Навстречу вихрю

Глава 3

ГЛАВА 3

 

Иден вышел из метро на станции «Олд Стрит» и, не дожидаясь автобуса, пешком пошел по разукрашенному в стрит-арт вечернему Шордичу. На плече висела большая спортивная сумка с вещами, переезд занял больше времени, чем планировалось. Три выходных дня из четырех ушли на то, чтобы как-то начать разгребать вылившиеся на голову проблемы. В прямом смысле.

Приходил страховщик, долго осматривал квартиру, фотографировал и ушел с обещанием подсчитать всё как можно быстрее. Затем явился строитель. Так же, как и страховщик, побродил по комнатам, почёсывая заросшее лицо, сделал пометки в блокноте и скрылся, сказав, что «всё будет в лучшем виде». Этот субъект напомнил о себе в тот же вечер, прислав список необходимых материалов. А следующие два дня Иден провел в рейде по строительным магазинам. Наконец, сегодня вечером он забросил всё необходимое в сумку и уехал из Мёртона. У него оставался ещё один выходной, очень хотелось провести его, спокойно деградируя перед телевизором.

По вечерам в Шордиче кипела жизнь. Район галерей и ночных клубов когда-то был настоящим дном Лондона. До тех пор, пока его не облюбовали сначала художники, потом хипстеры, и не сделали творческим местом. По улицам сновали люди, вывески зазывно светились, приглашая зайти в то или иное заведение. Иден решил пройтись пешком, чтобы лучше узнать этот район. Он бывал здесь раньше: в Шордиче располагался их семейный бизнес, клуб «Мистраль», но Ид не слишком интересовался его делами. Он просто знал, что клуб цветет, и этого было достаточно. Кроме процентов, которые Иден получал от дела, с музыкой он не имел больше ничего общего. Вообще.

Решив сократить путь до нового жилища, Иден свернул на менее оживленную улицу. Оттуда нужно было пройти особо сомнительный узкий переулок, по обе стороны которого тянулись глухие кирпичные стены в граффити. Именно в начале этого переулка он замер, как статуя.

Там уже были люди. Четверо. Три парня окружили и прижимали к стене кого-то маленького, за ними можно было рассмотреть только голые ноги ниже колена, обутые в хорошие спортивные кроссовки. Троица смеялась и глумилась, эхо от их голосов отбивалось от стен и звучало как раскаты грома.

Только этого не хватало… Но Иден с детства усвоил, что маленьких обижать нельзя, а характер (этот ужасный, ужасный характер) не давал пройти мимо. Если человек рожден для какого-то дела, то оно преследует его всю жизнь, не давая отступить. Даже в законный выходной.

Иден с глухим стуком сбросил сумку с плеча, снял куртку, отправил её вслед за сумкой и быстро оценил обстановку. Дольше раздумывать он не стал. Тихо подкравшись к увлеченной компании, схватил за шкирку самого здорового, оттащил от неизвестной жертвы и, крутанувшись вокруг своей оси, с силой впечатал того в стену. Нападать всегда лучше внезапно. Здоровяк, не ожидавший такого удара судьбы о рыжий кирпич, глухо охнул и медленно сполз вниз.

Но дальше ситуация обострилась. Второй из троицы уже летел на Идена, с рыком выбрасывая вперед кулак. Ид успел поднырнуть под руку, уклоняясь от нападения, и нанёс один за другим два удара: по корпусу и в нижнюю челюсть. Челюсть вообще очень уязвимое место. От удара по ней сотрясается мозг, наступает дезориентация в пространстве, потеря сознания. Парень как подкошенный рухнул на землю, но этого Ид уже не заметил.

Ему на спину прыгнул третий, прижимая руки к телу и пытаясь повалить. Глупо, очень глупо. Поговорка про шкафы, которые громко падают, в данном случае не работала. Иден не растерялся и зацепился подъемом стопы за щиколотку парня, не давая бросить себя на землю. Потом отогнул мизинец в захвате нападавшего, и выгнул под неестественным углом. Парень взвыл, попытался отскочить, но Ид держал крепко. Он развернулся, выворачивая руку противника и укладывая того под ноги. Придавив его коленом, Иден несколько раз ударил по темени, пока парень не затих.

Резко поднявшись на ноги, он обернулся, оценивая ситуацию. Первый здоровяк уже немного оклемался от встречи с кирпичной кладкой и поднимался с земли, но, наткнувшись на стальной взгляд, стал пятиться назад так быстро, насколько позволяло здоровье. Через пару метров он развернулся и на полусогнутых бросился бежать. Только тогда Иден расправил плечи и выдохнул.

Поискав глазами объект своего альтруизма, он увидел девушку, прижавшуюся к стене и закрывшую рот ладошкой. В потемках переулка можно было рассмотреть широкую майку до середины бедра, шорты до колена и белые кроссовки. В руке она судорожно сжимала маленький рюкзак. Волосы собраны в какой-то неаккуратный клубок на макушке, на лице выделялись большие квадратные очки. По тому, как она неподвижно стояла и не пыталась убежать, можно было сделать вывод, что у неё шок.

Какого черта эта эльфийка шатается по подворотням Шордича в такое время?

Пришло ощущение боли в кистях, тело начинала бить дрожь от целого коктейля выброшенных в кровь гормонов, но Иден нашел в себе силы удержаться на ногах. Вместо того, чтобы рухнуть на землю, он подошел к застывшей девчонке, схватил за предплечье и поволок прочь из переулка, по пути прихватив свою сумку с курткой. Оказавшись под ближайшим фонарем, Иден развернул жертву к себе, пригнулся и уперся ладонями в колени, заглядывая ей в лицо.

— Ты в порядке? – успел спросить он, прежде чем его накрыло смутное узнавание.

Волосы в неаккуратном клубке оказались рыжими, оттенка жженого сахара. Короткие воздушные пряди, не попавшие в прическу, вились облаком вокруг маленького точеного личика. За стеклами больших квадратных очков ошеломлено смотрели зеленые глаза с черными стрельчатыми ресницами.



Хельга Петерсон

Отредактировано: 31.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться