"Навстречу судьбе"

Размер шрифта: - +

Глава 13. Выбор за тобой, огненная...

Телефон звонил и звонил. Ася на ощупь схватила его с журнального столика. Звонила Софья. "Боже, что случилось в такую рань?" — мысли одна другой тревожнее заметались в еще сонной голове.

— Алло, мама? У тебя что- то произошло?

— Нет, Солнышко. Я просто тебя бужу. Боюсь: вдруг ты проспишь на работу.

— Мама, я уже не маленькая. Это не повод мне звонить и будить на пять минут раньше.

— Хорошо, хорошо. Больше не буду. Мы сегодня заедем за вещами. Да и за трудовой мне надо. Я буду работать здесь фельдшером. Переживаю даже: ответственная это работа.

— Все, мамочка, мне пора. Ты справишься, я точно знаю. Целую.

Ася встала с кровати, спустила ноги вниз и нащупала пушистые тапочки, которые купила пару дней назад. Отопление еще не включили, а ноги уже мерзли.

Собралась в ванную, но что-то заставило оглянуться. Зеркало на стене манило, словно кто-то тянул за невидимую ниточку. Подошла очень близко и заглянула так, словно надеялась там увидеть еще кого-то, кроме себя.

Матильда стояла на берегу реки и смотрела в туманную даль. Будто почувствовав, что уже не одна, она оглянулась и помахала рукой девушке:

— Вот и пришло твое время, огненная Марта. Твоя жизнь должна кардинально измениться. Но это тебе решать. Никто не может тебя заставить. Жаль загубить тот дар, который тебе достался. Ты должна его развивать, использовать его во благо добра и помощи людям. Сразу говорю: легко не будет. Но выбор за тобой, огненная.

Девушка не успела и моргнуть пару раз, как Матильда исчезла, а в зеркале она увидела свое отражение.

Ася вышла с работы поздно, потому что был педсовет, который затянулся надолго. Сумерки опускались на город: в середине октября темнело значительно раньше. Раскаты грома были все ближе и ближе. Сверкнула молния, прочертив огненной линией полнеба. Зонтик над головой не спасал от косого дождя, льющего с неба.

Когда дошла до подъезда, увидела, что все окна в доме были темными, только кое-где слабо поблескивали огоньки. Электричества не было, и люди зажигали свечи. Сложив зонт, Ася поняла, что он ей совсем не помог. Она промокла до нитки. Хотелось побыстрее очутиться в квартире и принять горячий душ.

Но все равно что-то задержало ее на первом этаже. Прямо потянуло заглянуть в почтовый ящик. "И зачем я это делаю, если никто и никогда мне не писал и не напишет. Кому надо позвонит", — рассуждала девушка. Посветив телефоном, Ася обнаружила в своем ящике письмо. Почерк на конверте был незнакомым, но явно принадлежал женщине.

Бросив все вещи в прихожей, сняла промокшие туфли и одежду, которая прилипала к телу. После дождевой ванны махровый халат показался теплым. Взяла письмо и отправилась на кухню. Она точно знала, что там, в шкафчике, всегда стоит свеча в старинном подсвечнике. Чиркнув спичкой, Ася зажгла ее, поставила на плиту чайник, а потом села на табуретку. Только после этого взяла в руки письмо. Отправителем действительно была женщина, да еще и с такой же фамилией, как у нее: Иванникова Маргарита Львовна. "Кто бы это мог быть?" — не долго думая, Ася распечатала конверт.

Придвинув свечу поближе, она стала читать короткое письмо: "Здравствуй, дорогая Настя. Пишет тебе Маргарита, жена твоего отца (уже, можно сказать, вдова ). Извини, что обращаюсь на ты, но Сергей в последнее время так много говорил о тебе, что я привыкла. Сергей умер месяц назад после продолжительной болезни. Почему не сообщила раньше? Он так хотел. И в данный момент я выполняю его последние распоряжения. Ты должна приехать сюда в ближайшее время. Нам есть о чем поговорить. Отец оставил тебе завещание. Жду тебя двадцатого октября. Адрес на конверте. С уважением Маргарита".

Ася еще раз повертела конверт в руках. "Сегодня девятнадцатое. А двадцатое уже завтра. И город не так далеко. Всего каких-то три часа езды на автобусе. Вот соберусь завтра с утра и поеду", — Ася положила письмо обратно в конверт и задумалась, глядя на колышущееся из стороны в сторону пламя свечи.

Отца она практически не помнила. Ей было всего пять лет. Запомнилось хорошо, как однажды он вернулся из командировки, вошел в квартиру и веселым голосом позвал: " Настя, Рыжик, я вернулся". Сидеть на руках у папы и прижиматься к его груди ей нравилось. Надежные мужские руки гладили по голове. Потом, когда стала старше, получала только посылки по почте в день рождения. А мама получала переводы и всегда расстраивалась и плакала. Асе было интересно, каким он стал, ведь в ее памяти он остался навсегда молодым.

Тихо заскулил Снежок, оставшийся без внимания своей хозяйки. Погладила его по голове, подпитывая своей энергией, которая бушевала внутри нее, готовая вырваться наружу. Но подвластная воле своей обладательницы, затихала и ждала своего часа.

— Ну, что, друг, завтра мы все узнаем. Эх, Снежок, чувствую я, что эта поездка изменит мою жизнь. Значит, так тому и быть, — сказала и словно поставила точку.

Потом, вдруг будто испугавшись, оглянулась на фотографию Димы: "Ты меня не ждешь, и я устала так жить. Надо что-то менять".

Нам, все, что было с нами, не вернуть,

Но и жалеть об этом ведь не стоит.

В том заключается и жизни нашей суть,

Что, все-таки, ломать — это не строить.

О том, что с нами было, не забыть,

Но возвращаться в прошлое ужасно.

Нам никогда уже не полюбить

Кого-то в этом мире так же страстно.



Людмила Володина

Отредактировано: 14.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться