Науфрагум 3: Заброшенный край

Размер шрифта: - +

Глава девятая: Мертвая история - часть 4

Громадный корпус линейного дирижабля «Беллерофон» слегка подрагивал от ударов ветра. Снаружи, из-за широких обзорных стекол командной рубки доносилось размеренное уханье длинных пропеллеров. Эскадра лежала в дрейфе, но для того, чтобы разогнавшийся над просторами Атлантики западный ветер не унес массивные корабли вглубь континента, приходилось постоянно подрабатывать моторами против него.

Проглядывающая сквозь быстро ползущие рваные облака луна бросала широкую серебристую дорожку на ровную океаническую зыбь, кажущуюся с высоты совсем небольшой. По рыбообразным силуэтам развернувшихся строем пеленга на север от флагмана прочих воздушных кораблей скользили тени, то скрывая их во мраке, то ярко высвечивая на фоне смутно рисующегося вдали побережья.

Адмирал Магнус Болейн бросил взгляд на наскучивший пейзаж и устало откинулся на спинку кресла. Стекло отразило покатый лоб, обрамленный редкими напомаженными волосами на висках и затылке, щегольски подстриженные седые бакенбарды и узкие губы, сложенные в разочарованной гримасе. Блеснуло обильное золотое шитье стоячего воротника и роскошных аксельбантов, бриллианты многочисленных крестов и орденов.

– Почему же ваша разведка прошляпила этих тварей? У вас есть удовлетворительное объяснение, коммодорТальбот? Вы сознаете, как сильно оказались нарушены наши планы, и какой опасности мы подвергаемся? – недовольно спросил адмиралу сутулого офицера в измятой полевой форме – начальника разведки Первой оперативной эскадры.

– Ваше превосходительство, вы же понимаете, что за такое малое время у нас не было возможности провести тщательную рекогносцировку, – упрямо наклонив голову, защищался коммодор. – Более того, эти пустоши столь обширны, что без точных координат тут вообще невозможно ничего найти. Если вспомните, вы сами отклонили мое предложение предварительно отправить крейсер на разведку.

– Это было бы равносильно тому, чтобы встать и закричать на всю Либерию: «Нас интересуют тайны Гардарики!» Естественно, такого я не мог себе позволить; максимум – агентурная разведка через Карантинную комиссию, – недовольно заметил адмирал, позвякивая ложечкой в стакане с чаем в серебряном подстаканнике.

– Совершенно верно, я сам же ее и организовывал, – с гордостью напомнил Тальбот. – Агенты опросили поисковые партии, включая тех, кто проходил черед Оппау, но сами добраться до него не успели, потому что события развивались слишком быстро.

Болейн лишь желчно фыркнул:

– Все эти оправдания ничем не помогли бы, атакуй нас внезапно эти непонятные биоконструкты. И если бы не моя Грегорика, предоставившая ценнейшую информацию о летающих тварях, так бы и случилось уже сегодня или завтра. 

– Безусловно, ваше превосходительство – ваша юная подопечная очень талантлива. Правда, брат ничуть ей не уступает, а то даже и превосходит. Жаль, что он отказался от нашего предложения и повел свою игру.

– Лучше не напоминайте про Якова, – скривился адмирал. – Сопляк слишком самонадеян, думает подняться с помощью лишь собственных интриг. А ведь я вписал его в такую замечательную схему! Более того, предложил свою ценную поддержку, знания и опыт.

– Крайне неблагодарно с его стороны. Впрочем, мы ведь в любом случае планировали доверить ему главную часть поисков, просто теперь он оборвал поводок, как слишком резвая гончая.

– Кровь Тюдоров, что вы хотите, – с недовольной гримасой  пробурчал адмирал. – Они всегда делали, что хотели, не принимая во внимание мнение даже самых близких членов семьи. Вспомнить хоть Макса – скольких уговоров мне стоила его женитьба на сестре, даже когда расстроился тот дурацкий марьяж с трансильванской провинциалкой! Я уже совсем собрался выдать дочку за Ричарда и посадить внука на престол – и тут он идёт на поводу у старика Траяна и отрекается вслед за ним! Какая глупость!

– Не говорите, ваше превосходительство, – поддакнул коммодор. – Отбросить древнюю честь и гордость славного рода Тюдоров и отдать власть лавочникам! Максимилиан просто сошёл с ума. Прекрасно понимаю вас, когда вы видите своим долгом исправить ту прискорбную ошибку.

– Вот только все пришлось начать фактически сначала, – сварливо заметил адмирал, обминая толстую гаванскую сигару. Тальбот поспешил щёлкнуть зажигалкой, пытаясь успокоить раздражённого патрона, и льстиво заметил:  

– Что же, придётся взглянуть философски: принцесса подойдёт на роль публичной фигуры не хуже, а управлять ей будет проще, чем строптивым братцем. Общественность, уставшая от дурацких потуг на либерализм, будет рукоплескать вам, как человеку, вернувшему старые добрые императорские времена, и вы сможете направлять всю политику новой империи.

– Хммм, – промычал, окутавшись дымом, Болейн. Кажется, настроение его начало улучшаться, и он задумчиво покивал, бормоча себе под нос: – Да-а-а, это будет совсем неплохо. Главное, заполучить то, что перетянет на весах любое золото…

 

– Господин адмирал, фототелеграмма из штаба флота,– один из шифровальщиков торопливым шагом поднялся на адмиральскую платформу и протянул фотографическую карточку и бланк. – И еще личные телеграммы вам.

– Так-так, посмотрим, что они нашли в ответ на наш запрос, –проговорил адмирал, жестом оправив радиста прочь. – Моим старым глазам уже трудно, прочтите вы, коммодор. Во-первых, доверяй, но проверяй; эта шифровка действительно от той, о ком я думаю?

Выждав, пока радист-секретчик отойдёт на расстояние, с которого нельзя подслушать, Тальбот кивнул:

–Да, господин адмирал. Преподаватели школы радистов подтверждают почерк кадетаномер 257. Плюс ваш личный шифр, так что сомнений нет – это передавала Крюгер. Получается, моя креатура исполнила всё то, что я велел. Способная девчонка, хотя и слишком упертая.



Костин Тимофей

Отредактировано: 20.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться