Наука чудес

Размер шрифта: - +

Глава 3

В классе царит тишина, слышно лишь, как жужжит застрявшая между оконными стёклами муха, да иногда шуршат листы тестов. Контрольная у Тода всегда проходит именно так. Молодой учитель, в которого влюблены все девочки в классе, невероятно строг и не прощает даже малейшего неповиновения. Возможно, именно поэтому его боялись и уважали вместо того, чтобы забрасывать любовными записками.

Вспомнила о писульках, которыми меня засыпали маги, и вздрогнула; на листе осталась чернильная полоса. Сжала челюсти: вот же чудесатики бесчувственные. Нашли игрушку! Я с замиранием сердца ждала перевода в новую школу и одновременно боялась этого так отчаянно, что с каждым днём мне всё больше хотелось сдаться и добровольно уехать из столицы. Вдруг, поселившись в далёкой землянке где-нибудь в глубинке, буду счастливее, чем сейчас? Тяжело вздохнула при мысли, что придётся отказаться от родителей и друзей… Представила тоскливое существование и упрямо скрипнула зубами: ну уж нет! Никто меня не сломит. Я сделаю это…

— Точно сделаешь?

Услышав голос учителя, вздрогнула и подняла голову: я что, это вслух проговорила? И сколько же умудрилась выболтать?

Тод с каменным лицом смотрел на мой едва заполненный тест/

— Пока аутотренинг тебе не очень помогает, Виктория.

Облегчённо выдохнула: похоже, проговорила вслух немного. И сейчас я пыталась придумать ответ, который устроил бы учителя, как вдруг ощутила приятное мягкое прикосновение к щиколотке. Понимая, что Клякса снова умудрился пробраться в класс, натянуто улыбнулась и выдала:

— Я только начала, учитель! Уверена, у меня получится.

— Разве что чудом, — глянув на часы, хмыкнул тот.

— Разве вы не знаете, — мило улыбнулась я, — что чудеса скоро будут по моей части?

— Скоро, — повёл плечами учитель, — не значит сейчас. Ты в курсе, что руководство закрытой школы магии ожидает твоего промежуточного балла? Если он будет ниже проходного вступительного, перевод попросту отменят.

— Спорим?

Не знаю, что меня подбросило. Словно бешеный кот вселился! Но я не могла отступить и продолжила:

— Если я получу за этот тест пять, то вы поставите мне переводной средний балл отлично! Договорились?

— Если, — приподнял бровь Тод, — ты получишь хоть на плюс выше привычного «удовлетворительно», я поставлю в табель «хорошо». Но это действительно будет чудом! У тебя пять минут.

Я посмотрела на едва заполненный тест и, ощутив, как Клякса запрыгнул на колени, схватила карандаш. Я справлюсь! Обязательно… Но времени не оставалось даже на то чтобы прочитать задания, не то чтобы выбрать правильный ответ. Я занесла руку над тестом, как вдруг поняла, что не могу двигаться. Всё вокруг замерло, и лишь я могла видеть это. Тишина и окаменевшие друзья, остолбеневший Тод… Что происходит?!

Тут дверь со скрипом распахнулась, в класс вошёл… Норд! Парень с усмешкой щёлкнул по носу учителя и, выхватив листок с парты Лийона, нашего отличника, подошёл ко мне. Я смотрела на мага во все глаза, а Норд осторожно выкрутил карандаш из моих пальцев. Склонившись к парте, аккуратно переписал ответы с листа Лийона в мой, а потом осторожно вложил карандаш мне в руки.

— Как? — с трудом, преодолевая жуткое сопротивление, проскрипела я.

Мне было интересно, как он это сделал? Остановил время? Заморозил всех? Или есть другие методы?

Норд вздрогнул так, словно с ним неожиданно заговорила статуя. Парень резко обернулся: лицо мага побелело, глаза расширились.

— Ты меня видишь? — деревянным голосом спросил он.

— Нет, палки мохнатые! — раздражённо выругалась я. Слова давались всё легче. — Ты мне мерещишься! Но если ты пришёл, чтобы помочь с контрольной, то, пожалуйста, продолжай!

Норд уже справился с изумлением. Проговорил с лёгкой улыбкой:

— Сожалею, но я уже закончил.

Он подошёл и присел на мою парту.

— Да, ты права, я пришёл помочь. Не мог же я просто смотреть, как девушка, которую я «спас» от хулигана, запорет простейший тест?

Улыбка его мне очень не понравилась.

— Кстати, о хулиганах… Ты можешь меня видеть, но не можешь шевельнуться, так ведь? — покачав головой, уточнил маг. — Как печально…

Я смотрела на парня, и в груди медленно росла горячая волна беспокойства. Ощущать себя беспомощной было жутко неприятно, но в то же время будило что-то внутри, разжигало огонь в жилах и будоражило фантазию. Норд смотрел так, словно легко читал на моём лице все мысли. Маг склонился и тихо спросил:

— Каково это? Быть полностью в чьей-то власти? Нет…

Улыбка его стала хищной:

— Каково быть в моей власти?

Взгляд Норда потемнел, уголки губ опустились, и я нервно сглотнула. Маг медленно наклонился так, что лица наши, едва не касаясь носами, замерли друг напротив друга, а глаза оказались на одном уровне. Тревога пробежалась ледяной волной вдоль позвоночника, колким холодом замерла в кончиках пальцев. От страха перехватило дыхание, и в то же время в груди медленно росла волна жара. Что он собирается сделать? Не это же?



Ольга Коротаева

Отредактировано: 05.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться