Наверстать упущенное

Размер шрифта: - +

Глава 13. Ночные посиделки

 

— Эстефания! — предостерегающе воскликнула Паулина, видя этот недобрый взгляд.
Женщина вздрогнула и, будто опомнившись, процедила сквозь зубы, резко вставая с места:
— Я, наверное, зайду позже...
— Стоять бояться! — рявкнула Паулина, вскакивая с постели и беря впавшую в оцепенение золовку за руку. — Рассказывай, что стряслось?
— При этой,— презрительно скривилась Эстефания, кивнув на сидевшую на кровати с самым безразличным видом Паолу — я и слова не скажу.

Паулина, только сейчас понявшая масштаб проблемы, закатила глаза и едва не застонала, борясь со жгучим желанием запустить в упрямицу подушкой.

— Эстефания, Паола— моя сестра, и нравится тебе это или нет, но она моя гостья. И я требую к ней уважения,— как можно более спокойно проговорила она.
— Не надо, сестренка...— мягко попросила Паола— Эстефания права.
— Видишь, она сама это понимает,— не удержалась от ехидства Стефани.
— Так, стоп... — не выдержала Паулина и, чеканным шагом подойдя к секретеру, достала из него три бокала и початую на треть бутылку вина. Поставив все это добро на стол, миротворица задумчиво посмотрела на метающую громы и молнии Эстефанию, так и не решившуюся сдвинуться с места, и со вздохом достала еще одну бутылку и коробку шоколадных конфет:
— Давайте-ка выпьем по бокальчику?
Вид у хозяйки комнаты был настолько дружелюбный и гостеприимный, что даже ершистая Эстефания не решилась отказаться и только уточнила:
— А кроме конфет есть что?
— Найдем,— пообещала Паулина, едва сдерживая ликование, и бодро посеменила на кухню, предварительно взяв с обеих женщин обещание не поубивать друг друга, пока ее не будет.
— Постараемся,— обнадежила ее Эстефания.

Прокравшись на кухню, Паулина, стараясь не шуметь, открыла холодильник и схватила первое, что попалось под руку: кусок сыра и копченую грудинку. Наспех нарезав продукты довольно толстыми кусками и положив их в глубокую тарелку, женщина стремглав кинулась наверх, думая о том, что и так отсутствовала слишком долго.
Однако, пулей влетев в комнату, застыла на пороге в полном изумлении глядя на сестру и золовку, мирно попивающих вино за неспешной беседой.
— Тебя только за смертью посылать, ей- богу,— неодобрительно воскликнула Паола, мигом соскочив с кровати забирая из рук обескураженной сестры закуску.— В общем, что я нашла в этом блондинистом недоразумении тогда — сама не понимаю! 
Судя по тому, что Паола при этих словах оглянулась через плечо на забравшуюся с ногами на кровать Эстефанию, последняя фраза предназначалась именно ей.

— О чем речь? — заинтригованная Паулина заперла дверь на ключ и плюхнулась в стоявшее рядом с кроватью глубокое кресло, застеленное белым покрывалом.
Паола благоразумно промолчала, выразительно кивнув на Эстефанию, дескать, чья история, та пусть и рассказывает со всеми подробностями.
Эстефания набрала воздуха в грудь, чтобы начать рассказ, как вдруг Паола выставила ладонь вперед, жестом прося женщину немного подождать, после чего против этикета почти до краев наполнила бокал вином и протянула его Паулине.
— Спасибо, — улыбнулась женщина и пригубила рубиновую жидкость, выжидательно глядя на золовку.
— В общем, дело касается Вилли,— резко, словно ныряя в омут с головой и желая отрезать все пути к отступлению, выпалила та.
Паулина, решившая в этот момент сделать еще один глоток, поперхнулась и зашлась надсадным кашлем.
С аппетитом уписывающая грудинку Паола подлетела к сестре и, забрав из ее рук бокал, который Паулина чудом не опрокинула на себя в приступе кашля, похлопала ту по спине.
Снедаемая кашлем Паулина, на глазах которой выступили слезы, энергично замотала головой, и попыталась что-то сказать, машинально прижав ладонь к груди, однако изо рта вылетали только отдельные слоги, скрадываемые кашлем. 
— Ну ничего себе "не беспокойся"! — возмутилась Паола.— Милая, если это называется "в порядке", то я царица Савская! Эстефания, воды!

Вышедшая из странного оцепенения, усиленного алкоголем, Стефани залпом опустошила свой бокал и наспех плеснула туда воды из стоящего на прикроватном столике пузатого кувшина, протянув его Паоле, за что тут же словила брезгливый взгляд последней, но предпочла его проигнорировать и безразлично повести плечами, как бы говоря, что других вариантов все равно нет. 
Сделав пару судорожных глотков, Паулина сипло выдохнула:
— Спасибо...
— Нашла, за что благодарить— Фыркнула Эстефания и, забрав из рук Паолы свой бокал, порысила в ванную.
Наблюдающую за золовкой Паулину охватило жгучее любопытство, смешанное с настороженностью, поскольку она помнила, что скользкое, похотливое, алчное, беспринципное и циничное "блондинистое недоразумение" в свое время попортило немало нервов всем обитателям дома Брачо, включая и ее саму.
"С чего вдруг Эстефания вспомнила о нем? Неужели решила дать еще один шанс?" От такой перспективы по спине побежал неприятный холодок, и женщина машинально поежилась, кутаясь в лежащий под рукой клетчатый плед.
Впрочем, чего-чего, самообладания Паулине было не занимать и потому, решив, что паниковать раньше времени не стоит, женщина села прямо, машинально отзеркалив излюбленную позу сестры, закинувшей ногу на ногу. По алым губам, помаду с которых Паола так и не стерла, поскольку, оставаясь верной своим привычкам, расставалась с боевым раскрасом исключительно поздней ночью, когда весь дом уже спал, скользнула усмешка, перешедшая в заливистый смех. Видя, что Паулина не понимает, что ее так развеселило, кокетка мазнула по ней выразительным взглядом, проследив за которым Паулина невольно прыснула.
— Дурной пример заразителен, а, сестренка? — подмигнула Паола.
— Что я пропустила? — вклинилась в веселье сестер Эстефания, садясь рядом с Паолой и наполняя свой бокал.
— Абсолютно ничего интересного, милая,— продолжая улыбаться, резюмировала Паулина и, сплетя пальцы в замок, подалась чуть вперед, готовая слушать. Настроение резко взлетело вверх и стало настолько чудесным, что женщина почти физически ощущала, как за спиной от вырастают крылья, готовые в любой момент поднять ее на седьмое небо. В конце-концов, теперь, когда сестра и золовка вроде бы поладили, можно было если и не расслабиться до конца, то по крайней мере не опасаться, что своды роскошного особняка Брачо, построенного еще прадедом Карлоса-Даниэля, обрушатся, не выдержав постоянных скандалов двух столь темпераментных особ. А это главное. Конечно оставался еще вспыльчивый и с виду чертовски упрямый хозяин дома, но Паулина прекрасно знала, что при должном подходе, орудуя где лаской и хитростью, а где твердостью и все тем же пресловутым упрямством, из доброго и отходчивого мужа можно вить веревки. К ее чести нужно признать, что в последнее время она почти не пользовалась этими "запрещенными приемами", которыми в свое время овладела в совершенстве, но прекрасно помнила, что вода камень точит. А уж если совсем туго будет, так бабушка Пьедат, судя по тому, что завуалированно заступилась за Паолу, не дав разгневанному внуку придушить ее, тоже настроена не столь категорично, как пытается показать, и следовательно, заручиться ее поддержкой в случае крайней надобности особого труда не составит.



Adenium Raven

Отредактировано: 20.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться