Научи меня жить

Размер шрифта: - +

Глава 36

Я не знала усталости, просто падала и вставала,
      Продолжая идти, — это всё, что осталось мне, 
      Прямиком через тернии и боль — ради семьи. 
      Быть сильной и смелой — это уже в крови, 
      И совестью белой окрасить весь этот мир. 
      Но сильной женщине и сильной маме 
      Тоже бывает больно, но никто не знает. 
      
      Никогда не сдаваться — это стало моим заветом. 
      Я не стану другой. И всегда улыбаться, 
      Даже если при этом спиной ловишь огонь. 
      Счастливой всецело каждая хочет быть,
      Высокую цену за это судьбе платить. 
      Но сильной женщине и сильной маме 
      Тоже бывает больно, но никто не знает. 
      (Валерия — Сильные женщины)

      
      
      Светловолосая женщина стояла рядом со своей сестрой в рядах Тёмного Лорда в ожидании развязки. Только что два волшебника, два врага смотрели друг на друга, а затем зелёная вспышка унесла жизнь Избранного. А после произошло удивительное: в тот момент, когда тело Гарри Поттера с характерным грохотом рухнуло на землю, сам Тёмный Лорд лишился сознания, заставив Беллатрису вскрикнуть и броситься к повелителю на помощь. Нарцисса же не сдвинулась с места, оглядывая чащу Запретного леса, вспоминая, что когда-то давно была здесь во время учёбы в Хогварсте. Всё это словно из другой жизни, которая, возможно, была всего лишь прекрасным сном. 
      Иногда женщина думала, а что было бы, не выйди она замуж за Люциуса Малфоя? Как повернулась бы её жизнь?
      Обе старшие сестры Нарциссы выбрали свой путь. Одна вышла замуж за грязнокровку и тем самым навлекла на себя гнев семьи, а затем от неё и вовсе отреклись, посчитав, что Андромеда предала заветы чистой крови в угоду собственного самолюбия. Вторая — вступила в ряды Тёмного Лорда, едва успев окончить обучение в Хогвартсе. И пусть прежде Беллатриса обручилась с давним приятелем Люциуса, Родольфусом Лестрейнджем, сердце сестры навсегда было отдано одному мужчине, которого заботили совершенно другие мысли. И с годами безответная любовь переросла в фанатичную преданность тому, кто никак не выделял Беллу среди остальных Пожирателей смерти. Она была лишь верной соратницей, жестокой убийцей, безжалостной и склонной к садизму, но только не женщиной.
      А кем была сама Нарцисса? Какой она была до всех этих злоключений, уничтоживших её семью? Нарцисса часто пыталась представить себе, какой могла быть жизнь, не стань она женой Люциуса, хотя тогда она мало что могла решать. Родители не спрашивали её, хочет ли она замуж и какие планы у их младшей дочери на жизнь. Может, Нарцисса мечтала стать свободным художником или путешествовать по миру, нигде надолго не останавливаясь? Может, она хотела стать научным исследователем или садоводом, писателем или работать в Министерстве магии? Может, она хотела помогать людям?
      Может…?
      Нарцисса прекрасно знала, что никаких «может» в её жизни никогда не будет, поэтому запрещала себе даже думать об этом. Но иногда лёжа в постели, она позволяла мечтам заполнить её мысли и фантазировала над тем, что никогда не могло осуществиться. 
      Нарцисса обладала яркой внешностью, кротким характером и была популярна среди сверстников, но всегда находилась в тени старших сестёр. Андромеда была лучшей ученицей, гордостью школы, Беллатриса играла в квиддич и приносила их факультету большое количество побед, Нарцисса же казалась слишком неприметной на фоне их популярности. Поэтому когда на пятом курсе Люциус Малфой стал оказывать ей знаки внимания, Беллатриса отвела сестру в сторону и сказала ехидным тоном: «Не упусти его, Нарцисса, лучшего тебе всё равно не заполучить». Белла думала, что это звучало забавно, а может специально хотела унизить её, Нарциссу, показав, что впервые девушка заслужила внимание кого-то стоящего.
      Помнится, Нарциссу задели слова сестры, но она была Блэк до мозга костей, поэтому не могла себе позволить показать слабость даже кровному родственнику. «Спасибо за совет, — с достоинством ответила она, слегка прищурившись, — учту». А после решительно отказала Люциусу Малфою в его ухаживаниях. Нарцисса помнила удивлённый взгляд юноши, когда она сказала ему об этом, а после он поймал её за локоть и ответил, что всегда добивается своего. Она лишь фыркнула и ушла, не догадываясь, что своим поступком подтолкнула Люциуса к более активным действиям. 
      Приближались рождественские каникулы, и Нарцисса с головой погрузилась в учёбу, проводя всё больше времени в библиотеке Хогвартса. Раньше она любила заниматься в гостиной Слизерина, но с некоторых пор там обосновался Люциус Малфой вместе с компанией, именующей себя Пожирателями Смерти, там же находилась и Беллатриса, считающая себя одной из самых преданных последователей Тёмного Лорда. Сёстры часто ссорились по этому поводу, Нарцисса хотела уберечь Беллу от необдуманных поступков, а старшая Блэк твердила, что принесёт семье славу и почёт, и если Нарцисса не понимает этого своим «скудным умишком», то ей её жаль. 
      Андромеда не вмешивалась в разногласия сестёр, постоянно пропадая где-то, но когда объявлялась, поднимала вверх правую руку и говорила что-то вроде: «Девочки, если мы сейчас перессоримся, что останется от нашей семьи? Мы должны держаться вместе, потому что мы — единственное, что у нас есть». И девушки согласно кивали и расходились по углам, оставаясь при этом каждая при своём мнении. 
      Нарцисса листала учебник по «Истории магии», пытаясь запомнить даты, значимых в волшебном мире событий, но мыслями пребывала где-то далеко, поэтому когда рядом с ней послышалось вежливое покашливание, она вскрикнула от неожиданности и подскочила на месте. Надо отдать должное Люциусу Малфою, а это был он, что вместо смеха над витающей в облаках девушкой, молодой человек лишь вежливо извинился, что напугал её, а затем сообщил, что не мог пройти мимо, увидев, как она учит самый наискучнейший предмет в школьной программе. 
      — Я иногда едва сдерживаюсь, чтобы не заснуть, когда Бинс читает лекцию, — доверительно признался Люциус, склоняясь к Нарциссе и обдавая её щёку дыханием. 
      — Я иногда засыпаю, — пробормотала Нарцисса, а затем прикрыла рот рукой, удивляясь, что сказала это вслух.
      Люциус лишь сдержанно улыбнулся, а потом предложил девушке помочь с предметом, который давался ей с трудом. Нарцисса была готова согласиться, когда рядом с ними на стул совсем не аристократично плюхнулась Беллатриса, кинув сумку с учебниками на стол. Наклонившись вперёд, она посмотрела на парня и девушку, а затем расплылась в довольной ухмылке, заставившей Нарциссу нахмуриться, а Люциуса помрачнеть. Оба были недовольны вторжением, но Беллатрисе, как обычно, было на это плевать. 
      — Здравствуй, дорогая, — приветствовала она сестру, откинув на спину тяжёлую гриву волос и словно не замечая бросаемых на неё взглядов, — надеюсь, не помешала двум голубкам ворковать в самом людном на свете помещении. 
      «Зачем ты это делаешь? — хотелось закричать Нарциссе, — чего добиваешься?» — но вместо этого она выдержала долгий взгляд сестры, а затем спокойно ответила, не веря, что её голос звучит ровно, хотя в душе бушевала буря негодования: — Тренировка закончилась раньше времени, и ты решила посвятить свободное время учёбе? Немыслимо.
      Белла расплылась в улыбке, а затем откинулась на спинку стула, уставившись на Люциуса долгим пытливым взглядом. Он не отвёл глаз, и Нарцисса стала свидетелем противостояния между сестрой и парнем, который вдруг проявил к ней интерес. От этого стало тошно, словно на девушку одним махом вывалили ведро помоев, и она не могла больше этого выносить.
      Отодвинув стул, Нарцисса бросила учебники в сумку и быстрым шагом покинула библиотеку, желая оказаться как можно дальше от сестры и всего, что с ней связано. Она зашла в пустой класс и уселась в самый дальний угол, надеясь хоть немного побыть в одиночестве, где на неё не будет давить статус крови и желание родственников сделать её своим подобием. Нарцисса не обладала всеми нужными качествами, которые так хотели видеть в ней родители. Она не стремилась к власти, не хотела уничтожить маглов и не чувствовала превосходства перед маглорождёнными. Да, ей повезло родиться в именитом роду Блэков, она не нуждалась в деньгах и была окружена влиятельными предками. Ей было доступно всё и абсолютно ничего. Статус крови и богатство не делали её свободной, она была их заложницей. 
      Вся её жизнь — игра в ту, кем Нарцисса никогда не являлась. Когда с утра следовало надевать маску высокомерия и безразличия, а после ходить так весь день, пока не придёт время лечь в постель и задёрнуть полог на кровати. Когда нужно притворяться, что презираешь маглов и маглорождённых, ехидно говорить всем, кто слышит тебя, что будь твоя воля, ты запретила бы им обучаться в Хогвартсе, потому что они позорят чистокровных волшебников своим присутствием. Смотреть на них свысока, хотя некоторые превосходят тебя по силе или уму. А после лежать и ненавидеть себя за то, что страх оказаться отверженной мешает стать настоящей Нарциссой, той, кем мечталось быть.
      По щекам непроизвольно потекли слёзы, и девушка утёрла их рукавом школьной блузки и зажмурилась так сильно, что в глазах появились красные точки. Она сидела в одной позе долго, пока тело не стало ломить от боли, но и это не заставило Нарциссу поменять позу или покинуть пустой класс в поисках другого убежища. 
      То, что её одиночество нарушено Нарцисса поняла не сразу. Но когда до ушей донёсся лёгкий, словно перезвон колокольчиков, смех, девушка очнулась от своих мыслей и подняла голову, уставившись на целовавшуюся у окна парочку. Они не видели её, а вот Нарциссе со своего места было видно всё. Сначала Нарцисса хотела встать, извиниться и уйти, но знакомый наклон головы девушки заставил её замереть на месте. Вглядываясь в их лица, Нарцисса охнула и зажала рот ладонью, когда худшие опасения подтвердились, и она узнала молодых людей, так занятых сейчас друг другом. Её старшая сестра Андромеда и Тед Тонкс, маглорождённый волшебник, учившийся на одном курсе с Андромедой. Стало ясно куда всё это время пропадала Андромеда, и это открытие поразило Нарциссу так сильно, что она продолжала пялиться на разворачивающуюся перед ней любовную сцену. Закрыв глаза, девушка молилась, чтобы они ушли и не мучили её, но этого не произошло. Они были слишком увлечены друг другом, а Нарцисса сквозь слёзы кусала губы и молила, чтобы это всё скорее закончилось. 
      Когда они в спешке оделись и ушли, Нарцисса продолжала глотать слёзы, понимая, чего будет ей стоить поступок любимой сестры. Родители никогда не примут маглорождённого в свой Род, а Андромеда слишком упряма, чтобы пойти у них на поводу. Она не фанатично-преданная заветам крови Беллатриса и не трусливая, боящаяся пойти против воли родных Нарцисса. Она сильнее их всех. И эта сила приведёт их семью к расколу.
      Сколько ещё Нарцисса просидела в пустом классе, она не знала, но, переступив порог гостиной Слизерина, застала собрание Пожирателей Смерти, которым руководила Беллатриса, вырвав на сегодня бразды правления из рук Люциуса. Он сидел в кресле, прикрыв глаза, с таким видом, что безмятежности его позы можно было позавидовать, но Нарцисса откуда-то знала, что всё это показное, ненастоящее. Люциус не был так прост, как пытался показать, и если сегодня балом правила Беллатриса, то только потому, что он позволил ей так думать. И это напугало Нарциссу, заставив задуматься, что будет с ней, если она позволит этому человеку ухаживать за ней, а может даже предложить ей руку и сердце.
      Брак с Малфоем упрочил бы положение Нарциссы в обществе. Она перестанет быть тенью сестёр, избавится от деспотичного надзора матери и тётки, сможет стать кем-то большим, чем просто младшая дочь Блэков. Но что придётся отдать взамен? Ей придётся стать марионеткой в руках Люциуса и его семьи, терпеть постоянные собрания Пожирателей Смерти в своём доме и делать вид, что она счастлива, что предпочла благополучие мечтам? 
      Нет, она не сможет так жить.
      Словно почувствовав, вокруг кого сейчас витают мысли Нарциссы, Люциус открыл глаза и выпрямился, уставившись на девушку своими серыми, как грозовое облако, глазами. Пойманная врасплох Нарцисса вздрогнула и опустила глаза в пол, быстрым шагом направившись к лестнице, ведущей к женским спальням. Она хотела спрятаться от всех и не выходить, пока гостиная Слизерина не опустеет. На лестнице Нарцисса столкнулась с Андромедой, которая озарила сестру счастливой улыбкой, а затем приветственным жестом дотронулась до её плеча, заставив Нарциссу отшатнуться и выдавить какую-то непонятную гримасу. Ей хотелось закричать, что она всё знает и не позволит Андромеде разрушить их семью, но вместо этого она лишь отвернулась и быстрым шагом продолжила путь к спальне. Она не видела, каким взглядом наградила её сестра и не знала, что именно эта реакция заставила Андромеду увериться в правильности своих поступков. 
      Каникулы приближались, а с учёбой не ладилось. Нарцисса часто видела Андромеду в компании друзей, но не пыталась переговорить с ней и выяснить, почему она стала встречаться с Тонксом, рискуя быть выжженной с Родового древа. Неужели она не понимала, чем ей может грозит любовь к грязнокровке? Люциус больше не делал попытки сблизиться с Нарциссой, хотя девушка часто ловила на себе его взгляды. Кажется, он понял, что пугал её и решил поискать другой вариант для ухаживаний, менее дикий и неприступный. Беллатриса искоса поглядывала на сестру, а однажды подошла к ней и сказала, что рано или поздно ей придётся сделать выбор и ей сильно повезёт, если Люциус всё-таки согласиться взять в жёны такую дурочку, как Нарцисса. 
      Почему она всё ещё позволяла Беллатрисе мучить её, Нарцисса не понимала. Но знала, что Белле доставляет удовольствие показывать свою власть на правах старшей сестры. «Интересно, — подумала Нарцисса, глядя в чёрные глаза Беллатрисы, — что бы ты сказала, если бы узнала о романе Андромеды с грязнокровкой?»
      И ответ на этот вопрос не заставил себя долго ждать, когда на семейном ужине по поводу Рождества Беллатриса подняла эту тему для обсуждения. Сначала Нарциссе показалось, что она ослышалась, когда Беллатриса вдруг спокойно объявила, что знает о романе своей сестры с неким нежелательным лицом. Почему-то мать тут же повернулась к Нарциссе и грозным тоном спросила, что всё это значит. «Конечно, — подумала младшая дочь, едва выдерживая тяжёлый взгляд матери, — если кто и виноват во всех бедах нашей семьи, то это несомненно буду я». 
      — Я жду ответа, — сказала тогда мать, продолжая буравить Нарциссу своим фирменным взглядом, а она едва сдерживалась, чтобы не сползти под стол, лишь бы спрятаться от матери. 
      Нарцисса боялась что-либо сказать, ощущая давление членов семьи, собравшихся за праздничным столом. Дух Рождества покинул столовую, а вместо него навалилось нечто мрачное и тяжёлое. Нарцисса задыхалась и комкала пальцами льняную салфетку, моля Андромеду саму во всём признаться, но сестра молчала, глядя куда-то вдаль пустым остекленевшим взглядом. Точно так же поступала и Беллатриса, хотя она уж точно знала, кто являлся виновником сего торжества. И Нарциссе не оставалось ничего, кроме как выдавить из себя:
      — Люциус Малфой ухаживает за мной, мама, и я… я… мне кажется, что испытываю к нему ответные чувства.
      Тишина стала оглушающей, воздух накалился до предела, и Нарцисса сжалась в комок, ожидая реакции матери, но она лишь откинулась на спинку стула и довольно произнесла:
      — Хм, сын Абраксаса Малфоя отличная партия для нашей дочери, не правда ли, Сигнус?
      — Ты права, дорогая, — ответил молчавший до сих пор отец, посмотрев на дочь благосклонным взглядом. — Думаю, нам стоит пригласить молодого человека в гости и познакомиться с ним поближе. Если придётся породниться с Малфоями, то это будет величайшей благостью для нашей семьи.
      Так Нарцисса поняла, что сама же выкопала себе яму, отрезав путь к отступлению. А семья вернулась к ужину, словно и не было этого ужасного разговора. Девушка жевала кусок мяса, казавшийся жёсткой подошвой, и изредка ловила на себе довольные взгляды Беллатрисы. Она не понимала, зачем той нужно швырять сестру в объятия Люциуса, и какую выгоду со всего будет иметь сама Белла. Обида и злость на старших сестёр застилали глаза, но девушка держалась с достоинством и встала из-за стола только после того, как отец объявил, что они могут посвятить время себе и своим занятиям. 
      Покинув столовую, Нарцисса вышла в сад и спряталась в тени растений, намереваясь обдумать сложившуюся ситуацию. Что если отец или мать решат обсудить с Люциусом его «взаимную симпатию» с их младшей дочери? Что если он скажет, что никакой симпатии между ними нет? Ей не стоило лгать родителям, но и противостоять им, уНарциссы не было сил.
      — Мне очень жаль, — на скамейку рядом с Нарциссой опустилась Андромеда. — Я ведь знаю, что никаких отношений между тобой и Люциусом нет и не может быть.
      — Тебе жаль? — огрызнулась Нарцисса, найдя на кого можно выплеснуть свою злость. — Жаль меня, да? Ты ведь не хуже меня знаешь, о ком говорила Белла. Но вместо того, чтобы признаться во всём, ты предпочла промолчать, сделав меня кругом виноватой. Впрочем, как всегда. 
      — Не понимаю, о чём ты говоришь, — сказала Андромеда, но девушка видела, как изменилась её безмятежная поза, как взгляд заметался по саду, словно её поймали на месте преступления, но ведь так оно и было, когда Нарцисса застала сестру в объятиях гриффиндорца Теда Тонкса. 
      — Я видела вас в том классе, — сказала Нарцисса, вставая на ноги, — тебя и того грязнокровку. Но вы были слишком увлечены друг другом, чтобы заметить меня, невольного свидетеля ваших утех. И ты ведь продолжаешь встречаться с ним, я права?
      — Это не твоё дело, — выдавила из себя Андромеда, тоже подскакивая на ноги и глядя на сестру сверху вниз. Они любили так делать, когда нужно было показать младшей Блэк её место в иерархии семьи. — Поэтому лучше бы тебе держать рот на замке, если не хочешь на одну проблему больше.
      Раньше это заставило бы Нарциссу проглотить обиду и позволить сестре руководить ей, как бывало прежде, но злость поднималась всё выше, заставляя забыть о том, что она тихая и покорная дочь и сестра. Ей надоело, что все вокруг помыкают ей и заставляют делать то, что, по их мнению, будет лучше для неё, Нарциссы. 
      — Лучше бы тебе порвать с грязнокровкой и выбрать кого-нибудь более подходящего для объекта воздыханий, — злобно ответила Нарцисса, сжимая руки в кулаки. 
      И тогда Андромеда впервые ударила её. А затем развернулась и ушла, оставив Нарциссу в одиночестве. Из глаз девушки брызнули слёзы, а щека горела, неся отпечаток ладони сестры. Нарцисса рухнула на колени и спрятала лицо в ладонях. Большего унижения она в жизни не испытывала. В душе разгорался огонь ненависти к семье, каждый день разрушающей её личность в попытке подавить и подчинить своей воле.
      Ночь пролетела быстро, хоть Нарцисса так и не смогла сомкнуть глаз. За завтраком мать объявила, что семья Малфоев приглашена на ужин, а отец добавил, что помимо Малфоев следует позвать ещё несколько достопочтеннейших семей вроде Лестрейнджей и Яксли. Нарцисса понимала, что всё это значило, родители решили собрать всех кандидатов в мужья для своих дочерей. 
      Нарцисса со страхом ждала, когда гости соберутся в фамильном особняке Блэков, и ей придётся встретиться с Люциусом Малфоем, которого она по глупости записала к себе в женихи. И когда младший Малфой вошёл в гостиную, Нарцисса едва сумела выдавить улыбку и встала навстречу приближавшемуся к ней Люциусу. Он без предисловий протянул ей руку и попросил показать ему их поместье, а она лишь кивнула и взяла его под локоть. Они вышли в сад, и сели на скамейку, только тогда Нарцисса отпустила Малфоя и отодвинулась от него как можно дальше. Люциус вскользь заметил, что для людей, у которых имеется «взаимная симпатия», они выглядят чересчур далёкими друг для друга.
      — Признаться, я был удивлён, когда отец спросил меня о… — Люциус на мгновение запнулся, а затем продолжил, как ни в чём не бывало, — о наших чувствах. И мне потребовалась вся выдержка, чтобы не спросить, какие чувства он имеет в виду. 
      Нарцисса смотрела на свои руки, боясь поднять взгляд, ведь это она втянула Люциуса в эту аферу, и теперь он сидит рядом с ней в ожидании ответа. А что она могла ему сказать? 
      К чести Люциуса он не давил на неё, не требовал объяснений, просто находился рядом в тот момент, когда ей нужна была поддержка. Нарцисса кусала губы, боясь, что ещё немного и не выдержит, разревётся, как последняя идиотка, а он будет жалеть её. Но Люциус молчал, и она молчала, не в силах справиться с собой. А потом… потом он вдруг привлёк её к себе и сказал, что с ним она может не бояться быть собой. И преграды рухнули, Нарцисса вцепилась в его пиджак и разрыдалась. 
      С этого дня они не стали парой, но Нарцисса обрела нечто большее — друга, который всегда был рядом, чтобы поддержать её.
      Они вернулись в Хогвартс друзьями. С Люциусом Нарцисса вдруг перестала чувствовать себя тенью своих сестёр. Она стала кем-то большим, чем младшая из Блэков. В ней появилась уверенность в собственных силах, внутренний огонь, закалявший сталь. 
      
      После окончания Хогвартса Андромеда сбежала из дома с Тедом Тонксом накануне своей свадьбы с Корбаном Яксли, которому прочили блестящую карьеру в Министерстве Магии. Разъярённая Друэлла бросила все силы на поиски беглянки, а когда Андромеду нашли и вернули в лоно семьи, девушка была на сносях. Нарцисса стояла возле окна и смотрела в сад, когда раздался крик Андромеды, что это её выбор и судьба. Друэлла потребовала от дочери отречься от грязнокровки и вернуться в семью, а после отказа, с силой ударила девушку по голове тростью. Андромеда, не ожидавшая этого, упала на пол и протянула руку к младшей сестре, прося вступиться за неё и помочь, но просчиталась. Наверное, Нарцисса не зря была потомком Блэков или в ней говорила обида на сестру за тот удар, который она так и не смогла простить, но девушка лишь высокомерно произнесла, что не желает иметь ничего общего с предателями крови. 
      — Ты мне противна, — сказала тогда Нарцисса, посмотрев в глаза сестре, — и ты, и твой не родившийся отпрыск. У меня больше нет сестры.
      — Больше нет сестры, — повторила вслед за Нарциссой Беллатриса, обняв девушку за плечи и презрительно уставившись на Андромеду. — Магловская подстилка должна знать своё место в этой жизни.
      Друэлла оглянулась на дочерей, посмотрела на мужа, а затем подошла к Родовому Древу, занимавшему одну из стен гостиной. Подняла волшебную палочку и поднесла её к полотну.
      — Не надо, мама, умоляю тебя, — закричала Андромеда так, что её вопль навечно засел в голове Нарциссы. — Мама, прошу, это же твоя внучка.
      — У меня больше нет дочери, — тоном не терпящим возражений, произнесла Друэлла и коснулась волшебной палочкой имени Андромеды на полотне. — И внучки тоже нет.
      Казалось, прошло много лет, прежде чем Андромеда Тонкс смогла подняться на ноги. Она обвела взглядом людей, которых прежде считала своей семьёй, а затем повернулась и вышла с высокоподнятой головой. И вместе с ней из дома ушло всё то, что делало их семьёй. 
      Вскоре состоялась свадьба Беллатрисы и Родольфуса. Нарцисса стояла рядом с сестрой, держа в руке букет подружки невесты, и думала о том, что этот союз прочным не назовёшь. Шикарная церемония, собравшая в поместье всех влиятельных лиц, была лишь ширмой, призванной замять скандал, учинённый побегом Андромеды. Честь семьи была посрамлена, и только хорошее приданное заставило Родольфуса повести Беллатрису к алтарю. Нарцисса знала, что сестра давно и бесповоротно влюблена в Тёмного Лорда, который видел в ней лишь верную соратницу, но не женщину, а Родольфуса больше заботило собственное благосостояние, чем реальные чувства. 
      Когда торжество было в самом разгаре, к Нарциссе приблизился Люциус. Они не виделись много месяцев, но обменивались письмами раза три в неделю. Благодаря отцу и сестре Нарцисса знала, что Люциус строит карьеру в Министерстве Магии, намереваясь однажды занять пост министра. Так же она знала, что Люциус собирается примкнуть к Тёмному Лорду и получить Чёрную метку, знак высшей преданности. 
      Выйдя в сад, Нарцисса отстранилась от молодого мужчины и посмотрела ему в глаза, намереваясь увидеть в них ответы на свои вопросы, но взгляд Люциуса был безмятежен.
      — Ты правда хочешь стать одним из них? — прямо спросила Нарцисса, поджав губы. — Они ведь убийцы, Люциус.
      — Мы все стремимся к правому делу, Цисси. Чистокровные должны править этом миром, и Тёмный Лорд ведёт нас к величию.
      — Мы? 
      Холодея от ужаса, Нарцисса схватила мужчину за руку и дёрнула запонки на его рукаве. Приподняв ткань повыше, она уставилась на страшный рисунок на предплечье Люциуса — череп со змеёй, выползающей изо рта — и ахнула, зажав рот ладонью. 
      — Как ты мог? — только и смогла выдавить Нарцисса, отшатнувшись. — Как ты мог так поступить, Люциус?
      — Тёмный Лорд даровал мне великую честь, приняв в свои ряды, Нарцисса, — восторженно сказал он, не понимая реакцию девушки. — Точно так же как и твоей сестре и зятю. И если ты только попросишь, то сможешь стать одной из нас.
      — Нет, Люциус, не попрошу, — покачала головой Нарцисса, отвернувшись. — Я хочу спокойной жизни, без войны и страхов за свою семью. Я хочу, чтобы мои дети могли расти без страха, что однажды им придётся пойти по стопам родителей и встать под знамёна Тёмного Лорда.
      — Тогда тебе стоит пойти по стопам Андромеды.
      Нарцисса дёрнулась, словно Люциус ударил её, и он тоже это понял, но даже не попытался извиниться за свои слова.
      — Наверное, ты прав, — ответила она и ушла, оставив его в одиночестве.
      Лишь удалившись на безопасное расстояние, Нарцисса свернула вглубь сада и без сил рухнула на скамейку, понимая, что вся стабильность разваливается на глазах. Идеалы Тёмного Лорда прочно засели в головах чистокровных волшебников и всё больше магов становились под его знамёна. В воздухе витали отголоски приближающейся войны. Пока все действия разворачивались тайно, но вскоре Пожиратели Смерти начнут играть в открытую. Скоро начнут гибнуть маглы и волшебники, не согласные с режимом Тёмного Лорда. Скоро мирной жизни придёт конец.
      А она даже не начинала толком жить.
      
      В 1977 году на пороге фамильного особняка вновь появился Люциус Малфой. Слава бежала впереди него, и Нарцисса знала, что за те годы, что они не виделись, Люциус снискал славу одного из особо приближённых к Тёмному Лорду. Мать часто вздыхала, что младшая дочь упустила выгодную партию, а отец говорил об успехах Беллатрисы, единственной дочери, принёсшей роду Блэк славу и уважение, чего не смогли сделать ни Андромеда, ни Нарцисса. 
      Люциус застал Нарциссу врасплох, она не успела сменить платье, заляпанное краской, но мать настояла, чтобы дочь немедленно спустилась в гостиную и предстала перед гостем. Ослушаться родительницу Нарцисса не посмела, лишь поправила выбившиеся из причёски светлые локоны и с достоинством вошла в малую гостиную.
      Она была не готова к тому, что последует дальше, но увидев Люциуса, мерявшего шагами гостиную, замерла на месте. Зачем он вернулся спустя столько лет? Хочет втянуть в ряды Тёмного Лорда, заставить принять Метку? Так этого не удалось даже Беллатрисе, неужели Люциус думает, что это получится у него?
      — Здравствуй, — голосом полного достоинства приветствовала гостя Нарцисса. — Не скажу, что рада тебя видеть, но раз уж ты здесь, будь добр, перестань мельтешить перед глазами. 
      — Ты изменилась, — сказал Люциус, но послушно сел в кресло.
      — Ты тоже.
      Нарцисса села и сложила руки на коленях. Она не знала, о чём им говорить, ведь прошло много лет, с тех пор как они считались друзьями. Казалось, что это было в другой жизни, где не было войны между Волан-де-Мортом и Орденом Феникса. Иногда Нарцисса хотела сбежать куда-нибудь, лишь бы не слышать, что где-то за пределами их особняка гибнут люди. Но знала, что не сможет этого сделать.
      — Зачем ты здесь? — первая разорвала тягостное молчание Нарцисса.
      — Хочу жениться на тебе.
      — Ты ведь знаешь мой ответ, не так ли? Так зачем ты здесь?
      — Это дело решённое, Нарцисса. Тёмный Лорд настаивает на нашей свадьбе, твои родители одобрили его приказ. Твоё мнение не учитывается.
      Нарцисса шумно выдохнула, словно он ударил её в живот. Подняв голову, она прищурилась и с ненавистью во взгляде уставилась на Люциуса.
      — И что потом? Мне придётся принять Чёрную Метку, стать одной из вас?
      — Нет, если ты этого не хочешь. Но ты станешь миссис Малфой, родишь мне наследника и получишь доступ ко всем моим счетам. У тебя будут статус и власть. Неплохая сделка, я думаю.
      — Деньги — последнее, что заботит меня, Люциус. Статус и власть тоже. Поэтому сделка неплохая только для тебя. Я ведь говорила, что хочу для своих детей лучшего, а вместо этого ты предлагаешь мне наблюдать за их страданиями. Нет, Люциус, я не выйду за тебя замуж.
      — Я всегда добиваюсь своего, — ответил Люциус, поднимаясь на ноги, — тебе ли не знать.
      И Нарцисса прекрасно поняла, что на этот раз он не отступится. 
      А через год она стояла в подвенечном платье и давала клятву верности человеку, который собирался разрушить её жизнь.
      Если кто-то думал, что Нарцисса вышла замуж по большой любви, то это только потому, что она позволяла всем так думать. Любовью там и не пахло. Они жили в одном доме, ели за одним столом, спали в одной постели. Браки между чистокровными редко были счастливыми, но крепкими. Нарцисса не любила своего мужа, а он не любил её. Но будучи женой Люциуса приучала себя уважать своего мужа, благосклонно принимая его заботу о ней. Когда Малфой-мэнор был открыт для посещений, они играли влюблённую пару, что никто не посмел бы усомниться в обратном. Когда же последний гость покидал их дом, Люциус брал жену за руку и вёл в спальню, где занимался с ней любовью с такой нежностью, какой не показывал вне спальни.
      Их семейная жизнь не была лёгкой, но будучи беременной Драко Нарцисса вдруг поняла, что любит своего мужа, а он испытывает к ней ответные чувства. Через год после рождения Драко, Тёмный Лорд пал, а для их семьи наступила тяжёлая полоса, наполненная судебными тяжбами и каждодневными проверками. Ищейки из Министерства рыскали в поместье в поисках улик, позволивших бы посадить Люциуса в Азкабан на долгий срок, но, ничего не обнаружив, уходили не солоно хлебавши, а вскоре возвращались вновь. 
      Беллатриса с мужем оказались в Азкабане. Мать скончалась от сердечного приступа, когда в их дом ворвались мракоборцы, а отец попал в Мунго. Семья Нарциссы рушилась на глазах, и она уже не верила, что однажды наступит долгожданный покой. Но спустя несколько лет Люциуса полностью оправдали, и начался новый этап жизни. Нарцисса уже не верила, что так может быть и постепенно перестала вздрагивать от каждого шороха. Наконец-то её сын сможет расти в мире и любви, где нет места страху за жизни своих любимых.
      Ох, как же она заблуждалась. 
      Возрождение Лорда окончательно уничтожило семью Нарциссы. Люциус вернулся под его знамёна, провалил задание с пророчеством, попал в Азкабан. И Тёмный Лорд взялся за её единственного сына. И Нарциссе ничего не оставалось, как наблюдать за тем, как её мальчика ломают и превращают в убийцу. Тот, кого она так хотела уберечь от тягот войны, попал в самую гущу событий.

      Нарцисса очнулась от своих мыслей, услышав обеспокоенный голос сестры, взывавшей к Тёмному Лорду.
      — Повелитель, позвольте мне… 
      — Я не нуждаюсь в поддержке, — холодно сказал Волан-де-Морт, отталкивая от себя женщину, и Беллатрисе ничего не оставалось как отдёрнуть протянутую на помощь руку. — Мальчишка… мёртв? 
      На поляне воцарилась полная тишина. Никто не смел приблизился к Гарри без разрешения Тёмного Лорда, но Нарцисса чувствовала их страх, опутывающий и душащий своими липкими щупальцами.
      — Ты, — раздался голос Волан-де-Морта, а затем Нарцисса почувствовала как её тело пронзила острая боль. Вскрикнув, она поняла, что именно её отправили на освидетельствование мальчишки. — Осмотри его. Доложи мне, мёртв он или нет.
      На подгибающихся ногах Нарцисса приблизилась к мальчику и дрожащими пальцами дотронулась до его лица, а после забралась пальцами под рубашку в надежде нащупать пульс. Она держала руки на груди Гарри Поттера, чувствуя как под её ладонями бьётся его сердце. Смертельное заклятие вновь не смогло убить мальчика, которому было суждено избавить их всех от змеиного выродка. Нарцисса склонилась к лицу Гарри Поттера, скрывая его лицо длинными волосами и прошептала:
      — Драко жив? Он в замке?
      — Да, — выдохнул Поттер. 
      Нарцисса выдохнула, едва сдерживая слёзы. Её мальчик жив, и скоро она увидит его, обнимет и заберёт домой. Подальше от этого ужаса. Они заслужили покой. Её ногти впились в кожу молодого мужчины, а затем она убрала руку и поправила рубашку на его теле. 
      — Он мёртв! — громко объявила Нарцисса Малфой. 
      Она устала бояться и сделала выбор в пользу своей семьи. И сегодня у неё впервые за много лет появился шанс на спасение не только своего ребёнка, но и других детей, так рано повзрослевших на этой войне. И она сможет это сделать, потому что терять ей больше нечего.
      Пожиратели зашумели, издавая восторженные крики, затопали ногами, и стали запускать в воздух красные и серебряные вспышки. Но только двое присутствующих здесь людей знали, что ликовать и праздновать им осталось недолго.



Selena Moor

Отредактировано: 13.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться