Назад дороги нет

Размер шрифта: - +

Эпилог.

***

Пять лет спус­тя.


      — Дэр­ри, про­сыпай­ся, — я слы­шу шё­пот, ще­кочу­щий ухо, за ко­торым сле­ду­ет лег­кий по­целуй в щё­ку.

      От­кры­ваю гла­за. Ком­на­ту за­поло­ня­ет сол­нечный свет, про­никая внутрь сквозь проз­рачные за­навес­ки на ок­не. Шкаф с зер­каль­ной двер­цей нап­ро­тив от­ра­жа­ет ме­ня — сон­ную и лох­ма­тую, в шёл­ко­вой пи­жаме. Я ле­жу на боль­шой мяг­кой кро­вати, зас­те­лен­ной кре­мовым пос­тель­ным бель­ем, а ря­дом со мной, оде­тый в до­маш­ний ха­лат, си­дит мой бу­дущий муж.

      Спус­тя три го­да пос­ле со­бытий, ко­торые, как мне ка­залось, из­ме­нили мою жизнь нав­сегда, я всё же ре­шилась вновь по­лететь в Ан­глию. Те­перь уже не ра­ди учё­бы, а за вос­по­мина­ни­ями. Там я и поз­на­коми­лась с То­мом Кла­удом — муж­чи­ной, ко­торо­го по­люби­ла на всю жизнь. Не знаю, что имен­но ме­ня в нем за­цепи­ло. Воз­можно, это бы­ли прос­то сан­ти­мен­ты — по­любить че­лове­ка, внеш­не по­хоже­го на Шер­ло­ка Хол­мса. Но я чувс­тво­вала, что меж­ду на­ми есть ка­кая-то связь. Он был единс­твен­ным, ко­му я рас­ска­зала свою ис­то­рию. И он при­нял ме­ня та­кой, ка­кая я есть.

      — Ко­торый час? — с улыб­кой спро­сила я, про­тирая ру­кой зас­панные гла­за.

      — По­лови­на де­вято­го, — от­ве­тил Том, про­водя ру­кой по мо­им во­лосам.

      — Так ра­но… — я по­тяну­лась и мед­ленно пе­реш­ла в си­дячее по­ложе­ние.

      — Но у нас се­год­ня мно­го дел, — про­гово­рил он, вновь це­луя ме­ня. — У од­ной прек­расной де­вуш­ки че­рез не­делю свадь­ба, и нам нуж­но всё про­верить. А еще мне есть, что те­бе по­казать.

      Я улыб­ну­лась и спол­зла с кро­вати. Том под­хва­тил ме­ня на ру­ки и по­нес на кух­ню. По­ка я си­дела и пог­ло­щала при­готов­ленные им блин­чи­ки с клуб­ничным й­огур­том, за­пивая всё это де­ло ка­као, он ис­чез, что­бы че­рез па­ру ми­нут по­дой­ти ко мне с боль­шим аль­бо­мом. Я за­ин­те­ресо­ван­но взгля­нула на при­несен­ный тал­муд.

      — Се­год­ня пе­реби­рал шкаф в гос­ти­ной и на са­мом вер­ху на­шел это, — про­из­нес Том. — Здесь соб­ра­ны все фо­тог­ра­фии ме­ня и мо­ей семьи. Я ду­маю, те­бе бу­дет ин­те­рес­но взгля­нуть.

      Я при­няла из его рук уве­сис­тый аль­бом и по­ложи­ла на стол, отод­ви­нув та­рел­ку. В нем дей­стви­тель­но бы­ло очень мно­го фо­тог­ра­фий: Том, его ма­ма, па­па, де­душ­ка, ба­буш­ка, а так­же все ос­таль­ные родс­твен­ни­ки. Мно­гих из них я зна­ла, а не­кото­рых ви­дела впер­вые.

      — Это тё­тя Сан­дра, — на­чал лю­бимый, ука­зывая на фо­тог­ра­фию, где на­ходи­лась кра­сивая мо­лодая жен­щи­на в ок­ру­жении де­тей. Су­дя по сос­то­янию сним­ка, он был сде­лан в де­вянос­тые. — Она всю свою жизнь пос­ве­тила де­тям. Ра­бота­ла в соц­за­щите, дет­ских до­мах, а так­же в шко­лах с деть­ми из ма­ло­обес­пе­чен­ных се­мей. А это — дя­дя Дэн­нис, — ла­донь сколь­зну­ла по фо­тог­ра­фии с изоб­ра­жен­ным на нём муж­чи­ной, дер­жа­щим ог­ромную ры­бу, — он сей­час жи­вет в Ир­ландии. Нас­ледс­твен­ный ры­бак, со­дер­жит свой ма­газин. Вот здесь я со сво­им ку­зеном, — Том ус­мехнул­ся, вспо­миная. — Пом­нится, мы пос­то­ян­но в детс­тве друг дру­га дос­та­вали. Ни дня не мог­ли про­жить без дра­ки. А вот на этой фо­тог­ра­фии…

      Том рас­ска­зывал мне обо всех родс­твен­ни­ках, а я слу­шала, за­та­ив ды­хание. Та­кой боль­шой семь­ёй мог пох­вастать­ся не каж­дый че­ловек. Здесь бы­ли и тро­юрод­ные сес­тры и братья, и ку­зены, дя­ди, тё­ти, и все они жи­ли в ос­новном на ос­тро­ве Ве­ликоб­ри­тания, но не­кото­рые из них обос­но­вались в Че­хии, Ру­мынии и да­же в Авс­тра­лии.

      — Я и не зна­ла, что у те­бя та­кая боль­шая семья, — вос­хи­тилась я, ког­да он за­кон­чил свой рас­сказ. — Да еще и по все­му ми­ру.

      — Да, я и сам иног­да удив­ля­юсь, как та­кое во­об­ще мог­ло про­изой­ти.

      Я на­чала лис­тать аль­бом, по­пут­но рас­смат­ри­вая сним­ки. Бы­ло мно­го дет­ских фо­тог­ра­фий То­ма: вот он на ма­лень­ком трех­ко­лес­ном ве­лоси­педи­ке пы­та­ет­ся объ­ехать ка­мень на до­роге, вот он уже ле­жит в тра­ве и на­дува­ет мыль­ные пу­зыри, а здесь — сто­ит сон­ный в двер­ном про­ёме с боль­шим плю­шевым мед­ве­дем под мыш­кой. Всё это бы­ло так уми­литель­но, что не­воз­можно бы­ло не улыб­нуть­ся.

      — Ка­кой ты здесь пре­лес­тный, — про­из­несла я, ука­зывая на фо­токар­точку, где ма­лень­кий Том, оде­тый в кос­тюм ди­нозав­ра, за­дува­ет пять све­чей на тор­те.

      — Ты как буд­то про­из­несла реп­ли­ку мо­ей ма­мы, — рас­сме­ял­ся лю­бимый, а вслед за ним и я.

      Вновь пе­ревер­нув стра­ницу, я на­чала изу­чать фо­тог­ра­фии. Сно­ва ро­дите­ли, родс­твен­ни­ки, все с ра­дос­тны­ми улыб­ка­ми на ли­це. Это бы­ло прек­расно.

      Тут мой взгляд ос­та­новил­ся на од­ном сним­ке. Фо­тог­ра­фия бы­ла срав­ни­тель­но но­вой, ве­ро­ят­но, сде­лана око­ло пя­ти-шес­ти лет на­зад. На ней сто­ял Том, его ро­дите­ли, ба­буш­ка с де­душ­кой и еще од­на де­вуш­ка. Это бы­ло Рож­дес­тво — на зад­нем пла­не го­рел ка­мин, и спра­ва вид­нелся ку­сочек ёл­ки. Я вгля­делась в сни­мок.

      — Том­ми, а это кто? — спро­сила я у бу­дуще­го му­жа. Он пос­мотрел, ку­да я по­казы­ваю, и его ли­цо вдруг из­ме­нилось. С не­го уш­ла улыб­ка, и взгляд стал ка­ким-то от­ре­шен­ным.

      — Это… моя сес­тра, — про­из­нес он. Бы­ло вид­но, что сло­ва да­вались ему с тру­дом. — Она по­гиб­ла пять лет на­зад. Раз­би­лась в ави­ака­тас­тро­фе.

      Я за­мер­ла. За­тем вгля­делась в бе­лые ко­рот­кие во­лосы, го­лубые джин­сы, вя­заный кар­ди­ган. Что-то за­шеве­лилось в за­ко­ул­ках мо­ей па­мяти. Я пы­талась вспом­нить, от­ку­да мо­гу её знать.

      — А как её зва­ли? — ти­хо спро­сила я.

      — Клэ­ри. Кла­рис­са Оли­вия Мон­ро­уз.

      Ме­ня как мол­ния уда­рила. Я на­конец вспом­ни­ла, по­чему мне так зна­кома эта де­вуш­ка. Но та­кого не мог­ло быть. Прос­то не мог­ло.

      — По­чему у неё дру­гая фа­милия?

      — У нас раз­ные от­цы. Она бы­ла млад­ше ме­ня на че­тыре го­да. А что те­бя вдруг так в ней за­ин­те­ресо­вало? — по­вер­нулся ко мне Том, бе­ря мои ла­дони в свои.

      — Нет, ни­чего.

      То, что про­изош­ло со мной тог­да — вы­ходя­щее за рам­ки люд­ско­го по­нима­ния неч­то, ко­торое вра­чи пы­та­ют­ся объ­яс­нить, но не мо­гут. Это моя боль­шая тай­на, ко­торую я рас­кры­ла лишь од­но­му че­лове­ку. И сей­час мне ни к че­му вновь вспо­минать все со­бытия, про­изо­шед­шие со мной за тот ме­сяц. Всё это — не боль­ше чем иг­ра мо­его под­созна­ния. Это­го не бы­ло на са­мом де­ле.

      — Ты встре­воже­на, что слу­чилось?

      Я по­вер­ну­ла го­лову к То­му и пос­мотре­ла на не­го. На се­кун­ду мне по­каза­лось, что пе­редо мной си­дит сам Шер­лок, нас­мешли­во наб­лю­дая сво­ими се­ро-си­ними гла­зами, в ко­торых вновь пле­щет­ся мо­ре. Я трях­ну­ла го­ловой, от­го­няя на­важ­де­ние. Пе­редо мной сно­ва ока­зал­ся мой бу­дущий муж — пусть и по­хожий на Хол­мса, но всё же, это был не он.

      Пос­ледняя пло­хая мысль уш­ла. Сей­час не вре­мя ду­мать о прош­лом. Впе­реди ме­ня ждёт мно­жес­тво дней, каж­дый из ко­торых я хо­тела бы про­вес­ти со сво­им лю­бимым че­лове­ком.

      И ни днем мень­ше.

      — Нет, всё в по­ряд­ке, — я улыб­ну­лась и пол­ностью раз­верну­лась к мо­ему муж­чи­не. За­тем про­вела ру­кой по его чёр­ным куд­рям, и, ут­кнув­шись лбом в его лоб, про­шеп­та­ла: — Прос­то я толь­ко сей­час по­няла, как силь­но те­бя люб­лю.



Арина Серебрянская

Отредактировано: 03.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться