Назначьте ведьме адвоката

Размер шрифта: - +

Глава 2

Девица Тейлору нравилась. Точнее, не нравилась даже, а задевала, что ли? Ну, понятно, глаза у неё, губы, грудь... Интересная такая грудь, энергичная. Но за свою жизнь инквизитор уже успел вдоволь насмотреться на глаза, губы и груди – всякие. Волосы у этой колечками, рыжие, конечно. У всех ведьм шевелюры рыжие, ну и что? У ведьмаков вон чёрные, а у некромантов седые. Стервозность – неотъемлемая часть корпоративного имиджа ведьм – его тоже давно не трогала. Да эта Рейсон и не была стервой, так, стервочка.

Но что-то в ней имелось эдакое, трудноопределимое и, пожалуй, забавное. Инквизитор её сознательно раздражал, пытаясь довести до точки кипения, и ведьмочка послушно, абсолютно предсказуемо раздражалась. Правда, пока не закипала. Зато фыркала, губу закусывала и эдак глаза закатывала, будто спрашивая у потолка, за что ей негаданное счастье досталось.

Счастье – это он, Тейлор.

– Почему вы и сегодня одеты не по форме? – поинтересовался проверяющий.

– Вы подрабатываете в полиции моды? – процедила адвокат.

Тон у неё был абсолютно определённый: «Боже, какой идиот!»

– Устав инквизиции запрещает сотрудникам подработки, совместительство и какие-либо другие источники дохода, помимо официальной заработной платы, – ледяным, тщательно вымороженным длительными тренировками тоном ответил Тейлор. – И вы прекрасно знаете, что требование к форме взяты не с потолка. В своё рабочее время ведьмы, ведьмаки, некроманты, целители и прочие лица, осуществляющие лицензированное магическое воздействие, действие либо вмешательство, должны иметь при себе знаки отличия. Дабы обыватель без труда мог отличить магика от простого гражданина и сумел принять меры для собственной безопасности.

Пока он, тщательно проговаривая каждое слово, нёс эту казённую ахинею, мордашка ведьмочки стала совсем уж несчастной. И губы скривились так, словно во рту у неё долька лимона очутилась.

– Я не встречаюсь с обывателями, – явно из последних сил сдерживаясь, чтобы опять не послать инквизитора куда-нибудь подальше, ответила Рейсон. – Я, как штатный адвокат профсоюза, работаю как раз с ведьмами. В данном случае им обезопашивать... безопаситься... В общем, моя скромная персона им ничем не угрожаю. А вот определённая степень доверия между мной и подзащитным необходима. Форма же этому доверию мешает.

– То есть, правила вы не соблюдаете сознательно?

– Я соблюдаю правила!

– Вы только что доходчиво и достаточно подробно объяснили, почему игнорируете распоряжения инквизиции.

– Я не!.. – ведьма всплеснула руками, будто хотела то ли за виски схватиться, то ли за щёки взяться, да и сама же себя одёрнула. – Проходите, это мой кабинет.

– Не думаю, что вы действительно хороший адвокат, – припечатал Тейлор, переступая порог. – Я вижу лишь полное отсутствие самообладания, неумение импровизировать и неспособность оперировать фактами.

Стоило отдать ведьме должное, она и тут не вспылила. Покраснела только. Смущение Рейсон не шло совершенно. Щёки у девушки заалели ярким и круглым румянцем, будто их свёклой натёрли и лоб пошёл подозрительными пятнами.

Кабинет же её был именно таким, каким инквизитор и представлял: крохотная комнатушка, смахивающая на собачью конуру, пропахшая пылью и старой бумагой. Стол, кресло, два стула, книжный шкаф, узенький стеллаж с папками, стеклянный графин в засохших неаппетитных потёках на подоконнике и умирающая фиалка – вот и вся обстановка.

– Может, вы всё-таки снимите свою мантию? – неуверенно предложила ведьма. – Боюсь, что клиентка воспримет её... неоднозначно.

– Почему вы не замужем? – словно бы и не услышав вопроса, осведомился Тейлор, к окну отойдя.

Очень уж его заинтересовала припорошённый пылью цветок. А ещё больше открывающийся вид: кусок кирпичного крыльца, чахлая липа рядышком и забор, в котором дыр было гораздо больше, чем штакетника. И нет, растерянное отражение ведьмы в грязном оконном стекле проверяющего не занимало вовсе.

– Я должна отвечать?

– Кажется, с этим мы уже определились. Да, вы обязаны отвечать на любые мои вопросы, – кивнул инквизитор не оборачиваясь. – Итак, госпожа Рейсон, почему вы не замужем? Не любите мужчин?

– Не люблю стрекозлов, – посопев возмущённым ежом, ответила адвокатша.

– Поясните, – потребовал Тейлор.

– К сожалению, господин проверяющий, в моём окружении крайне мало мужчин, – с отчаянно-ядовитой любезностью пояснила ведьма. – Всё больше маги, то есть ведьмаки, некроманты и инквизиторы. Точнее, сейчас я и с ними-то не общаюсь. Знаете, в ведьминском профсоюзе наблюдается а-агромная недостача мужского пола. Вот в университете его хватало, это да. Пола, в смысле, не мужчин. Сиречь стрекозлов.

Она так и сказала – сиречь.

– Я всё равно вас не понимаю, – признался проверяющий, очень стараясь не улыбаться.

– А я могу и объяснить, – охотно пообещала Рейсон. – Маги – это вам не ведьмы, это престижно, модно и очень денежно. И вот престижность умы в первую очередь и занимает. Я пока училась, навтырялась разбираться в галстуках, туфлях и каретах? Куда там фифе столичной, девочки они наивные перед магиками, ни черта в моде не понимающая! А вот ещё животрепещущий вопрос: куда пойти! Ведь простую кафешку своим присутствием не осчастливишь, по репутации она может врезать, кафешка-то. И меню, опять же. Ну, не подают в этих самых кафешках крабовый суп-пюре и суфле из лангустов. Сколько не говори про здоровый образ жизни, а не подают и не подают, что ты будешь делать! А о своём здоровье магики знаете как пекутся?



Катерина Снежинская

Отредактировано: 12.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться