Назло

Глава III

Я сидела напротив своей подруги, боясь каждого ее слова.

— С чего ты решила, что мне есть что сказать?

— А тебе нечего? — я улыбнулась. Может это все нервы? Накрутила себя, а Катя ничего такого и не чувствует? Но стоило мне взглянуть на нее, как все надежды улетучились. Она сидела, опустив глаза, плечи зажаты, а руками она вцепилась в штаны. — Кать, я понимаю, что это…

— Что это что? Тяжело? Да откуда тебе знать? Это же не твоя подруга сначала скрывает проблемы, потом уезжает, сказав всего пару слов на прощание, попросив ее подождать…. — ее крик перешел в смех, — никак не напомнив о себе, она появляется, но даже не может встретиться с тобой нормально. Это нормально? Ты думаешь это нормально?! Мне еще за тобой пришлось бегать. А если бы не Витя? Если бы он не заметил тебя, не сказал мне, если бы я не нашла тебя, что бы ты сделала? — она смотрела на меня, пытаясь встретиться взглядами, но я из всех сил отводила глаза. — Да ты бы ждала, пока твоя мама тебя в школу не выгонит. И ты бы делала вид, будто ничего не было. Ну скажи, что я не права. Давай! Скажи, что я ошибаюсь. Признайся, что ты бы пришёл ко мне и обняла, сказала, как скучаешь, — ее голос задрожал, послышались всхлипы и тяжелые вдохи через рот. — Я столько раз представляла твое возвращение: как бью тебя, как игнорирую, кидаю в тебя все содержимое сумки, делаю вид, что не узнаю. Но каждый раз, когда я представляла это, я лишь сильнее понимала, что скучаю по тебе, очень скучаю. Ты даже не представляешь, как мне тебя не хватало, твоей улыбки, тупых шуток, ужасного, придурошного смеха. Но когда я увидела тебя, когда поняла, что это ты, я была так счастлива. И сейчас, я правда пыталась отпустить, но это тяжелее, чем кажется. Я не хотела вываливать на тебя свои загоны, но ты… — она тяжело выдохнула. — Прости, я не должна была.

— Тут нет твоей вины, все в порядке. Я рада, что ты выплеснула на меня все, что было у тебя внутри, — я села рядом с Катей и обняла ее. — Для начала можешь меня ударить, я заслужила.

    Подруга засмеялась, но от предложения не отказалась и со всей силы, что была в ее дрожащих руках, начала бить меня по спине во время объятий.
    Я просидела у Кати до вечера. Мы много говорили, плакали и просили прощения. Я рассказала ей все, что произошло в моей семье. Я сказала ей все. Что было в моей жизни начиная с весны прошлого года, когда у бабушки нашли заболевание крови и ей нужно было частое переливание. Это и так не просто, так еще и редкая кровь, четвертая отрицательная. Но у меня оказалась такая же, она идеально подошла и все дальнейшее время я регулярно сдавала кровь. Рассказала, как бабушка захотела вернуться на родину на Север, и что только я ее поддержала и родителям пришлось согласиться, а по итогам папа ушел, а бабушка умерла.
    Я попросила у нее прощение за все месяцы, за все часы и минуты, что она ждала меня по моей эгоистичной просьбе. А она рассказала, как жила. Призналась, что в порыве гнева выбросила подушки, потому что не смогла сидеть на них в одиночестве. Как сделала перестановку, что бы развеяться. Теперь страдает, ведь она оказалась ужасно неудобной. Мы болтали, плакали, смеялись, обижались и мирились. Словно все утраченной время возвращалось к нам с полной отработкой.

— А Витя — друг или… — мы лежали на диване, измученные долгим общением, с опущенными головами и игрались свисающими волосами, — не просто друг?

— С чего ты решила, что не друг? Он перевелся в этом году, и как то получилось, что мы подружились, вот и все.

— И только? Пф-ф, да ладно, а я то уже думала, что ты уже с парнем, а ты… — в этот момент я почувствовала себя теткой, которую встречают только на семейных ужинах, первым вопросом которой будет: «парень есть?», а вторым: «а почему?».

— Ну-у, он хороший парень, но мне не до отношений, — Катя едва сдерживает себя. Что бы не закатить глаза.

— Надеюсь, что не я тому причина.

— Ох, знаешь ли, моя жизнь не крутиться вокруг тебя!

— Надеюсь, теперь она будет крутиться вокруг Виктора, — выпаливаю я, на грани истерики.

— Иди ты! — подруга наскакивает на меня, вся красная толи от смущения, толи от злости.

    Мы разошлись вечером и то по совето-указному слову тети Маши. На прощание мы крепко обнялись и еще раз попросили у друг друга прощения. Я обещала Кате, что обязательно выйду завтра в школу и попытаюсь не срывать уроки, точнее, не буду спорить с учителями, но…. Я в этом сомневаюсь. Когда я пришла домой мамы не было, я сьела яичницу и пошла спать.

    Жизнь старшеклассницы началась уныло. Утро было самым обычным, мамы уже не было. Я позавтракала и ушла. Дорога до школы, ругань охранника из-за отсутствия карточки, подгоняющие слова учителей. Все же утро в школе не меняется. И уроки не меняются, и ученики.

«Мне не сниться? Не Анастасия ли пожаловала на мой урок?», — практически каждый учитель говорил это, кроме историка — молодого мужчину, который увидев меня сказал: «Новенькая? Впервые вижу», что было даже обиднее подколов других, я у него с пятого класса! Я из всех держалась, что бы не начать язвить в ответ. Катя строго смотрела на меня во время нападок и утешительно, когда те теряют свой интерес и уходят. Когда я пришла, подруга уже сидела с Витей, поэтому мне пришлось сесть на парту назад.

— Ты кто? Я здесь сижу, — к парте подошёл парень, недовольно смотрящий на меня.

— И я, значить будем сидеть вместе, — я отвернулась от него, показывая, что диалог окончен.

— Заебись, — пробухтел он и сел рядом. На этом все недовольства и кончились.

Где-то с неделю мне пришлось терпеть «удивление» учителей от моего прихода и регулярных подколов со стороны дноклассников.

— Настька ну ты удивляешь! Уже пятый день в школу ходишь, — произнесла одна из шутниц, подходя к моей парте. — Ну, господа одноклассники, делаем ставки насколько хватит Мирошину.

— Еще неделя и мы ее не увидим! — послышалось со стороны.

— Да ладно тебе, ее полгода не было, это уже все две! — я листала учебник, удивляясь оригинальности этих людей. Катя на первый урок не пришла, а с Витей мы без нее не общались.



Ovskaya P.

Отредактировано: 03.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться