Наваждение и благородство

Размер шрифта: - +

Глава 8

Оттягивать разговор с Екатериной было бессмысленно. До вечера желательно все закончить. Генрих пошел ее искать, стараясь не думать о том, что его ждет в ближайшее время.

 Совесть редко мучила молодого повесу. Он вообще не мог вспомнить, когда это было в последний раз. Видимо, в детстве, когда он подложил жабу в сумочку графини Вороновой. Она тогда едва не умерла от ужаса и громко визжала, забравшись с ногами на кресло, а ему было очень стыдно. Папенька сначала смеялся, он потом разгневался. Мальчика на неделю лишили сладкого, и он очень страдал.

 Детские впечатления самые сильные. Видимо именно поэтому наследник оружейной империи очень любил сладкое и даже кофе пил с сахаром.

 Но теперь сомнения закрались в его душу, и что-то давно забытое начинало потихоньку терзать его и глодать изнутри.

 Он так легко оклеветал невинную девушку в газах отца. Назвал ее своей любовницей. И все ради того, чтобы сохранить привычный образ жизни. Безусловно, он с лихвой компенсирует все причиненные ей неудобства.

 Да и что такого страшного в том, что она его якобы любовница? С какой стати это вообще должно ее возмущать. Почему благовоспитанных девиц пугает даже само это слово «любовница»? Он молод, привлекателен, богат, наконец. Вполне можно представить, что она искренне увлеклась им. Другие же увлекались.

 И почему большинство девиц непременно хотят замуж? Екатерина замуж в ближайшее время не собирается. Она так сама сказала, ну, или дала об этом понять - ее цель, учеба, а не семья. Тогда теоретически ничего особенного в том, что она могла стать его любовницей нет.

 И вообще, какая разница - фальшивая невеста или фальшивая любовница? Это всего лишь слова, и ничего более. «Роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет». - Вспомнил Генрих бессметного Шекспира. А ведь тот знал, что говорил.

 Екатерина так и останется чистой и непорочной девушкой, как ее не назови. Все равно это только невинная ложь, не более. Никто же не собирается объявлять о ее «беременности» во всеуслышание. Так не все ли равно, как ей называться. Просто надо доходчиво объяснить это девушке, и инцидент будет исчерпан. Жаль, но она вряд ли это поймет...  

 Генрих прекрасно отдавал себе отчет в том, что все его доводы хороши только для него самого. К тому же логика у женщин своеобразная. А у девиц ее вообще нет.

 Хотя конечно, разница между невестой и любовницей все-таки есть и немалая… Особенно если любовница еще и беременна…    

 Девушка сидела в гостиной и читала свою «Магическую ботанику». Услышав его шаги, он вздрогнула, и чуть не выронила из рук книгу. Она была напряжена до предела. Генрих ободряюще ей улыбнулся, правда, выглядело это несколько натянуто. Она устремила на него глаза, полные ужаса.

 – Все прошло нормально, - успокоил ее Генрих, стараясь раньше времени не вызвать лишних вопросов. - Давайте пройдемся по парку, надо обговорить детали. Отец хочет видеть нас вечером. Нам желательно выглядеть влюбленными и счастливыми.   

 – Я уже жалею, что согласилась, - призналась Екатерина, продолжая с ужасом глядеть на Генриха.    

 – Теперь поздно что-то менять. Все сложилось неплохо. Отец не гневается. На Вас, по крайней мере, - он старался придать своему голосу уверенность, но от девушки не ускользнула напряженность в его словах.

 На этот раз Генрих повел девушку в самый отдаленный уголок парка, в полуразрушенный старинный павильон не берегу пруда. Он не знал, как поведет себя Екатерина, но предполагал, что проклятий, упреков, а возможно, и громких криков в свой адрес услышит немало.

 – Отец одобрил нашу помолвку, - начал Генрих издалека, невольно стараясь оттянуть неприятный момент. -  В ближайшее время я положу на Ваш счет в банке оговоренную сумму или выдам Вам наличные. Как пожелаете. Кроме того я добавлю еще столько же за непредвиденный поворот нашего плана.   

 – Вашего плана, - поправила его Екатерина. – Итак, что за поворот?  

 Генрих замялся, и стал думать, как бы поделикатнее объяснить возникшую проблему.   

 - Ну, говорите же! – Поторопила его девушка.          

  Генрих продолжал тянуть время. Хотя прекрасно понимал, что это не имеет смысла, и буря неумолимо приближается:

 -  Отец очень высокого мнения о Вас... Так же как и я, - поспешно добавил он.  

 – Это Вы уже говорили утром, - она начала беспокоиться. – В чем дело?        

  - Отец считает, что я недостоин Вас. С этим тоже не поспоришь… - Молодой повеса неподдельно вздохнул.

  – Довольно ходить кругами! Что не так? - Ее нетерпение нарастало с каждой минутой.     

 – Он хотел отговорить Вас от опрометчивого шага связать со мной свою жизнь….      



Мария Геррер

Отредактировано: 25.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться