Науфрагум 2: Печальная земля

Размер шрифта: - +

Глава шестая Обломки прошлого мира

Железнодорожная насыпь магистрали, на которую мы выбрались с лесовозной ветки примерно час назад, плавно повернула влево, и над зубчатой стеной громадных замшелых елей возникли упирающиеся в низкие облака высокие тонкие мачты с разлапистыми трехлопастными винтами.

– Это что там такое? – поинтересовалась Алиса, просунувшись ко мне в отделение управления из-под правой пулеметной башенки.

– Мне казалось, ты дрыхнешь, а не наружу смотришь, – отозвался я, утирая очередную порцию крупных холодных капель, заброшенных нудным нескончаемым дождем в узкое окошко механика-водителя.

– Уже выспалась и соскучилась. Сколько мы едем с утра, часа три? Да и трясет на шпалах, к тому же. Так что это? Ветряные мельницы?

– Для мельниц великоваты. Наверное, роторы ветроэлектростанции – гардариканцы довольно активно их строили. Смотри, у одного лопасти до сих пор крутятся. Прикинь, что за неубиваемые подшипники там стоят. А вот в твоем модненьком велосипеде «Данлоп» мне пришлось два раза за год менять.

Действительно, на одной из пяти мачт ротор, развернувшись против ветра, величественно и плавно вращал узкими тонкими лопастями. Три других мертво застыли, а последний перекосился, упершись лопастями в землю.

– А толку с того, что крутятся? Кому от этого польза? Разве что пейзаж украшают, привлекают потенциальных Дон-Кихотов. Интересуешься?

– Естественно. Необычайно любопытные сооружения – вот бы забраться наверх, к генератору. Какие там обмотки и якоря… да и вид оттуда должен быть невероятный.

– В такую хмарь только сыро, промозгло и противно. Эй, а за ними что?.. Вот это да! Купола, да стеклянные… погоди, они же выше ветряных мельниц! Это же просто горы какие-то!

Алиса была права. Мы не заметили громадные сооружения сразу, поскольку вершины полусферических куполов уходили в тусклые облака, сеющие бесконечную морось. Зато теперь глазу открылось все величие разворачивающейся картины. Над лесом возвышались два громадных ячеистых купола высотой не менее ста ярдов. Поблескивали мокрые стекла, вставленные в шестигранные ячейки из стальных балок. За ними громоздилось и вовсе титаническое сооружение, превышающее их высотой не менее, чем вдвое.

– Геодезики Фуллера, настоящие… – со священным трепетом выдохнул я. – О них писали в «Популярной механике», и там были картинки, но ни за что бы не подумал, что они такие… такие огромные.

Легкий горьковатый аромат полыни подсказал, что дремавшая на полике башни принцесса тоже встала и наклонилась, глядя через мое плечо в люк.

– Почему их называют геодезиками? – поинтересовалась она.

– Геодезическая конструкция – напоминающая земной шар, то есть сферическая, самонесущая. Для нее не нужны поддерживающие колонны и консоли, и внутренний объем может быть очень большим. Если я правильно припоминаю, в Гардарике собирались использовать их на крайнем Севере, в Арктике, чтобы прикрывать жилые городки на нефтяных и газовых промыслах. Предполагалось, что там даже полярной ночью могли бы цвести розы – настоящая утопия. Строительство начали, но до конца довести не успели. Теперь там все занесено снегом и скрыто громадными сосульками.

– Но ведь здесь не Арктика, не правда ли? – удивилась принцесса. – Розы, наверное, отцвели, но в середине лета и здесь, наверное, тепло. Зачем же купола?

– Не знаю, – честно ответил я. – Но смотрите, эти геодезики полностью закончены, и, несмотря на прошедшие полвека, держатся хорошо. Стекла на месте, каркас нигде не прогнулся – вот что значит научный подход.

Танк, тем временем, все так же грохоча по шпалам, миновал семафор, от которого вправо, в сторону куполов и ветряков, пошла крутым загибом двухпутная железнодорожная ветка. Лес на мгновение расступился, и мы с удивлением заметили стеснившиеся у подножия титанических куполов крохотные бревенчатые домики с тесовыми крышами и маленькими подслеповатыми оконцами, окруженные деревянными заборами, сеновалами и амбарами. Из печных труб вился жидкий дымок, неопровержимо доказывая, что притулившаяся под боком у геодезиков деревня – не обман зрения.

– Смотрите, смотрите, там люди живут! – закричала Алиса, точно мы могли не заметить. – Деревня! Домики, и печи топят!

– Разве континент не полностью необитаем? – удивилась Весна, тоже выглядывая через мое левое плечо. – Но ведь Науфрагум не мог действовать избирательно! Материк накрыло полностью, если не считать арктических полуостровов и покрытых ледниками архипелагов.

– Практически так и было, – кивнула принцесса. – Видимо, это новые поселенцы. Я слышала, что люди начали возвращаться. Однако их крайне мало. Трапперы, охотники за пушниной, искатели сокровищ, и буквально единицы земледельцев, причем только на побережье и гораздо южнее. Наткнуться на поселение всего на второй день пути – нам удивительно повезло.

– Что же это за люди? Они нам помогут?.. – с надеждой вставила Алиса. – Сообщат о нас, вызовут помощь по телеграфу?..

– Сомневаюсь, – покачал я головой. – Куда отсюда телеграфировать? Столбы попадали, провода провисли, сама же видела по дороге. Не говоря уже о том, что спасательная экспедиция может встретить нас вовсе не распростертыми объятиями. Забыла про обвинение в покушении, пиратстве и мятеже?

– Да глупости, кто нас будет серьезно обвинять? Принц тоже подуспокоится и образумится – не станет же он требовать отправить за решетку собственную сестру?

Грегорика вздохнула.

– Вы удивитесь, Алиса. Яков злопамятен и от него всего можно ожидать. А когда замешана политика… я бы не стала рассчитывать на его милосердие.



Костин Тимофей

Отредактировано: 22.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться