Наверстать упущенное

Размер шрифта: - +

Глава 6. Бесценный дар

 

Дымчато-серое предрассветное небо, очерченное на горизонте размытой, словно нарисованной акварелью, бледно-желтой полосой, постепенно окрашивалось розовым светом лениво пробуждающегося солнца, когда Дуглас наконец припарковал машину неподалеку от речной набережной и, явно довольный собой, откинулся на спинку сидения, прикрыв глаза.
– Устала?– сонно спросил он, не оборачиваясь.
– Нет,– ответила Паола, и Дуглас по голосу понял, что она улыбается.– А вот Паулину сморило...
Паола бережно погладила задремавшую сестру, голова которой лежала на ее плече, по волосам, нежно глядя на нее.

– Она такая беззащитная, Дуглас... моя маленькая девочка...моя младшая сестренка...
– Она младше тебя всего на семь минут,– уточнил мужчина и все же не смог сдержать умиленной улыбки.
– Зануда,– поморщилась женщина, в глазах которой плескались смешинки, и вновь ласково посмотрела на мерно посапывающую сестру.
– Жалко будить?– покачал головой Дуглас.
– Угу...– вздохнула Паола, бросив мимолетный взгляд в окно, где алая заря, неспешно, точно гурман, поглощала серый полумрак.

Разбуженная этим негромким диалогом Паулина резко открыла глаза и недоуменно огляделась по сторонам, очевидно, пытаясь вспомнить, где находится.
– С добрым утром, сестренка,– улыбнулась Паола.– Идем!
– Что? Куда?!– всполошилась сбитая с толку Паулина и, наконец вспомнив все события минувшего дня, скептически оглядела свой аляповатый цыганский наряд, который она вчера так и не удосужилась снять– в таком виде?!
– Нашла причину,– усмехнулась Паола– ты на меня посмотри!
Паулина критически оглядела сестру с ног до головы и, поняв, что та одета точно так же, сдалась, безвольно опустив руки: если одна она в таком виде походила на городскую сумасшедшую, то на пару с сестрой они вполне могли сойти за артисток какого-нибудь бродячего театра, решивших с утра погулять по городу.
Поняв, по взгляду сестры, что победила, Паола в нетерпении толкнула дверь, а когда та не поддалась, посмотрела на мужа с притворной злостью.
– Упс,–сконфуженно улыбнулся он– забыл. Не велите казнить, королева!
Шутовской тон, в котором таилась неимоверная любовь, изрядно поднял настроение Паулине, которая, не удержавшись, хихикнула, и тут же, спохватившись, сделала вид, что закашлялась. 
Паола рассмеялась и саркастически похлопала сестру по спине, вздрогнув от громкого щелчка, оповещающего о том, что дверь разблокирована.
Дуглас пошарил в бардачке и заученным жестом протянул жене изящную серебристую пудренницу.
Паола кокетливо улыбнулась и придирчиво осмотрела свое отражение в небольшом зеркальце.
– Кошмар на улице Грязов,– вздохнула она, закатив глаза и, резко захлопнув атрибут красоты, швырнула его на сидение и вышла из машины вслед за сестрой.
***
– Теперь понимаешь, почему я попросила Дугласа привезти нас сюда?– благоговейным шепотом спросила Паола, словно боясь спугнуть волшебный миг, когда алый круг вышел из-за горизонта, разливаясь по небу розовым сиянием с золотыми отблесками и возвещая о начале нового дня.
– Да,– так же тихо и восхищенно отозвалась Паулина, переведя взгляд на играющую в гляделки с рассветным небом речную гладь, в которой, отражаясь, тонуло солнце – здесь очень красиво!
Несколько минут сестры молчали и думали о чем-то своем, вслушиваясь в мелодичные птичьи трели, и вдруг Паола, словно спохватившись, принялась судорожно рыться в висевшем на ее загорелом плече алом ридикюле на тонкой золотой цепочке и спустя несколько минут грациозным жестом извлекла из него пачку тонких дамских сигарет и небольшой сверток пергаментной бумаги, который протянула изумленной сестре.
Паулина недоуменно покрутила сверток в руках.
–Я заметила, что вчера ты так ничего и не поела,– Паола чиркнула зажигалкой и с наслаждением затянулась– поэтому прихватила для тебя пару тарталеток с праздничного стола. Не слишком много, но это все, что влезло в мой "волшебный мешок".
Паулина, почувствовавшая, как заурчавший от голода желудок резко скрутило в тугой узел, только теперь вспомнила, что за прошедший день ела всего один раз, если, конечно, считать едой кружку теплого чая с лимоном и бутерброд с шоколадной пастой. 
Дрожащими от нетерпения руками женщина разорвала обертку и с наслаждением вонзила зубы в слегка размокшую тарталетку, наполненную сливочным сыром и чем-то еще, что голодная как волк женщина не смогла угадать, несмотря на безумно знакомый вкус.
– Будешь?–вздохнув с сожалением, растравившая аппетит Паулина протянула вторую тарталетку сестре.
– Ешь, сестренка, ешь,– Паола тепло посмотрела на уписывающую "изыски" близняшку и выпустила изо рта тонкую струйку сизого дыма. 
– Ты очень изменилась, Паола.
– Знаю,– женщина задумчиво посмотрела на небосвод, зябко поведя плечами– но если Бог дал мне еще один шанс начать жизнь заново,– глупо им не воспользоваться. Я теперь на многие вещи смотрю иначе, Паулина. Теперь я понимаю, как ценен каждый рассвет, который мы встречаем. Каждое новое утро– это подарок Судьбы, сестричка! И этот подарок нужно ценить, с благодарной улыбкой принимая каждую минуту, что бы ни происходило в твоей жизни, понимаешь? Обиды и слезы не стоят того, чтобы тратить на них то драгоценное время, что подарено нам небесами.
– Ты права... – ошарашенно произнесла Паулина.– как же ты повзрослела, милая!
– Да,– печально улыбнулась женщина – все, что осталось от прежней Паолы– боевой раскрас, вульгарные наряды и эта пагубная привычка ...
Она многозначительно кивнула на тлеющую сигарету, зажатую меж длинных наманикюренных пальчиков и, затянувшись последний раз, бросила ее в реку, нарочито бодро спросив:
– Ну что, куда теперь?
– Только не домой...– потупилась Паулина.
– А тебе разве не надо кормить малышку?
– Мы кормим ее смесью,– лицо Паулины просветлело, когда она заговорила о дочке, а губы растянулись в улыбке.
– Ну тогда поехали, красивая, кататься!–залихватски махнула рукой Паола.
– Поехали!– решительно кивнула Паулина, и сестры, переглянувшись, ринулись к машине наперегонки.



Adenium Raven

Отредактировано: 20.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться