Наваждение и благородство

Размер шрифта: - +

Глава 35

 Вскоре гостей пригласили на ужин. Столы на шесть персон были традиционно сервированы белым фарфором и серебряными столовыми приборами. Прозрачные хрустальные фужеры и рюмки сверкали холодными ледяными искрами. Около каждого стола стоял дополнительный стул  для губернатора, на случай, если тот пожелает присесть и побеседовать с гостями приватно.

 Шампанское игриво пенилось в высоких фужерах -  первый тост традиционно был поднят за здоровье Государя Императора. Присутствующие выпили стоя.

 После этого зал наполнился оживленными голосами и звоном посуды. Тихая музыка служила приятным фоном для поглощения пищи и вина.

 Губернатор степенно обходил всех присутствующих, к некоторым столам он подсаживался, демонстрируя особое расположение.

 Он надолго задержался за столом фон Берга и Екатерины. Его Превосходительство не скрывал своего восхищения госпожой Несвицкой. Когда губернатор ушел, барон наклонился к девушке:

 - Теперь у Вас появятся много преданных «друзей». Внимание к Вам губернатора не прошло незамеченным. Пользуйтесь моментом - заводите новые знакомства. Они пригодятся не только Вам, но и Братству.

 - Догадываюсь, что будет представлять из себя такая «дружба»…

 - Это свет… Привыкайте к лицемерию и двуличию.

 - Это же гадко…

 - Да, но что делать… Высшее общество, куда многие так стремятся попасть любой ценой, напоминает мне серпентарий.

 - Пожалуй, - она невольно улыбнулась, заметив, как на нее стали смотреть те, кто еще недавно ее просто не желал знать. Семейство Розенфельдов мило закивали головами и расплылись в лучезарных улыбках, перехватив ее взгляд. - Надо же, Розенфельды вдруг меня признали…

 - Заметил. Они со мной тоже раскланялись. Просто сама любезность и обходительность.

 После ужина продолжились танцы. В залах становилось душно. Холодное шампанское и мороженое уже не спасали от жары. Окна были распахнуты настежь, но духота продолжала сгущаться.

 Барон часто бывал в Дворянском собрании и знал здесь все ходы и выходы. Он повел Екатерину к одному из арочных проемов. За ним открывалась темная анфилада комнат.

 - Хотите немного отдохнуть от шума и суеты?

 Она кивнула.

 -Тогда приглашаю Вас в другой мир! Не боитесь?

 - С Вами - нет, - она доверчиво смотрела не него снизу вверх.

 Генрих взял ее под руку и повел по пустым и едва освещенным залам. Свет уличных фонарей проникал в помещения через высокие окна без штор и наполнял их фантастическими и жутковатыми призраками.

 Шум бала остался где-то далеко, жара отступила. Воздух был свеж, пахло влажной штукатуркой - в залах недавно закончили ремонт. Мебели не было, люстры еще не повесили. Но мраморный пол сверкал своей новизной и прихотливым рисунком.  

 - Похоже на странную сказку, - сказала девушка, и ее тихий голос повторило чуть слышное эхо. - Люди где-то рядом, а мы одни и никто не знает, что мы здесь.

 Музыка была едва слышна. Екатерина раскинула руки, запрокинула голову и легко закружилась по залу, ощущая себя свободной птицей, парящей в небе.

 Сегодня волшебная ночь, она может позволить себе то, о чем давно мечтала и пусть это выглядит как ребячество. Ее резкая тень взметнулась по стене и закачалась в такт музыки. Бриллиантовые эдельвейсы на шее искрились и переливались в таинственном полумраке.

 Она невесомыми шагами подбежала к Генриху и протянула ему руку. Он понял ее без слов, подхватил девушку, и они продолжили легко скользить по полу в вальсе. Им никто не мешал - весь зал был в их распоряжении.

 Никогда Екатерина не получала такого удовольствия от танца. Ей было просто очень хорошо. Она ни о чем не думала, а наслаждалась происходящим с ней волшебством.

 Они были одни в огромном фантастическом мире, вдали от всего, от посторонних глаз и мелких проблем. Некому было укоризненно и осуждающе смотреть на них. Не надо было следовать этикету, и они позволили себе недопустимо приблизиться друг к другу в вихре непонятного и странного танца.

 Девушка положила голову на плечо барона и закрыла глаза. Она хотела, чтобы танец продолжался вечно. Екатерина была счастлива и свободна как никогда. На душе у нее было легко.

 Вальс закончился. Генрих продолжал держать Екатерину за талию и не отпускал ее руку. Она чувствовала тепло его ладони через тонкий шелк платья. Он бережно привлек девушку к себе:

 - Катрин… - Тихо и нежно позвал он ее.

 Так он назвал ее впервые.

  Она посмотрела ему в глаза, голова ее закружилась, и Екатерину охватило неведомое ранее чувство. Его взгляд завораживал - был нежным и бесконечно добрым.

 Девушка положила руки на плечи Генриха и доверчиво потянулась к нему. Она была готова пойти за ним на край света. Если бы он только позвал…



Мария Геррер

Отредактировано: 25.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться