Научи меня любви

Размер шрифта: - +

Глава 7

      Я осматриваю помещение в поисках знакомых лиц. Стоит мне только перешагнуть порог этого дома, а я уже чувствую себя не в своей тарелке. Гостей не так много, чтобы занять всю комнату, но достаточно, чтобы мне захотелось вернуться домой. Я обычно стараюсь не посещать места, где пьяные подростки только и мечтают о том, чтобы заняться с кем-нибудь сексом. По крайней мере мне кажется, что попала я именно на такую вечеринку, хотя поводов для таких размышлений мне пока ничего не дает.

      Все в гостиной оживленно общаются, кто-то даже умудряется танцевать, благо размеры помещения позволяют это делать — мне кажется, здесь поместилось бы как минимум пять моих комнат. Похоже, родители Джексона довольно неплохо зарабатывают, раз могут себе позволить содержать такой дом. Сама гостиная не обустроена богато, но где-то проскакивают детали, с помощью которых можно примерно оценить заработок хозяев: картины известных современных художников, дорогие вазы. Если бы я была на месте Джексона, то убрала бы на время вечеринки все эти аксессуары подальше от ручонок пьяных подростков. Не скажу, конечно, что все здесь в стельку, но вечеринка же только начинается.

      Я ловлю взгляд Стайлза. Конечно, я ожидала его здесь увидеть, да и Малию тоже, но почему-то все равно немного не по себе. У меня в горле образовывается ком в момент, когда Стилински проходится взглядом по моему телу сверху вниз. Я вдруг снова ощущаю неловкость и начинаю переминаться с ноги на ногу. Как мне в голову пришло только надеть такой вызывающий наряд? Я отчетливо понимаю, что метод привлечения внимания за счет внешней оболочки – это невероятно глупо, но все же он работает. Я заметила это, глядя на своих одноклассниц, которым не хватает мозгов размером с зернышко, чтобы завлечь парня, и нужно выкручиваться как-то еще. Но почему же Я оказываюсь в такой ситуации? Все знают Лидию Мартин, она не привлекает внимания, давно учится в этой школе, так что пришлось применить тяжелую артиллерию, чтобы освежить взгляд ребят, которые каждый день видят меня... Ну и еще где-то в глубине души я жутко хочу вызвать хоть какую-то реакцию у Стилински. И мне удается! 

      Он смотрит на меня так, словно хочет увести отсюда, но Малия, что виснет на его шее, явно отвлекает Стайлза. Правда, потом происходит то, что убеждает меня – я для него сейчас важнее новой подружки. Когда Тейт начинает целовать юношу, он открывает глаза и снова смотрит на меня. Меня накрывают смешанные чувства. С одной стороны, маленькая радость победы, а с другой, осознание того, какой же Стилински все же распутник. Только такие люди могут получить одного человека, но все время думать о другом. Для меня это чуждо. А еще я вспоминаю, как Малия рисовала его портрет на уроке рисования. Бедная девчонка, похоже, влюбилась, и он точно разобьет ей сердце. Таких случаев было много, и всегда Стайлз выходил сухим из воды после своих шалостей. Я задумываюсь о том, что на многие вещи просто закрываю глаза...

      – Привет, – передо мной материализовывается знакомое лицо, и я моргаю пару раз, чтобы прийти в чувство от нахлынувших мыслей. – Мы, кажется, не знакомы. Я Джексон, учусь с тобой с недавнего времени. Тяжело не заметить твою рыжую макушку в классе, когда все остальные девчонки предпочитают скучные цвета волос.

      Первые несколько секунд я стою в ступоре, пока до меня не доходит смысл его слов:

      – Это мой натуральный цвет, – я слышу в своем голосе нотки недовольства, но тут же пытаюсь исправить первое впечатление застенчивой улыбкой. – Я Лидия.

      Мой мозг почему-то решает проигнорировать тот факт, что ко мне подошел парень, к которому я сама никак не могу подступиться. И надо бы радоваться, но я только и делаю, что пытаюсь мыслить логично. Неужели красавчик, который только пришел в школу, тут же обращает на меня внимание? Что этому виной: мое красное платье или то, что этот парень имеет свежий взгляд на меня, не замыленный годами, проведенными в одном городе? Значит, он находит меня привлекательной? Голова пухнет.

      – Извини за вопрос, но ты случайно не с Эллисон пришла?

      Я опешиваю и даже немного оскорбляюсь. Он говорит о той самой девчонке, что уронила перед ним книжки в тот злополучный день, когда Уиттмор впервые пришел в наш класс. В голове тут же всплывает воспоминание из сегодняшнего дня:

      – Джексон классный. Он пригласил меня на вечеринку сегодня вечером.

      Я торчу в кабинке туалета и подслушиваю за Эллисон, которая разговаривает по телефону. Неужели она думает, что действительно его интересует? Черта с два! Хотя она из тех девчонок, что выглядят мило и в то же время имеют мозги. У меня действительно появляется конкуренция.

      – Все, мне пора. Созвонимся позже.

      Я выжидаю несколько секунд и раскрываю свое присутствие, выходя из кабинки, чтобы вымыть руки. Арджент встречает меня взглядом неприязни и получив в ответ точно такой же, начинает красить губы, теперь уже глядя только в свое отражение. 

      – Милый цвет, но тебе не к лицу, – замечаю я как бы между прочим.

      – Но не так плохо, как твои сережки.

      Мы обмениваемся испытывающими взглядами. Между нами с ранних лет была скрытая для окружающих, но вполне очевидная для нас двоих неприязнь. Еще когда мы были детьми все учителя ставили нас в пример как прилежных учениц. Мы всегда показывали хорошие результаты в учебе и обе метили на идеальное окончание школы. И так же мы обе просто не могли допустить мысль о том, что кто-то может быть наравне или выше нашего собственного уровня интеллекта. Но было все же у нас одно отличие – я всегда была занята только обучением, Эллисон же многократно ввязывалась в любовные подростковые истории. От этого ее успеваемость все же стала падать, и вот, кажется, зло повержено и справедливость восторжествовала, но в последние годы Арджен усердно начала нагонять упущенное, как раз перед окончанием школы. Хорошие дипломы, которые будут выдавать выпускникам, имеют лимит, так что девушка все время пытается вставить палки мне в колеса. 

      Рюкзак Эллисон лежит на раковине, и краем глаза я замечаю конверт, который выглядывает из приоткрытого маленького кармашка, маня меня к себе. Это же мое заветное приглашение на вечеринку!

      Девушка тем временем заканчивает свои действия и, напоследок одарив меня недовольным взглядом, натягивает рюкзак на одно плечо и двигается в сторону выхода. Я пользуюсь моментом и аккуратно тяну край приглашения на себя, вытаскивая его из кармашка, и тут же прячу бумагу за спину. Все происходит мгновенно, это идеальная работа.

      – Эй, Эллисон, – начинаю я, и девушка встает в дверях, повернувшись в мою сторону.

      – Что?

      – Хорошо тебе повеселиться. 

      – Спасибо. Жаль, тебя не пригласили.

      Она хмыкает и уходит прочь из помещения, в котором я остаюсь наедине со своими плохими мыслями и дьявольской улыбкой. Зуб за зуб, Арджент!


      Я отвечаю Джексону, стараясь выглядеть максимально невинно. Сработает ли пара взмахов ресницами? "Хлоп-хлоп":

      – Кто? Эллисон? Понятия не имею. 

      Приглашение именное, и я очень рада, что двери мне открыл не Джексон, а один из его дружков, который, похоже, понятия не имеет, как выглядит Арджент. Фактор случайности играет мне на руку, потому что другого плана нет, и я рискую прослыть не очень честной девушкой. Хотя признаю, что сегодня это по праву мое звание. И мне действительно очень везет, что Уиттмор ничего не заподазривает, хотя это странно, если учесть, что все приглашенные попали сюда не случайно, а меня нет в списках. Может, он думает, что я пришла, зацепившись за кого-то еще, как Стайлз?

      – Понятно. Что ж, добро пожаловать.

      Наступает неловкое молчание, и я понятия не имею, как от него избавиться. Что я должна делать дальше? Стилински, черт возьми, нельзя было сначала действительно научить меня флиртовать, а потом уже все портить? Я начинаю мять край своего платья двумя руками в надежде, что этот жест поможет мне справиться со стрессом.

      – Может, хочешь выпить?

      Сейчас Джексон открыто пялится на мою грудь, и я тут же вспоминаю, в каком наряде пришла сюда. Когда я выбирала его, в голове все выглядело по-другому – я захожу внутрь, волосы развиваются, все парни вокруг падают в обморок... В общем, как в этих дешевых сериалах. Но сейчас я стою перед юношей, который мне нравится, и ощущаю себя раздетой, а ему это, похоже, нравится. В этом ли суть флирта? Я уже совсем запуталась в размышлениях об этом. Мой мозг привык принимать и понимать четкую информацию, которую можно разложить по полочкам, следуя логике... Как на уроках по точным наукам, например. Но чувства – не математика, они даже не всегда поддаются анализу, и это ужасно меня злит!

      Предложение Джексона меня не привлекает. Я смотрю чуть дальше, за собеседника, пытаясь рассмотреть, чем же занят Стилински – они с Малией медленно качаются в такт мелодии, девушка утыкается носом в грудь Стайлза, а он в свою очередь выглядит очень озабоченно и не спускает с меня глаз. 

      – Может, потанцуем? – я вдруг набираюсь смелости, представив, как челюсть Стилински отвиснет.

      Джексон улыбается, показывая идеальный прикус и белоснежные зубы, и протягивает мне руку. Я вкладываю свою ладонь в его и следую за ним в середину гостиной – туда, где танцует мой друг. Все время мы с ним держим контакт взглядами, и я замечаю, что по мере моего приближения к Стайлзу лицо его меняется. Юноша смотрит на Уиттмора и щурит глаза, словно видит в нем противника. Признаться честно, мне льстит данная ситуация, ведь еще никогда в жизни я не ощущала себя нарасхват. Я знаю, что это не совсем хорошие ощущения, которые могут вскружить мне голову, но почему я не могу позволить себе хотя бы узнать, каково это? Завтра меня снова ждут книжки и зубрежка, а пока я просто хочу насладиться этим вечером.

      Уиттмор останавливается и кладет мои руки себе на плечи. Я чувствую его мышцы и крепче хватаюсь пальцами за юношу. В ответ Джексон кладет одну руку мне на талию, а вторую — на поясницу, после чего притягивает меня ближе, из-за чего я могу почувствовать, как что-то шевелится под его ширинкой. Я тут же вспыхиваю краской и резко ощущаю, что личные границы им перечеркнуты. Вот так просто?

      Краем глаза я смотрю на Стилински, чисто рефлекторно, словно ожидая помощи – челюсть его напряжена, и, кажется, он прижимает Малию к себе пуще прежнего. Юноша не отводит от нас взгляд, но вмешиваться не торопится.

      Я заглядываю в глаза Джексона, стараясь понять, что он задумал, и встречаю там знакомый мне ранее блеск. Почему-то я резко чувствую угрозу своей девственности.

      – Лидия, у тебя волшебные зеленые глаза. В них можно утонуть, – произносит юноша, и я вдруг только сейчас замечаю, как мы качаемся в такт музыке.

      Я понятия не имею, что обычно девушки отвечают на комплименты, единственным правильным решением сейчас мне кажется просто улыбнуться и сказать:

      – Спасибо.

      Мы молчим пару минут, и я замечаю, что мой кавалер на сегодняшний вечер периодически поглядывает мне за спину. Это напрягает, и я поворачиваю голову, чтобы понять, что так привлекает его внимание, но не вижу ничего критичного, просто группа подростков, которые увлеченно наблюдают за нашим танцем и обсуждают что-то между собой. Я вдруг чувствую себя центром вселенского внимания – Стайлз, Джексон, те ребята... Слишком много увлеченных моей персоной сегодня вечером, это непривычно, и я ощущаю, что воздуха становится меньше. 

      – Это твои друзья? – интересуюсь я, чтобы отвлечь себя от подступающей паники.

      – Моя группа поддержки, – Уиттмор легко смеется, но в этом смехе мне чувствуется что-то ненастоящее, пластмассовое, словно я танцую с Кеном, а не с реальным парнем. – Не каждый день я танцую с красивой девушкой. Думаю, они немного мне завидуют.

      Так, ладно, почему я раньше не пробовала разговаривать с парнями? Кажется, это не так уж и плохо, особенно когда они осыпают тебя комплиментами... Но важно не терять голову! А я точно могу ему верить? Действительно ли он находит меня симпатичной? Лидия, соберись!

      Я уже устала от вечного недоверия к окружающим и постоянного анализа происходящего. Мне просто стоит расслабиться, хотя бы на один день забыть обо всем плохом и просто раствориться в чьих-то объятьях. Я не хочу думать о том, что будет завтра, и просто прижимаюсь всем телом к Уиттмору. Юноша большой теплый и мускулистый, с ним приятно находиться рядом, но я не чувствую те же эмоции, что со Стайлзом. Стилински с недавних пор переворачивает все внутри меня лишь одним касанием, и, казалось бы, здесь есть над чем задуматься, но так ли это важно сейчас, когда я стою в объятьях красавчика, который пригласил меня на танец? Я снова мельком смотрю на Стайлза, может ли он ответить на мой вопрос? Юноша сразу же отводит от меня взгляд.

      Неожиданно громко хлопает входная дверь, и я вздрагиваю. Появляется странное чувство жжения в затылке, желудок сворачивается. Кажется, мое тело понимает все еще до того, как информация доходит до сознания. Я смотрю на Джексона – парень удивленно и с каплей непонимания смотрит в сторону выхода. Я поворачиваюсь и встречаюсь с разъяренным взглядом Эллисон. Она мчится в мою сторону, словно метеор, и я рискую потерять пару двигателей своего корабля от неминуемого столкновения. 

      Брюнетка подходит ко мне и хватает за запястье, оттягивая мое тело от Джексона. Я только успеваю удивиться, сколько в ней оказывается силы. А ведь так и не скажешь по хрупкой девушке. Она сверлит меня взглядом и молчит, от чего мне становится не по себе. От людей в ярости, которые молчат, можно ожидать чего угодно. Все в гостиной застывают, и мы становимся точкой, на которой сосредоточено все внимание окружающих. Теперь я стою к Стайлзу спиной и мне до жути хочется узнать, предпримет ли он какие-либо попытки вытащить меня из этого происшествия? Хотя пока ничего не произошло, чтобы вмешиваться, но мне начинает казаться, что вполне себе может случиться недоброе.

      – Эллисон? – это ошеломленный голос Уиттмора.

      – Привет, сладкая, – резко вырывается у девушки, и она замахивается на меня рукой, чтобы влепить пощечину.

      Я зажмуриваюсь так сильно, насколько это только возможно. Вот тебе и взрослая жизнь, отношения, подростковые драмы... К черту это все, зачем я вообще вышла из дома? Меня никогда никто не бил, и я боюсь этого больше всего на свете. Неужели это будет моей платой за то, что я попала на первую вечеринку в моей жизни? Да я даже не так хотела на нее идти!

      Проходит еще несколько секунд, и я понимаю, что удара все еще нет. Нужно проверить обстановку. Я открываю глаза, и картина, которую я вижу, вводит меня в ступор – рука Эллисон все еще в воздухе, ее держит Стилински. Они застывают, сверля друг друга взглядами хищных животных. Кажется, еще немного, и эти двое просто сожрут друг друга.

      – Вот же сучка! – кричит Малия где-то из-за моей спины, и массивное тело проносится мимо меня, надвигаясь на Арджент, словно туча.

      В этот раз путь Тейт преграждает Джексон, который, похоже, только сейчас реагирует. Наверно, до этого парень был в таком же ступоре, как и я. Конечно, не каждый день разыгрывается такая драма. Уиттмор недовольно смотрит на Малию и обращается к Стилински, все еще не спуская с нее взгляд:

      – Забирай свою дикарку и проваливайте к черту из моего дома.

      С губ Тейт вырывается что-то похожее на рык, и она бьет парня прямо в челюсть. Я никогда не видела драку в живую, и мне кажется, что голова Уиттмора качается в сторону как-то неестественно. Наверно, просто в живую это все выглядит не так, как нам показывают в фильмах, а значит, у меня в голове неверный шаблон драки. Парень со злостью смотрит на нее, сплюнув на дорогой паркет. Все и каждый сейчас, кого я знаю на этой вечеринке, внушают мне ужас от осознания того, что я нахожусь среди разъяренных неадекватных подростков с бушующими гормонами. 

      Я успеваю только пискнуть, Стайлз молниеносно подходит к нам с Малией, хватает за руки и тянет к выходу. По его выражению лица и железной хватке можно понять, что парень в ярости, но он ничего не говорит, плотно сжимает зубы, хотя и так ясно, что у него на уме. Чертовы девчонки – его головная боль. 

      Я чувствую себя словно провинившийся ребенок, которого родители забирают с неудавшегося утренника. Смотря на Малию, я понимаю, что одна испытываю такие чувства здесь – сама девушка все еще тяжело дышит, пытаясь справиться с приступом злости. И я почти уверена: если бы не Стайлз, Тейт бы решила все свои вопросы кулаками. Досталось бы всем – и Эллисон, и Джексону, возможно, даже каждому в этой комнате, если ее вовремя не остановить. Такая уж она – наивная девчонка, но очень яростный боец при этом.

      В Стилински сейчас столько силы, и власть его ощущается на ментальном уровне, так что мне не хочется ни спорить, ни брыкаться (как я обычно это делаю), я просто иду за ним следом, удивленная его уверенностью. Для меня Стайлз – смышленый дурачок, неловкий парень и гиперактивный подросток. Кто угодно, но не взрослый юноша, внутри которого заключена мужская сила. По крайней мере, так было до этого самого момента.

      Я оборачиваюсь назад и смотрю, как фигура Джексона направляется в сторону своих друзей, а Эллисон тем временем все еще буравит меня взглядом. Кто говорил, что старшая школа – это легко?
 



Marislava

Отредактировано: 01.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться