Научи меня любви

Размер шрифта: - +

Глава 1

 Надоедливый будильник дребезжит с неописуемой злобой, вытягивая меня из сна, где был симпатичный красавчик, натирающий меня маслом, жаркое солнце Калифорнии и много беззаботного чувства радости. Но все разбивается вдребезги о реальность, в которой надо вставать с кровати рано утром и идти в школу. Классика жанра. Я пытаюсь разлепить тяжелые веки и дотянуться рукой до будильника, чтобы заставить его молчать. 

      Я не из тех девчонок, которые быстро встают по утрам, сразу выглядят идеально и выходят из дома. Для меня это огромный труд, часы, проведенные у зеркала и в поисках подходящего наряда. Поэтому приходится вставать раньше. Все должно быть идеально... Из-за этого я часто опаздываю. Точнее, так было до того, как я познакомилась со своим сейчас уже лучшим другом, а по совместительству человеком, который живет в соседнем доме. Именно он не дает мне расслабиться и уже за полчаса до занятий поджидает меня у дома, и каждый раз из-под моего окна доносится задорное:

      – Эй, Лидия! Время пришло!

      Значит, пора спускаться вниз. Не знаю, как мне удается каждый раз к этой его фразе быть готовой к выходу. 

      Я хватаю сумочку и не спеша направляюсь к двери.

      – Клянусь богом, мимо меня прошли две девчонки из параллельного класса и просто пожирали взглядом. Я думал, у них искры из глаз пойдут, – заявляет Стилински, как только я открываю дверь. – Просто машины для убийства.

      Я улыбаюсь и киваю в ответ, после чего мы направляемся в сторону школы.

      Да, Стайлз очень популярен среди девчонок, такой сладкий мальчик, со всеми постоянно флиртует... Конечно, он привлекает к себе женское внимание.. Порой кажется, что не только девушкам он нравится и даже самый натуральный натурал может в него влюбиться. Да и девочки у нас совсем не скромняги – старшая школа сделала из них настоящих любительниц сексуальных приключений.

      Ну а я, как мне кажется, самая последняя девственница. Фигура у меня хорошая, да и лицо тоже, чего скрывать, но почему-то с парнями общение никак не ладится. Я девушка не забитая обществом, общаюсь со многими людьми, но вот почему-то как только речь заходит об отношениях романтического плана, во мне просыпается какая-то мямля. Флирт? Я вас умоляю, даже не совсем понимаю, что скрывается под этим понятием. Думаю, если кто-то и попытается меня соблазнить, я просто не пойму или не замечу этого. Но я искренне уверена, что Стилински со мной ничего подобного не проделывал. Дело в том, что мы познакомились уж слишком давно для этого, еще когда были детьми. Я переехала в Бейкон-Хиллс из теплой Калифорнии со своей мамой. После неудачного брака с моим отцом она решила перевезти нас в местечко поспокойнее, чтобы больше не травмировать мою психику (на самом деле я была в порядке после их разрыва, отец не очень-то мной занимался. Думаю, все же разгрузка была нужна скорее матери, чем мне). В соседнем доме жил шериф, что было, несомненно, удобно. Моя мама первым делом познакомилась с ним, а там уже и о Стайлзе стало известно. Нам было по восемь лет, так что мы быстро поладили и стали играть в одни и те же игрушки.

      Правда, я всегда считала, что мальчик этот был со странностями... К примеру, это его «Стайлз» – я ведь первое время и правда думала, что это его настоящее имя, пока позже не выяснилось, что зовут его Мечислав. До сих пор не понимаю, почему он его так стесняется. «Меч и слава» – а по мне очень интересное имя, вот только какое-то чужеземное..

      А тем временем мы уже добрались до школы, благо она недалеко от наших домов. Как всегда по утрам, ничего серьезного мы не обсуждаем – кто чем завтракал, как прошел вечер воскресенья... Обыденность. Стилински, как обычно, ярко жестикулирует и с интересом рассказывает о новой компьютерной игре, которую ему удалось достать в комиссионном магазине, но стоит нам оказаться на пороге школы, так он тут же куда-то исчезает. 

      Это происходит каждый раз, и я уже не придаю этому большого значения: мой сосед — персона популярная в школе. Скорее всего, его уже увели взглядом какие-нибудь загорелые длинноногие девчонки... Он, конечно, друг хороший – поможет всегда, выслушает, но привязываться ни к кому не умеет. Свобода всегда у него на уме. При таком-то разгульном образе жизни стоило догадаться, что постоянно со мной ходить за ручку он не будет. Даже не могу припомнить момент, когда все пошло не так и он пустился в вечные гулянки, дискотеки и беспорядочные половые связи. Надеюсь, он проверяет у этих школьниц справки о состоянии их половых органов.

      Я подхожу к шкафчику и принимаюсь открывать заржавевший замок, но все тщетно. Приходится пару раз ударить по нему рукой, и он, наконец, открывается сам. Боюсь, что мне даже не нужно напрягаться и лишний раз крутить ключ в сторону – этот шкафчик уже отжил свое, и вряд ли в нем можно оставить на хранение что-то действительно ценное, так что все подобное я ношу с собой, а там храню только книги.

      Я начинаю доставать нужные учебники с полок. Первой была математика. Один из предметов, дающихся мне легко. Вообще, учусь я отлично, и нет ни одной точной науки, которая была бы мне не ясна – я схватываю информацию на лету, хорошо анализирую... Вот только это все относится к предметам, в человеческих чувствах я разбираюсь не так хорошо.

      Еще пара усилий, и я закрываю шкафчик, прижимаю стопку учебников к груди и поворачиваюсь в сторону класса. И вдруг замечаю, что все девушки вокруг агрессивно перешептываются о чем-то и смотрят в одну сторону. Я прослеживаю за их взглядом и все понимаю.

      По коридору неспешной плавной походкой словно крадется юноша. Он довольно массивный, с широкими плечами и сильными руками, вызывающими желание так и броситься в его объятья. Четкие черты лица привлекают внимание, так что хочется подойти ближе и прикоснуться к ним. Я смотрю на парня, потупив взгляд, внутри моего живота вдруг что-то шевелится, и, я уверена, что это не сегодняшний завтрак. Одет он в черную кожанку и такого же цвета штаны, в руках держит мотоциклетный шлем – эти элементы придают ему брутальности. 

      Он проходит мимо, совсем не обращая на окружающих никакого внимания. Шлейф его одеколона с запахом морского бриза ударяет мне в голову, и я словно просыпаюсь от легкого помутнения разума. Как только учебники не вывалились из моих рук?

      Его спина исчезает за первым поворотом, и там же мне открывается вид на Стайлза, который тоже немного опешил. Его окружают парни из шайки местных ловеласов, и, кажется, все они озадачены такой прошедшей мимо персоной. 

      Я двигаюсь в ту же сторону, вслед за незнакомцем, но не с целью его догнать – там находится кабинет математики. Когда я прохожу мимо своего друга, он быстро прощается с ребятами и тут же меня нагоняет.

      – Знаю, знаю, – начинаю я. Стилински даже не успевает рта раскрыть. – Этот парень – красавчик. Он спугнет твою добычу.

      – Дорогая, – мурлычет юноша, кладя руки мне на плечи. – Я боюсь, что он спугнет мою главную добычу, королеву Неприступность, – я не совсем понимаю, что он имеет в виду, и вопросительно на него смотрю. – Тебя, Лидия! Тебя! Я видел, как ты на него смотрела.

      Я стараюсь представить себя со стороны в тот момент. Надеюсь, у меня не потекли слюни.

      — Ну да, – пожимаю я плечами. – Симпатяга, что тут скажешь. Но, думаю, очередь за этим лакомым кусочком выстроится немалая.

      Мы уже подходим к кабинету. Стилински хочет что-то добавить, но я скольжу поскорее в класс, чтобы он не продолжал этот разговор – вдруг еще кто подслушает?

      Сев за парту, я начинаю размышлять об этом парне. Ну не по зубам он мне, в нашей школе куча девчонок, у которых уже был опыт общения с парнями, про большее я уже молчу... А я что? У меня даже отношений никогда не было. Единственный парень, с которым я общаюсь, это Стайлз, и то так сложилось с самых ранних лет, наше общение просто нельзя игнорировать или переносить в другое русло, мы всегда держались на безопасной дистанции. А говорят, что дружбы между мужчиной и женщиной не существует... Кажется, для меня есть только такой расклад. В моей жизни все наоборот.

      Урок начинается, и я сосредотачиваюсь на лекции. Но это продолжается недолго — в класс входит тот самый юноша, которого я видела недавно в коридоре. 

      – Ребята, это наш новый ученик – Джексон Уиттмор, – объявляет учитель. – Не считайте странным, что он пришел к концу учебного года. Прошу любить и жаловать. Джексон, присаживайся, не стой.

      Конечно же, я мечтала, что все произойдет как в этих дешевых любовных романах и он сядет на какое-нибудь свободное место неподалеку от меня, но увы, он только ослепляет меня (и всех остальных в классе, я уверена) мимолетной улыбкой и присаживается в другой части кабинета.

      Оставшуюся часть урока я только и делаю, что пытаюсь посмотреть на новенького еще хоть немного, но моему взору открывается только его спина. Я оглядываю класс – на самом деле, он уже не привлекает так много внимания, как тогда в коридоре. Наверно, все просто смотрели на него как на человека, о котором ничего не известно, и он был интересен этим, а теперь, когда все встало на свои места, в классе стало спокойнее. Вот только мне все еще хочется узнать его поближе.

      Тычок в ребро сзади заставляет меня вздрогнуть. Я разворачиваюсь, чтобы уже отчитать нахала, так ужасно обошедшегося со мной, но это оказывается Стилински, протягивающий мне записку. На его лице появляется очень интересное выражение, которое я не могу расшифровать, но одно понимаю точно – у него горят глаза. Я знаю этот огонек, он не предвещает ничего хорошего.

      «После урока урони перед ним учебники. Я серьезно. Это сработает :)»

      Записка вызывает во мне долю скептицизма. Отвечать на нее я не решаюсь.

      Наконец звенит звонок, и все активно шевелятся, стараясь поскорее освободить класс. Я чувствую, как Стилински прожигает своим взглядом отверстие мне в затылке. Все оставшееся до звонка время я думала о его наставлении и решила все-таки попробовать. 

      Я собираю всю волю в кулак и двигаюсь в сторону Джексона. Мне все еще кажется, что это одна из самых глупых идей в моей жизни, но это единственный известный мне способ, как, не разговаривая с парнем, привлечь его внимание. Увы, силой мысли разворачивать его в свою сторону я не умею, а с чего начать разговор — не знаю... Мне кажется, что я буду выглядеть нелепо или навязываться... Пусть все идет своим чередом.

      Такое ощущение, что сердце сейчас выпрыгнет из груди, я напрягаюсь каждой клеткой. Уверена, что где-то там, позади, мой друг держит за меня кулачки. Но тут все идет не по плану: девушка, которая шла передо мной, когда мы подошли к намеченной цели, роняет учебники прямо ему в ноги. Я останавливаюсь и в ступоре наблюдаю за тем, как она мило с ним воркует, пока они оба, присев на корточки, собирают в одну кучу тетрадки и учебники.

      За несколько секунд я успеваю раскраснеться как помидор. И не понятно – это от злости или от стыда. Я, кажется, испытываю эти чувства одновременно. Но еще больше я ощущаю себя самой глупой на планете Земля. Если бог есть, то он обошелся со мной очень жестоко в тот момент.

      Я медленно поворачиваюсь в сторону Стилински, которого явно забавит эта ситуация. Он хихикает за партой, но, поймав мой взгляд, тут же перестает улыбаться и двигается в мою сторону. Я тут же хватаю его за локоть и тащу вон из класса, пыхтя от злости.

      – Ну и сколько же записок ты сегодня написал? – в лоб спрашиваю я, отойдя подальше от класса.

      – Ни одной, Лидия, честно, – юноша пожимает плечами. – Но, черт возьми, это так забавно, я... – видя мой полный злобы взгляд, брюнет продолжает в более вежливом тоне, словно извиняясь: – Возможно, это избитая тема. Классика жанра, понимаешь? Откуда я знал, что так получится? Случай один на миллион.

      – На миллион моих нервных клеток! – начинаю раздражаться я.

      – Да ладно тебе..

      – Ну уж нет! – вскрикиваю и тут же перехожу на яростный шепот. – Я должна уделать нос этой Эллисон! Она в прошлом году забрала у меня грамоту по литературе, а я отниму у нее парня!

      Но Стилински это, похоже, только веселит:

      – Ого, мисс пай-девочка хочет поиграть во взрослые игры, – шутливо бросает он.

      – Да! И ты меня научишь правилам!

      Я задираю подбородок высоко вверх и двигаюсь дальше по коридору, оставляя Стайлза с его вопросами. Ответы на них он получит позже, а пока я гордо направляюсь в столовую, чтобы заесть стресс маффином с шоколадом и продумать коварный план соблазнения Джексона. 

      Пора уже что-то менять в своей жизни. Скоро выпускной, мы заканчиваем школу и вступаем во взрослую жизнь. Мне просто необходимо взять себя в руки и пройти курс обольщения от Стайлза Стилински.



Marislava

Отредактировано: 01.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться