Не Адская Академия или Узы брака не предлагать!

Размер шрифта: - +

5 ГЛАВА

 

Качает! Нет, реально качает, словно в колыбели. Плеск воды за окном и солнечный лучки щекочет щеку. Странно. Хотя, чего это я? Впервые на душе стало спокойно и… пусто. Пустота была гулкая и мертвая, даже эхо чувств не отзывалось ни на что. Лениво стало  открывать глаза и проверять, где я оказалась. Как к слову и руками шевелить, и поправлять сбывшееся одеяло. Могла бы, и дышать бы перестала. Тело, словно в невесомости парило, а в голове было тихо и пусто. Ни мыслей, ни идей, ни злости – ни-че-го! Последний факт не мог не радовать, но и этого я не испытывала.  Просто лежала и осязала незнакомое доселе чувство абсолютного покоя.   

 - Тебе не холодно? - встревожено спросил Рион, судя по всему, заметивший мое пробуждение. – Может, пить хочешь?

А голос какой… м-м-м, как это? Заботливый и возбужденный что ли. Глубокий, бархатистый и нежный. Как тогда в видении, когда он со своей белобрысой шалавой разговаривал.

- Нет!

- Мы на корабле. Моем, - подчеркнул он зачемто интонацией. -  Идем пока вдоль берега. Пару недель тебе лучше в людных местах не появляться. И держаться от всех подальше.

Я приоткрыла один глаз, взглянула из-под ресниц на разрушителя и снова прикрыла. Каюта, как каюта. Ничего примечательного. Обшивка и панели из красного дерева, огромная кровать, на которой я лежу, пара полочек со всякой дребеденью и открыты иллюминатор.

- Даже не спросишь, почему мы на корабле и почему тебе необходимо избегать людей?

- Нет, - снова повторилась я, - но если тебе нечем себя занять, можешь рассказать. Надеюсь, твой голос не хуже снотворного.

- И даже не любопытно, что тому причина?

- Нет.

- Спросить не хочешь, как мы школу покинули?

- Нет.

- Как ты себя чувствуешь?

Нехотя приоткрыла глаза, посмотрела на Рион. Сидит на самом краю кресла, рубашка белая, на груди расстегнула, рукава по локоть подвернуты, брюки черные, узкие – на обложку глянцевого журнала прямо сейчас. Не брюки, а того, на ком они и можно даже без одежды.  Волосы легкими волнами вьются, глаза блестят и  испарина на лбу, будто сдерживается из последних сил.  Хотелось послать его, чтоб перестал сыпать вопросами. Сказать ему, что мне все равно и меня это радует. Спать бы еще никто не мешал – верхом блаженства стала бы прогулка на корабле. Но мне было лениво.

Видимо мой взгляд был красноречивее языка и донес все, о чем я думала. И даже сверх того, потому что разрушитель рывком встал и пулей вылетел за дверь, громко ею хлопнув.

Тишина! Как же хорошо.

 

Только начала проваливаться в дрему, как снова хлопнула дверь. Легкие шаги, шорох ткани и тихий, едва уловимый скрип кресла. Странно, но даже злости не было. Гулкая пустота продолжала разливаться в сознании и это открытие меня тоже не волновало.

- Рион сказал, что ты очнулась, - в голосе иронии, больше чем надо и что-то еще. Удивительно, но хрипотца тоже выдавала в нем возбуждение. Я уже слышала эту интонацию, когда мы целовались. – Как ты себя чувствуешь?

Еще одни! Открыла глаза, посмотрела. Вторая обложка журнала пропала впустую. Мой взгляд оказался не менее красноречивым.

- Дана, пойми, нам сейчас очень тяжело, - испарина на лбу Тео подтвердила его слова. – Если не возражаешь…

Поднявшись на ноги, создатель подхватил кресло, словно пушинку и отнес в дальний угол каюты. Поставил и упал в него, словно подрубленный, пряча лицо в ладонях. Удивительно, но мне совершенно его не жаль. Хотя было видно, как ему тяжело сейчас и скольких усилий стоит эта беседа. Зачем они себя так терзают?

- Ты помнишь, как окончился наш совместный ужин в школе?

- Да.

Разговор мне наскучил и было совершенно не интересно, что и как случилось, особенного после того, когда я вырубилась.

- До какого момента? Это очень важно… просто мне надо объяснить, что с тобой происходит и из-за чего.

- И ты после этого отстанешь от меня? – мне для полного покоя не хватало только тишины, которой сейчас очень не хватало.

- Д-да, - хлопнув длинными ресницами, Тео удивленно приподнял бровь. – Рион оказался прав.

- Я помню все до того момента, как вы дали мне выпить какую-то дрять. Потом сознание отключилось. Все?

- Удивительно!

- Нисколько.

Тео устав бороться с собой, снова поднялся, подошел ко мне и замер. Вздохнул раз, другой и заметался по каюте, как лев в клетке. Прикрыв глаза, я вспомнила, попыталась вспомнить, как будоражил его запах. Свежий, морозный, словно зима. Тогда хотелось вдыхать его полной грудью, а сейчас пусто. Ничего, сердце будто окаменело и перестало чувствовать.

 - То зелье в школе, - резко начал Тео, присаживаясь на край кровати, - оно было рассчитано наверняка. Либо ты пострадала бы, либо посторонние, еще хуже ученики. Сама понимаешь, для нас ни тот вариант не приемлем, ни другой. У меня имелась сыворотка на случай, если… в общем, мой друг когда-то по глупости принял «дурман» и под его действием убил троих. Родителей и младшую сестру. Когда очнулся и понял, что натворил, помутился рассудком и наложил на себя руки. Мне больно об этом вспоминать, его родны были для меня второй семьей, а когда их не стало. Понимаешь, у меня будто частичку души отняли. Я не мог позволить, чтоб с тобой случилось нечто подобное. 

    - Почему ты ему не помешал? – мне не было интересно, что стало тому причиной, но остался неуточненный факт, который необходимо было прояснить. Так было правильно, наверное.

Тео взял меня за руку, медленно провел большим пальцем по запястью и приложил к губам, жадно втягивая ноздрями мой запах.

- Я пытался, - хрипло ответил он и посмотрел на меня взглядом затуманенным страстью, - но он оказался сильнее. Я сам тогда чуть не погиб. После этого я и начала изобретать сыворотку. Молодежь зачастую не отдает себе отчет, когда что-то делает, всецело полагая, что они действуют разумно. Бездна, как же ты сладко пахнешь!



Мышь Летучая

Отредактировано: 17.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться