Наверстать упущенное

Размер шрифта: - +

Глава 15. Рождество

(Предыдущие главы можно прочесть, нажав на тег #Фанфик_УФМ)
#НаверстатьУпущенное
#Узурпаторша 
#LaUsurpadora


Чтобы хоть чем-то занять себя и отвлечься от мыслей о Стефани, Вилли уныло вот уже в который раз машинально протирал барную стойку ( и без того сверкающую как лысина в полнолуние), и всей душой благодарил начальство, поставившее ему смену в Рождество, благодаря чему у него появился шанс еще немного подзаработать. 
Желая хоть немного поднять себе настроение, мужчина принялся намурлыкивать незатейливый рождественский мотив:

В ночь на Рождество нас ждет Благая весть,*
Что Христос пришёл спасти нас, что он есть.

Только б нам в сердца свои впустить добро
В ночь на Рождество.

Почему-то от этой старой песенки, услышанной когда-то давно от Стефани, на душе стало тепло и на губах помимо воли расцвела улыбка.
В конце-концов, сегодня особая ночь, а значит, если и не ждать чудес, то хотя бы надеяться на них он имел полное право. Точнее, на одно единственное чудо. Хотелось верить, что вот сейчас дверь распахнется, и в бар войдет ОНА, наполнив помещение легким ароматом дождевой свежести с нотками фиалки. Вилли поймал себя на мысли, что сожалеет, что не сказал ей о том, как сильно ему нравился новый запах ее духов. Пьянящий и упоительный и в то же время нежный как и сама Эстефания. 
Если бы только увидеть ее сегодня...если бы только!
Замечтавшись, Вилли, машинально напевающий все те же заевшие старой пластинкой в мозгу строки, вздрогнул, когда приятный баритон подхватил: 

В ночь на Рождество посмотрим в небеса,
Улыбнется нам рожденная звезда.
Глоток вина в кругу друзей
За Веру, за Добро. 

Обратив внимание на вошедшего, Вилли сконфуженно улыбнулся, отметив про себя, что этот "кент", как он мысленно окрестил посетителя — явно залетная птаха, поскольку все в его облике — начиная от щегольски "зализанных" назад смолисто-черных волос и благородных чуть резковатых черт смуглого лица в котором виднелась некоторая развязность из-за пляшущих в черных глазах насмешливых искорок и заканчивая накрахмаленными манжетами белоснежной рубашки с золотыми округлыми запонками— выдавало в нем человека, не ограниченного в средствах.
— Приятель, плесни-ка мне виски,— добродушно улыбнулся "кент" и, бросив беглый взгляд на бейджик бармена где значилось имя, облокотился на стойку бара — и заодно Мигель, подскажи, где я могу найти...эм...— он нахмурился, вспоминая имя — Гильермо Монтеро?
Вилли, уже начавший колдовать над заказом, от неожиданности едва не выронил из рук пузатую бутылку и мысленно чертыхнулся.
— Зачем он Вам?— мрачно сказал мужчина, протягивая клиенту заказ и шустро перебирая в уме имена тех, кому мог задолжать в прошлой жизни. Какого черта нужно этому пижону?
— Семейная тайна, — сказал незнакомец и, загадочно улыбаясь поднес стакан к губам, но, помедлив, поставил его на место.

— Все меня знают в этом квартале как Мигеля, но по документам я и есть тот, кого вы ищите, — Вилли напрягся вновь ожидая от жизни неприятных сюрпризов.
— Дуглас Мальдонадо,— подал руку тот, широко улыбнувшись.
Ошарашенный Вилли пожал протянутую ладонь.
"Сам миллионер Мальдонадо в этом богом забытом месте да еще и по мою душу!"— это никак не укладывалось в голове. — "Что ему нужно?"
— Как истинный джентельмен, я не могу быть глух к просьбе трех очаровательных особ,— отвечая на невысказанный вопрос, сказал Дуглас, задумчиво повертев в руках поданный Вилли стакан.
— Трех особ?— переспросил вконец сбитый с толку голубоглазый ангел.
— Моей жены, ее сестры— медленно, словно бы насмехаясь, протянул Дуглас, посмотрев напиток на просвет,— и Вашей жены тоже.
— Так Вы от Стефани?!— не в силах скрыть радости, воскликнул мужчина и шустро куда-то умёлся, вернувшись с небольшой квадратной коробочкой, перевязанной бантиком.
— Передайте это ей и...— он порылся в нагрудном кармане, выудил оттуда небольшую серебристую машинку и, поставив ее на барную стойку, выдохнул: 
— Сыну.
Глядя на мужчину, глаза которого светились абсолютно мальчишеской влюбленностью и безграничной верой, Дуглас не смог сдержать теплой улыбки, подумав о том, что если бы точно не знал, что этот русоволосый юнец на четыре года старше его самого — ни за что бы не поверил.
— Сам вручишь ей это все,— мягко сказал Дуглас, задумчиво катая машинку по барной стойке.— сегодня после полуночи привезу твою ненаглядную куда скажешь. Но без ребенка. Поговорите вдвоем спокойно, а там видно будет.
Дыхание перехватило. Не в силах вдохнуть или издать хоть звук, Вилли только стоял и, глядя на вестника счастья, лучился самой запредельной улыбкой из всех возможных.
Дуглас усмехнулся, прекрасно понимая эту реакцию, и протянул бармену так и не тронутый стакан виски. Выпив предложенное одним глотком, Вилли сдавленно крякнул и обрел наконец дар речи:
— Я живу в хибаре на углу улицы через два квартала отсюда,— затараторил он.— И еще...
Мужчина нервно закусил мизинец и, видя выжидательно-заинтригованный взгляд своего визави, тихо сказал:
— Скажи Стефани, что меня теперь зовут Мигель.
Брюнет хмыкнул и, картинно заломив бровь, подался вперед, подперев подбородок кулаком и всем своим видом показывая, что собеседник его заинтриговал.
Вилли раздраженно отбросил в сторону тряпку, которой все это время продолжал машинально водить по вылизанной уже до блеска барной стойке и уселся на эту самую стойку, пространно изложив Дугласу, то и дело уточнявшему какие-то детали, историю своей нелегкой жизни без всяких прекрас.
Внимательно выслушав, проникшейся дружеской симпатией к этому запутавшемуся и плутоватому, но в целом незлому человеку, терзаемому муками любви, Дуглас выложил на барную стойку внушительную пачку денег:
— Плата за заказ.
— Но...
— Чаевые, — многозначительно и вместе с тем властно оборвал он — накроешь стол и купишь подарок крестной. И еще: я готов помогать тебе во всем чисто из мужской солидарности, но учти: одна слезинка Эстефании по твоей вине или малейшая твоя попытка навредить семейству Брачо — я тебя в порошок сотру и пеплом развею по ветру.
Взгляд Дугласа при этом был настолько тяжелый и прожигающий насквозь, что Вилли сразу понял: миллионер не пугает и не угрожает. Он просто констатирует факт. 
— Знаешь, я сам себя в порошок сотру, если еще хоть раз стану причиной ее бед и слез,— мрачно вздохнул Вилли, убирая чаевые в карман.
— Вот и договорились,— сверкнул улыбкой Дуглас, панибратски похлопав нового знакомца по плечу— после полуночи будем, Мигель.
Миллионер усмехнулся и вышел из кафе, а счастливый Вилли, предвкушающий грядущее свидание, принялся до блеска натирать многочисленные бокалы и насвистывать какой-то бодрый мотив, мысленно благодаря Пресвятую деву за возможность провести этот праздник с любимой.



Adenium Raven

Отредактировано: 20.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться