Наваждение и благородство

Размер шрифта: - +

Глава 31

 Вечером Генрих разбирал документы у себя в кабинете. Он привез их с завода, чтобы поработать дома. Работа не клеилась, и документы одерживали над ним убедительную победу. Барон в очередной раз безуспешно попытался сосредоточиться на работе, но другие мысли обуревали его.

 Вчера утром его чуть не убили. Он мог умереть от руки восторженного юнца, которому лично ничего плохого не сделал. Не от опасной и злобной ведьмы, не в сражении, а так банально и глупо.

 Пуля в лоб за «поруганную» честь дорогой содержанки. Ладно бы из-за Екатерины. Тут он и правда, виноват - оболгал невинную девушку. Хотя бы есть за что...

 И какая ирония судьбы, они оба любовники графини Рокотовой. К счастью, он уже бывший. И Алексей в ее постели тоже долго не задержится. Он нужен был ей только для одной цели. На Екатерину он руку никогда и ни за что не поднимет. Это должно быть очевидно даже Полине.

 Давно надо было расстаться с этой змеей. Он же всегда знал, что из себя представляет графиня Рокотова. Если бы не его пустое тщеславие… Ну как же, все на них смотрят, все мужчины ему завидуют. Какая божественная женщина, какая великолепная пара! А этого дурачка графиня использовала очень ловко. В постели она была неподражаема. Алексей наверняка потерял голову от такой роскошной женщины.  

 Вряд ли Полина на этом остановится. Что делать? Пригрозить Полине? Запугать ее? Пообещать убить или изуродовать? Блеф, конечно… Но стоит попробовать. Неожиданно в дверь постучали и, не успел он ответить, как в комнату порывисто вошла Екатерина.

 - Почему Вы не сказали мне правду? - С порога начала она. Ее голос срывался. Было заметно, что она сильно взволнована.

 - Что с Вами? - Генрих был удивлен. - О чем Вы говорите?

 - Почему не сказали, что Вас хотел убить Алексей? - В ее глазах стояли слезы.

 - Он был просто оружием, которое направляла Полина. Наивный и восторженный борец за правду. Не судите его строго, будьте к нему снисходительны, - он продолжил перекладывать бумаги на столе, не понимая волнения девушки. - Не стоит так волноваться по пустякам!  

 - Этот наивный и восторженный борец едва не вышиб Вам мозги! - Закричала девушка. - Как можно так спокойно говорить об этом!?

 Она бессильно опустилась в кресло, закрыла руками лицо и расплакалась, как ребенок.

 - Но не вышиб же…  - Попытался успокоить девушку барон, оторопев от ее реакции и растерявшись от слез Екатерины.  - Вы сами намедни мечтали ударить меня напольной вазой… - Он по-доброму улыбнулся, надеясь отвлечь ее от грустных мыслей.

 - Прекратите валять дурака… - Она продолжала тихо и безутешно плакать.

 - Не переживайте за него, он не способен убивать. Это не так легко… Ваш Алексей не станет душегубом, поверьте,  - Генрих протянул ей платок.

 Она резко вырвала его из рук барона и со злостью начала вытирать слезы:

 - А Вы не думали, что я переживаю из-за Вас?

 Она была сердита и походила на нахохлившуюся птичку.

  Генрих опустился на колени перед ее креслом и внимательно посмотрел ей в глаза:

 - По правде говоря - нет. Вы же не можете простить мне мою аферу… - Он был искренне удивлен ее заявлением.

 - Не могу и не прощу… Но это не значит, что Вы должны выгораживать моего друга и щадить мои чувства. И это не значит, что мне все равно, живы Вы или нет.

 - Приятно и неожиданно слышать это из Ваших уст… -  Фон Берг был растерян и тронут.

 Слезы Екатерины не были похожи на истеричные и капризные слезы его любовниц. Они его не раздражали, а вызывали искреннее сочувствие. Даже холодному сердцу хочется немного тепла. Милая и наивная девочка. Нашла, кого пожалеть…

  Что-то теплое, легкое и незнакомое шевельнулось в его холодной душе. Ему захотелось сохранить это трепетное чувство вдали от посторонних глаз.

 - Не воображайте себе ничего лишнего, - сквозь слезы проговорила девушка, - Но я правда не хочу, что бы с Вами что-то случилось…

 - Все будет хорошо. Не плачьте… Похоже, мы начинаем становиться друзьями… Я бы этого, во всяком случае, очень хотел… Вы мне очень симпатичны - просто, без всяких подоплек и двойного смысла,  - он бережно взял ее руку и от всего сердца попросил:  - Не расстраивайтесь так…

 - Если хотите, чтобы мы стали друзьями, не скрывайте от меня правду. Никакую. Вы сами все время повторяете, что надо доверять друг другу.

 - Ну как я мог сказать Вам, что Ваш друг детства едва не убил меня? Вы бы мне поверили? - Его голос звучал мягко и доверительно.

 - Думаю, что да… Хотя не знаю… - Она задумалась.

 - Вот видите…

 Девушка улыбнулась сквозь слезы:

 - Я веду себя глупо и непоследовательно, как дурочка…



Мария Геррер

Отредактировано: 25.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться