Науфрагум 3: Заброшенный край

Размер шрифта: - +

Глава седьмая: Охота на волков - Пролог

Днем раньше

 Гардарика, место сброса гондолы «Олимпика»

Первое августа, три часа ночи

 

Пролог

 

– Проклятье!..

Принц Яков в раздражении стукнул кулаком по подлокотнику резного кресла, которое возвышалось в носовой части бального зала. Плексигласовые световые панели на окнах выдержала удар при падении гондолы, и внутри с виду все еще сохранялась привычная атмосфера роскошного прогулочного лайнера-дирижабля. Впрочем, отключение мощных бортовых генераторов, оставшихся в моторных гондолах на корпусе «Олимпика» или сорванных при падении, привело к тому, что температура упала существенно ниже комфортной. Украшенные искристым хрусталем вычурные люстры под потолком, конечно же, не горели. Оставшихся в сброшенной на грунт гондоле аварийных генераторов хватало лишь на тусклые плафоны, и они с трудом рассевали темноту в обширном зале. Картина напоминала любительскую постановку какой-то второразрядной пьесы про благородных рыцарей и разбойников. Словно дети распотрошили бабушкин гардероб и напялили дедушкины мундиры с потускневшими позументами.

Глядя в уныло согнутую спину второго помощника капитана, удаляющегося в сторону выхода из зала, принц требовательно обернулся к своему камердинеру, сутулому лысоватому субъекту с тонким хрящеватым носом, украшенным бородавкой на самом кончике.  

– Так ты выяснил хоть что-то, Трумэн?!

– Да, ваше высочество. Он пропал.

– Что значит, «пропал», идиот?

Камердинер еще ниже согнул длинную тощую шею и скорчил унылую гримасу:

– В буквальном смысле, ваше высочество. В трюме осталась только лужа крови на палубе возле внешнего люка. И одна из парных шпаг. Вторую, если мне не изменяет память, я видел потом на поясе бешеной горничной ее высочества…

– Так что же, она его и прикончила?.. – принц в задумчивости покусал гладкий, изящно опиленный ноготь. – Они ввалились в зал откуда-то снаружи, эта дикая девка и тот наглый проныра из Йеля, что осмелился танцевать с Грегорикой и потом испортил мне все дело! Это из-за него сестричка раскрыла мой маленький спектакль. Хм, по крайней мере, в части, направленной на то, чтобы снискать ее благосклонность. Получается, Якоб не убил его, а затеял какую-нибудь дурацкую дуэль, как в прошлый раз. Вот тупица, все испортил!

– Но вы же сами сказали: «Преподай ему урок», – напомнил зануда-камердинер, прищурив водянистые глазки. – Надо полагать, пока он развлекался, появилась телохранительница, расправилась с ним и выкинула за борт.

– Это я и имею в виду. Глупо было доверить такое дело самонадеянному наглецу. Сколько я растил его, сколько бился, сколько извел медикаментов! Как же это получилось? Кто виновник?!..

– Затрудняюсь ответить, ваше высочество. Но наверняка здесь торчат уши его высокопревосходительства Магнуса.

– Еще бы! Без старого лиса наверняка не обошлось. Я запомнил эту псевдо-горничную еще тогда, в папочкином замке, … – на лице принца ненадолго появилось совершенно несвойственное ему выражение сомнения, чуть ли не растерянности. – …Впрочем, все так странно обернулось – до сих пор не помню, что именно там произошло. Лишь потом мне сообщили, что это одна из его выкормышей. Надеюсь, сейчас она не успела вытянуть из Якоба чего-то лишнего… 

– Увы, ваше высочество, именно она вас и обвинила в заговоре, ссылаясь на его признание. Но имеет ли это значение? Телохранительница, скорее всего, погибла вместе с ее высочеством и прочими… 

– Не смей каркать, мерзавец!.. – вскинулся Яков, грозно сверкнув глазами. – На горничной был парашют, и она наверняка спасла Грегорику! Я сам видел, как они улетали... – Яков снова треснул по подлокотнику и скрипнул зубами: – Проклятье, это не сойдет ему с рук!

– Что не сойдет, ваше высочество?

– Не твое дело. Но нужно непременно узнать, что стало с сестрицей, нужно послать людей на поиски. Радиостанция развернута?

– Да, ваше высочество. Судя по паническим запросам с радиостанций Карантинной комиссии с побережья, кто-то из тех, кто был с принцессой, успел дать сигнал СОС. Карантинщики приняли и оттранслировали радиограмму за океан, а теперь без конца вызывают нас. 

– В Либерии все наверняка стоят на ушах. Скоро и мы выйдем в эфир. Но я должен появиться в самый нужный момент, чтобы снискать лавры спасителя. Пусть все знают, что их деточки остались живы лишь благодаря мне. Что же касается той радиограммы... – принц взялся за подбородок. – Значит, они все же успели – наверняка это опять работа милой сестрицы. Надеюсь, она не успела сообщить ничего лишнего.

– Помощник сказал, что отделившаяся оболочка должна была упасть в радиусе примерно пятидесяти или ста миль.

– Уверен, что она выжила – упрямство Грегорики нельзя недооценивать, – решительно проговорил Яков. – Вопрос в том, что они там успели передать?

– Как только натянем большую антенну, выйдем в эфир и установим связь с Кейп Норманд, запросим текст ее радиограммы у «Галла». Он ждет лишь нашего сигнала и будет нам подыгрывать, согласно договоренности, – напомнил камердинер и льстиво ухмыльнулся: – Подкупить старшего радиста метеостанции было по-настоящему гениальной мыслью, ваше высочество.

– Еще бы! Ведь план сочинил именно я, – высокомерно поднял подбородок Яков. – Распорядись собрать пассажиров, чтобы я мог выступить – мне нужно полное подчинение.

– Это можно гарантировать, ваше высочество. Да полдела уже и сделано – вы так умело запугали второго помощника, обвиняя его в попустительстве заговору Кёмница, что он совершенно раздавлен и будет следовать каждому вашему слову. Великолепно! – еще разок польстил камердинер.



Костин Тимофей

Отредактировано: 20.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться