Навстречу своей мечте

ГЛАВА 3

Пробуждение было тяжелым. Никак не получалось открыть глаза. Я то погружалась в беспросветную темноту, то медленно выплывала, словно из густого вязкого марева. Голова ужасно кружилась. От этого казалось, что кровать подо мной ходит ходуном. И почему-то, слышался плеск волн.

Не без труда разлепив веки, тут же сомкнула их снова. Яркий солнечный свет слепил и мешал видеть отчетливо. Смахнув выступившие слезы, проморгалась и прикрыв лицо ладонью, осторожно приоткрыла один глаз.

В первое мгновение подумалось — я все еще сплю.

Открыла второй. Снова закрыла. И так, до тех пор, пока перед глазами не заплясали черные точки.

Картинка никуда исчезать не желала. Пришлось даже ущипнуть себя пару раз, чтобы убедиться — никакой это не сон.

Над головой, чистое, лазурное небо. Вокруг, бескрайние, морские просторы. Я в лодке. И ни единой души вокруг!

Паника нарастала. Сердце ускорялось и билось о ребра с такой силой, казалось еще немного и вовсе выпрыгнет из груди.

Где я?! Как здесь оказалась!? Куда подевалась моя сестра!?

Мысли скакали в голове, как зайцы. 

Но сколько не пыталась, ничего не получалось вспомнить.

До рези и боли в глазах я вглядывалась в горизонт, в надежде увидеть там сушу или спасительный корабль. Бесполезно. Мое маленькое судно дрейфовало посреди морской пустыни. Иначе не назовешь.

Солнце над головой было уже высоко. Его лучи, беспощадно жалили открытые участки кожи, и ужасно хотелось пить.

Мне бы сейчас хоть глоток живительной влаги.

Стоило только подумать об этом, и поднялся сильный порывистый ветер. Я едва успела ухватиться за борта лодки, как в нее ударила первая волна. Словно пробуя на прочность мой кораблик. Затем еще одна и еще.

Небо стремительно затягивало черными тучами. Вот уже солнце скрылось за темной густой пеленой. Вдалеке сверкнули первые вспышки молний. Приближался шторм.

Стихия продолжала биться о судно, норовя перевернуть его. Раскачивая все сильнее и сильнее. Холодные брызги кололи лицо. Одежда успела промокнуть и неприятно липла к телу. Меня лихорадило от страха и промозглого ветра.

Держаться больше не было сил. Рухнула на дно деревянной посудины и приготовилась к худшему.

Раскаты грома близились. С каждым новым ударом, сердце сжималось все сильнее. С неба уже падали первые, крупные капли дождя. Еще немного и начнется ливень.

Если до этого моя лодочка еще хоть как-то держалась на плаву, то скоро ее просто потопит. И меня вместе с ней. Долго, при таком шторме, не продержусь.

Казалось бы — хуже уже быть не может. Но нет, откуда ни возьмись, появилась стая горластых чаек. Закружили над головой, перекрикивая шум ветра и волн. Облепили борта со всех сторон.

Злые птицы напали разом. Кричали в лицо, больно били крыльями, цеплялись крючковатыми клювами за волосы и царапали когтями мое уставшее тело.

Я металась в лодке, отбивалась и орала, что есть мочи.

Все закончилось в один миг.

Огромная волна накрыла неожиданно и закружила в мощном водовороте.

Сопротивляться было бессмысленно.

Легкие горели огнем. Еще немного и этот кошмар закончится навсегда.

Уже на грани уплывающего сознания, я отчетливо услышала чей-то голос.

— Открой глаза девочка... Борись изо всех сил...

Бороться? Зачем? Мелькнула мысль. Осталось совсем чуть-чуть и, я стану свободной. Я уже не чувствовала ни боли, ни страха. Тело словно парило в невесомости.

— Борись! — послышалось более отчетливо и требовательнее. — Ты сильная! Без тебя им не справиться..., всем нам!

Яркая вспышка и перед глазами замелькали воспоминания.

В тронном зале полно народу. Придворные стоят по обе стороны от прохода. Гости должны прибыть с минуту на минуту.

Мужчины склоняются, дамы опускаются в реверансах, когда в распахнутые двери величественно входит королевская чета. С ними двое детей. Мальчик и светловолосая девочка примерно нашего возраста.

Не могу разглядеть и вспомнить их лиц. Да и не хочу. К чему они мне.

Изображение расплывается и тут же меняется.

Мы с Лией, крепко держась за руки, несемся через зелёный луг навстречу брату. В его руках длинная веревка, на конце которой, развивается воздушный змей, удерживаемый потоками ветра. Чуть поодаль, под раскидистым деревом, прямо на траве расположились родители. Мама опустила голову отцу на плечо, он приобнял ее и нежно поцеловал в висок.

Картинка снова сменилась.

Вот мы в лазарете, после устроенного пожара в конюшне. Над нами хлопочет целитель. В углу, на стуле сидит мама, заливаясь горькими слезами. Отец мечется по палате. Останавливается, обеспокоенно вглядывается в наши лица. Осунувшийся и такой усталый он опускается на корточки, гладит меня по волосам и шепчет.

— Ну же, девочка моя, — и столько мольбы — открой глазки.



Eva Rodnovskaya

Отредактировано: 21.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться