Науфрагум 3: Заброшенный край

Размер шрифта: - +

Глава седьмая: Охота на волков - часть 2

2.

 

Не прошло и двух часов, как наш импровизированный отряд из двух танков, на которых десантом сидели два десятка крестьян, вооруженных охотничьими ружьями, остановился на узкой насыпи. Ржавые рельсы вели по добротному каменному мосту через быструю речку, прыгающую по камням, и дальше – в глубокое ущелье, ограниченное с обеих сторон крутыми скальными кряжами, образовавшими нечто вроде огромного портала. Среди замшелых известняковых плит, рассеченных трещинами, струились многочисленные ручейки. Солнечные лучи, даже когда прорывались в этот час через разрывы гонимых западным ветром плотных облаков, совсем не освещали уходящее куда-то вправо и быстро сужающееся ущелье. Темные ели, вцепившиеся корнями в камень, усиливали мрачное настроение. Поодаль хрипло прокаркала ворона.

Танк Герта, который указывал дорогу, остановился как раз перед мостом по требовательному сигналу моего гудка. Наш танк клюнул носом ярдах в двух позади него. Непривычные крестьяне покрепче вцепились в поручни, чтобы не свалиться с брони.

– Чего вы там? – нетерпеливо крикнул наш новый союзник, когда мы с Грегорикой вылезли из танка и поравнялись с ним. – …Недалече уже – с версту!

– Золтан предположил, что разбойники могли устроить ловушку. Например, заминировать мост. Лучше проверить заранее, – объяснила Грегорика, всматриваясь в темное ущелье. – И кстати, вы не знаете, что за всадники маячили позади, когда мы выехали на магистраль от деревни?

– А! То ж соглядатаи – Момчил да Димитар. Следили за мной от самой станции – ну, где у барона замок. Небось, сейчас помчались доложить ему, куда мы поехали.

– Вот как. А у барона есть другие танки?

– Нету. Есть еще трактор с прицепом, да грузовик-трехтонка, только у того последние шины в прошлом году изорвались.

– Понимаю. Золтан, с мостом все в порядке?

– Да, я проверил снизу – никаких сюрпризов нет.

– Прекрасно, – кивнула Грегорика. – Что же, давайте решим, как будем вести штурм. Герт, вы говорили, что логово разбойников на лесопилке? Много их там осталось?

Молодой дружинник немного смешался – как всегда, когда не него падал взгляд принцессы, но затем деловито начертил прутиком на песке план.

– Бандитов было десятка три или поболее. Уж не знаю точно, сколько сбежали. В глубине ущелья старая каменная лесопилка с тремя цехами и пилами – там еще пруд и несколько водяных колес. Сейчас, правда, уже не крутятся. И пакгаузы вокруг, некоторые завалились. 

– Есть какие-то укрепления? – уточнил я. – Нужно было, наверное, допросить пленного разбойника.

– Да ну его – еще завел бы в ловушку! – махнул рукой дружинник. – А я и сам видал все своим глазом. Ейнаугиг осторожный был, тертый волчара. Перед лесопилкой поперек ущелья они забили рельсы, чтоб не проехал танк, и за ними рогатки против конных. А на путях – баррикада и железный вагон, навроде крепости – им запирают проход, когда нужно. Поперву Вак прикидывал, как бы налететь ночью, но когда я разведал, какая тут оборона, он решил, что это только убиться, и думать запретил.

– А чем они двигали вагон, локомотивом?

– Не, у них своего нет. Последний из тех, что был у барона, лет пять назад сломался. Правда, еще два паровоза есть. Но разбойники-то из Шварцвальда пришли, а там мост обрушен. На этом берегу они только вагоны нашли, и танком за собой таскали. А из одного сделали вроде как крепость – закрыли железными листами и устроили бойницы.

– Оригинально. Получается, они могут отстреливаться из-за заграждения? – почесав в затылке, я предложил: – Но, если у них не осталось пушек, то мы можем просто оставить десантников на безопасном расстоянии, подойти поближе и расстрелять этот блиндированный вагон снарядами.

– Все согласны? Есть дополнения? – Грегорика обвела взглядом меня, Брунгильду, Весну и Герта с Божидаром. – Хорошо. Тогда мы принимаем ваш план, Золтан. Наш танк вооружен более мощной пушкой, мы выйдем вперед.

– Я тоже!.. – воскликнул дружинник. – Дозвольте и мне пострелять! Всегда хотел, да барон не давал снарядов, скопидом.

– Как же ты будешь и рычагами работать, и стрелять? – удивился я. – Возьми себе стрелка. И кстати, «Машиненгевер» во второй башне работает?  

– Справлюсь! А неумех мне не надобно! – усмехнулся Герт. – Пулемет-то строчит, как надо, патронов много. Задам им жару, душегубам.

Мне тоже захотелось попросить нежданного союзника дать и мне пострелять из легендарного пулемета – но сейчас это выглядело бы совершенно несерьезно. Поэтому пришлось сдержаться, утешая себя мыслью, что, может быть, получится потом. В конце концов, теперь я тоже был вооружен: Брунгильда отдала мне трофейный кавалерийский карабин.   

 

 

Панорама разбойничьего гнезда несколько напоминала рыцарский замок – неудивительно, что отправившийся на тот свет атаман выбрал это место.

Посередине сузившегося ярдов до ста ущелья, в левой части которого прыгала по камням бурная река, высилось сложенное из дикого камня прочное строение, явно насчитывающее несколько веков. Несколько башенок в готическом стиле и крутая кровля, крытые замшелой черепицей, кованые кронштейны для фонарей и густейшие заросли колючей дикой розы, взбирающейся по стенам, придавали лесопилке весьма романтический вид. Казалось, стоит распахнуть массивные деревянные ворота, ведущие в центральный зал лесопилки, и взглядам предстанет увитое цветами ложе Спящей Красавицы. Впрочем, местные обитатели дополнили картину собственным вариантом некрофильской эстетики: на столбах во дворе, кронштейнах и флагштоках башенок белели разнокалиберные черепа. В основном – с рогами, но виднелись и небольшие, подозрительно круглые, наводящие на самые мрачные мысли.



Костин Тимофей

Отредактировано: 20.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться