Наводнение

Размер шрифта: - +

19

Тем временем Скай сама переваливается на бок и ложится рядом со мной и устремляет на меня свои туманные глаза. Она усмехается и прикрывает глаза.

-Ты похожа на палня. Прафда. Такого симпатичного… ты же мошешь с самой собой закрутить романчик,- девушка рассмеялась.- И никто тебе ничеко не скашет… А ещё… ты не козёл.

-Ага, я коза…

-Не-е-ет, - громко возражают мне. – Ты вообще… эта… хорошая.

Несмотря на моё состояние, на конфликт и споры мне идти совсем не хочется, поэтому мы вместе с ней смеёмся, при этом девушка заваливается на меня. Нет, всё же она оказывается достаточно тяжёлой при таком-то росте. И в обычное время я бы промолчала, но не в том состоянии, в котором нахожусь сейчас.

-Ты маленькая, но тяжелая,- произношу между тяжелыми вздохами.

Девушка смеётся и пытается сесть прямо на мне! Но попытка, к счастью, оказывается неудачной.

-А ты пликольная… только жаль тебя…

-Почему же?

-Дэтк… что с тобой сделают эти…

-Мужики?

-Да я не о том!...

Она прикладывает пальчики к моим губам и, кажется, старается нависнуть надо мной, но ничего не получается, поэтому продолжает говорить на том же уровне, сопя мне в плечо:

-Фсе… они убъют… не говоли…

Неожиданная ясность приходит в мою голову на несколько секунд:

«Как убьют? Кто? Почему я?...»

Стараюсь растормозить девушку, чтобы расспросить о том, что она мне только что сказала, но все попытки четны. Она бубнит что-то невнятное, не больше. Отпускаю девушку, в ответ она что-то прочмокивает. Максимально аккуратно, насколько я могу в таком состоянии, переворачиваю её на спину, освобождаясь от ноши.

Эх, памятники надо ставить парням, которые носят своих девушек на руках.

Обязательно подумаю над этой несправедливостью! Её необходимо исправить. А может медали выдавать тем, кто носит своих девушек на руках? И будет своеобразная мотивация.

Точно, обязательно подумаю.

Вставать с пола мне совсем не хочется, и так прекрасно лежу.

Одновременно хочется, и пить, и нет. Наверное, в состоянии опьянения я становлюсь ещё более странной и непонятной даже самой себе. Но слова пьяной Скай никак не уходят у меня из головы. Может и скорее всего, это был просто бред пьяного человека. Но мне от этого нисколько не легче.

Сердце. Оно же все еще бьется!

Прикладываю руку к груди, чтобы удостовериться в своих мыслях. Даже сквозь бинты я чувствую удары, отдающиеся во всем теле толчком жизни.

Мне дали второй шанс, и отдавать его так просто я не намерена.

Ещё бы зарычать в этот момент для грозности, только не умею, вот. Ничего, обязательно научусь, если понадобится. А кусаться и так могу, ещё и царапаться.

-Ерунда, слишком много выпила,- говорю я специально вслух, убеждая себя.

Но почему-то от этих слов мне не становится легче.

Я стараюсь отвлечься на другие мысли, но в итоге прихожу просто к неутешительному вердикту – у меня куча неприятностей. А ещё какая-то затянувшаяся чёрная полоса, которой никак не видно конца. То хорошо, что у меня есть друзья, два друга, которые помогают и поддерживают, переживают. И я постараюсь не быть им в тягость и сама что-то и многое делать.

До меня доносится приглушённый потоком моих мыслей звук открывающейся двери. Сначала мне кажется, что это только воображение, но потом слышу приближающиеся шаги.  Пытаюсь сфокусировать взгляд, но ничего не получается, зато голос бьёт так сильно по ушам, что морщусь, но громкость это нисколько не умоляет.

-Скай? Ты это… с кем тут?

«Меня ещё и не узнают! Ричард, я тебя…!»

Собираю в лёгкие больше воздуха, чтобы речь возмущённой и неузнаваемой невинности была как можно более долгой.

-А фофть… ухатай…

А Скай в таком состоянии такая очаровательная и невинная, но с острым язычком. Надо же, криво-косо, а проговорить смогла.

Ричард громко выдыхает и, кажется, ещё ругается, а потом берёт Скай на руки и уносит в спальню. Это время я использую для того, чтобы всё-таки встать, хоть и с помощью дивана. Так постепенно, аккуратно, чтобы не упасть и не удариться. При одной этой мысли начинаю смеяться, от чего ноги трясутся сильнее.

Уй, весело же!

И так, встаю на ноги, по шире расставить их для устойчивости, ещё ловлю баланс руками, размахивая ими.

-А что насчет тебя…?

А это уже и Ричард вернулся. Это он так быстро со Скай справился, или я так долго поднималась на обе свои ноги? Но факт есть факт – парень уже здесь, и меня в таком большом костюме и в таком состоянии не узнаёт. Объяснить я ничего толком не могу: язык заплетается. И сейчас такое упрямство глупое включается – а вот пусть узнает! Он же мне друг, как ни как.



Анастасия Раулин

Отредактировано: 05.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться