать, а тут... Для человека, обреченного на смерть, не особо важно, как она придет и насколько скоро, верно? Нет, Василиса не хотела умирать. Особенно так, в руках какого-то там принца.
      — Пожалуй, — Фэшиар отвечал все также холодно, с легкой насмешкой, истинно по-королевски. Голос зачаровывал, подобно гипнотическому взгляду змеи. Но кроме него и волшебной внешности Василиса не видела в принце ничего. Обычная, доступная всем и каждому пустышка. Что же случится, если этот ребенок сядет на трон?!
      — Не портьте впечатление придворным: меня-то все равно завтра кокнут, — рыжеволосое чудо усмехнулось, и, резко оборачиваясь и обдавая шею принца горячим дыханием (спасибо охранникам — переодеться не дали, но умыться позволили!), она заглянула в кристальные глаза Фэшиара. Что Василиса рассчитывала там увидеть? Раскаяние? Усмешку? Презрение? Но взгляд был пустым. А может это она не могла увидеть скрытые в глубине зрачков чувства? 
      Маневр с разворотом ей просто так не дался: из свеженанесенной царапины выступила капелька крови. Ранка саднила, но девушка упрямо не замечала ее: 
      — Я имею право на последнее желание, верно? Хочу провести этот день наедине… с собой!
      Кажется, Фэшиара ее ответ поразил: эта сумасшедшая и не собиралась бороться за свою шкуру?! Поистине странная штучка. Необычная внешность, напоминающая наследнику кукольную: глубокие синие глаза в придачу к огненно-рыжим волосам. Пижама вместо роскошных одеяний. К тому же девушка, видимо, обладала сквернейшим характером и неприемлемым бесстрашием. Нет, в этот раз волшебные кости ошиблись, не иначе. Но если юная леди Независимость так хочет умереть в одиночестве, то флаг ей в руки!
      — Как Вам будет угодно, — принц с деланной учтивостью улыбнулся, не позволяя мыслям отразиться во взгляде, а Василиса мельком заметила на его лице симпатичные ямочки. — Этот час Вы проведете в одиночестве.
      Часа любой чокнутой будет достаточно, чтобы, все осознав, броситься ему в ноги и целовать их до потери пульса. И Фэшиар, усмехнувшись своим мыслям, застегнул верхнюю пуговичку синей рубашки и поспешил удалиться, взмахнув черной мантией. В воздухе мелькнуло вышитое серебряными нитями крыло летучей мыши: знак Драгоциев — властителей Южного Королевства и повелителей Огня. Хотя, здесь более уместно — повелителей мага Огня, ведь такой всего один на целое государство.
      Стоило только принцу выйти, Василиса широко, во весь рот, зевнула и огляделась. Оказалось, она застряла в неплохой, даже роскошной комнате, обшитой синим бархатом и серебром. Видимо, королевская династия особенно выделяла этот металл, а синий нравился наследнику. Интересно, но Василиса больше любила зеленый. Он… успокаивает, что ли? На стене без окон висела огромная картина с изображением правящей семьи: король с королевой и их тогда еще юный сынок. Да, на ней Фэшиар больше похож на ангелочка, сошедшего с небес, чем сейчас на гуманного правителя или нормального человека. Ну, по представлениям Василисы. Да, эта некая Захарра Д.-Л. постаралась на славу: сразу видно, талантливая художница. А в дальнем углу комнаты, расписанном в темных тонах, возвышалась незаправленная кровать под ярко-голубым балдахином. Изнутри он был обшит черным бархатом, и на нем, будто звезды на ночном небе, серебром вышиты разные закорючки. Под кроватью же валялась гитара, как ни странно, ухоженная, с истончившимися струнами. Неужели Фэшиар умеет играть?.. Еще интереснее.
      Представляя, как наследник мучает несчастный инструмент, Василиса повалилась на кровать и прикрыла глаза. Вот он теребит струны, в надежде выжать из них хоть одну правильную ноту, вот в ярости бросает инструмент под кровать и, взмахнув мантией, валит в туман…
      — Вставай немедленно! — неужели Василиса заснула? Ну и ладно, поспит еще немного… Вместо ответа девушка что-то промычала, накрываясь мягким одеялом и отворачиваясь от нарушителя спокойствия. Но тому, видимо, это не понравилось, и в следующую минуту ее с ног до головы окатили ледяной водой. Тут волей-неволей вскакиваешь, осыпаешь виновника этого тройными проклятиями, и только потом до тебя доходит: ты уснул на чужой кровати в чужом замке, и на тебя Астрогор знает сколько пялится хозяин комнаты. Он, кстати, и соизволил тебя разбудить.
      — Какого Астрогора ты испортил мне последний день жизни?! — Василиса посмотрела на своего принца с такой ненавистью, на какую только была способна. Лучшая защита — нападение, верно? И, подумать только, на гневный вопрос девушки Фэшиар лишь хмыкнул. Ах ты тварь голубокровая! А в его кристальных глазах плясали чертенята, зажигая веселыми огнями холод. Запустив одну руку в черные, растрепанные волосы, наследник полуулыбнулся и как бы невзначай бросил, кивнув головой в сторону картины:
      — Там гардероб, раздевалка и новая коллекция платьев.
      Василиса на это предпочла не реагировать, скрестив руки на груди и отвернувшись. Ну не любила она платья и надевала только в крайнем случае, а собственная смерть таковым в ее глазах не являлась. И плевать, что она стоит в мокрой пижаме, с волос стекает вода, а если все выжать — хватит на суп.
      — Иди и переоденься, что ли, — принц недоумевал. Эта девушка оказалась действительно очень странным созданием: не реагировать на новейшую коллекцию от лучшего модельера Южного Королевства! Никогда еще ни одна из кандидаток не отказывалась: ни Маришка, ни Римма, ни Дейла, ни… Всех и не упомнить! И Фэшиар вдруг понял, что не знает имени новой избранницы. Надо будет ему как-нибудь поинтересоваться. Время же еще есть: часа двадцать три.
      — Окей, — как-то подозрительно быстро согласилась Василиса, загадочно улыбнувшись. Конечно же, она придумала, как ей отоспаться: ночная смена и вдобавок назойливый принц вредили ее спокойному сну. А перед смертью девушка очень хочет выспаться, чтобы на ее отрубленной голове не было мешков под глазами. Василиса на все сто была уверена: этот тип думает, что любая девушка по часу торчит в гардеробной. Отлично, пусть так и будет.
      Резко развернувшись на девяносто градусов и отодвинув принца — тот чуть не задохнулся от такой наглости, — Василиса пошла прямиком к указанному месту. Там что, в зеркало лезть придется, чтобы в эту гардеробную попасть? Но нет, возле самой стены был проход, который сразу и не заметишь. Незамедлительно свернув туда, девушка очутилась в огромной комнате, набитой рубашками, платьями, джинсами и кучей другой модной одежды от всех дизайнеров мира. Кажется, она была даже больше самой комнаты Фэшиара. А в самом конце всего этого «царства ярких тряпок» находились кран и небольшая примерочная. Отлично! Василиса схватила пару платьев, которые ей совсем не понравились, темные джинсы и синюю рубашку с оранжевыми носками, которые украшали вышитые бронзой буквы: «М.Б.». Эти инициалы принадлежали ее лучшему другу и названному брату, который, совсем недавно взявшись за иголку, быстро завоевал популярность. Сама Василиса считала, что его одежда была намного удобнее любой другой да и подходила ей лучше. Она забежала прямо в гардероб и наскоро переоделась (все-таки мокрая пижама неприятно липла к телу) в джинсы и рубашку с носками (ноги замерзли: походила босиком по плитке, называется). Девушка постелила на пол платье, другое свернула комочком и улеглась на них, прикрыв глаза. Спа-а-ать… И бессонная ночь одолела ледяную воду, напускную бодрость и надоедливого принца: Василиса уснула. Снова.
      Промучившись ожиданием еще добрых полчаса — не могла эта девушка так долго одеваться, не могла! — Фэшиар наплевал на все правила приличия, ворвался в гардероб и приоткрыл шторку примерочной. Избранница сладко спала, негромко посапывая, мыча и даже поскуливая. На ее неестественно-бледном лице застыло выражение полного умиротворения, а под прикрытыми глазами расплылись синяки, которые парень раньше не замечал. Видимо, это чудо действительно устало. Принцу даже будить ее как-то не захотелось. Даже наоборот, прилечь рядышком и тоже вздремнуть: сказывалась бессонная ночь перед игрой из-за волнения и предвкушения. А еще хотелось ее опекать: никто и никогда не вызывал в нем подобного желания, ведь беспечность и независимость принц ставил для себя на первое место. Наклонившись к спящей девушке, он убрал с ее лба непослушный рыжий локон и, не удержавшись, с родительской теплотой коснулся его губами. Горячий. Похоже, у девушки поднялась температура. Что он за дурак, Астрогор его подери, взял и облил ледяной водой, а горячего чая не предложил! Что же делать? Ну, оставлять это чудо здесь точно нельзя. Взяв девушку на руки — ах ты корова толстая! — из-за чего та что-то неразборчиво промычала, но так и не проснулась, Фэшиар, взяв свои слова назад, облегченно выдохнул, вынес ее из злополучного гардероба и уложил на свою кровать. Не повезло этой сумасшедшей: заболеть в последний день своей жизни. Принцу даже жаль ее стало: лишилась последнего шанса спасти свою шкуру. Пусть спит, а Фэшиар сейчас быстренько за лекарем сбегает.
      Найти дворцового лекаря в сотнях — если не тысячах! — комнат, оказалось делом непростым. Сколько принц бегал по этим крутым и вьющимся лестницам, из золоченой комнаты с высоким потолком в зеркальный зал, из бриллиантовой спальни в пятую основную приемную. В конце концов, лекарь был найден в большой кухне, где обитали посудомойки, поварихи и мальчишки на побегушках. Правда, щуплого старичка Родиона Хардиуса — лекаря королевской семьи — больше волновала высокая и статная Черная Королева, главный распорядитель. Отвлечь лекаря от его любовных дел оказалось сложнее, чем найти. Родион даже послал наследника в Змиулан — так сквернословить во дворце?! Да еще и принца туда посылать?! — потом опомнился, извинился, тяжело вздохнув, помахал Черной Королеве рукой и нарочито медленно пошел следом за Фэшиаром.
      — Ничего серьезного, просто спать надо больше, — девушка так и не проснулась, поэтому принц заставил лекаря говорить шепотом и осматривать ее как можно осторожнее, чтобы не разбудить. — Единственное, что ей сейчас нужно, это сон.
      — Хорошо, спасибо, — принц рассеянно кивнул, не глядя на доктора. Что ему теперь с этим чудом делать? Может в лечебницу сдать? А Родион улыбнулся: очень уж редко можно было услышать благодарность из уст самого Фэшиара. Да и та нежность, с которой он смотрел на избранную девушку, не осталась незамеченной опытным глазом. — Вы можете идти.
      Лекарь благополучно удалился, а наследник так и остался сидеть на краю кровати, не сводя глаз с заболевшей хронической усталостью девушки. Подумать только… Раньше эти глупые кости выбирали только графинь, герцогинь и прочих «нежных фиялок», но никак не обычных рабочих. Принц неловко взял ее ладонь в свою, слегка поглаживая кожу большим пальцем: нежная… не подходит какой-то крестьянке! Но подушечки пальцев, бывшие когда-то мягкими и бархатистыми, покрывали многочисленные мозоли: скорее всего швея. А ведь Фэшиар так и не узнал ее имени…
      Ее сон был таким заразительно сладким, что и наследника сквозь неловкость потянуло прилечь рядом и вздремнуть. В конце-то концов, принц он или не принц?! И это его кровать! И все происходящее было каким-то невероятным, волшебным… Может, она фея и, как только он заснет, упорхнет отсюда? А может убийца, только ждущая момента, когда можно будет умертвить наследника престола? А может воровка, которой нужна лишь возможность обокрасть царскую семью? А может… И все-таки, Фэшиар, похоже, ошибался: она все-таки не такая уж и страшная…
 



Sherron Ry

Отредактировано: 27.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: