Не безнадёжен

Размер шрифта: - +

Не безнадёжен

Не люблю я кататься в лифтах. Иногда это очень даже хорошая привычка, а иногда доставляет неудобства, особенно, если приходится тащиться на невесть какой этаж к кому-нибудь в гости. Благо, сама-то я живу на четвёртом, и мне пробежаться по лестнице не трудно. Вообще, мне нравится моя квартира. Она, строго говоря, и не моя вовсе, а папина, и живу я с ним и с братом, ну да это не суть. Всё в моей жизни и квартире хорошо, кроме соседа снизу. Как ни крути, сосед снизу это лучше, чем сверху, хотя бы залить не может и не топает ногами, скрепя половицами. Но мой сосед умудряется раздражать, даже никаким шумом не выдавая своего присутствия. Он курил. "Ну и что? - скажите Вы. - Все курят. Ну ладно, не все, но многие, и ничего в этом такого нет". Может, для кого-то и нет, а вот я вообще не люблю запах табака. А Ромка курит в подъезде и, как назло, выбирает именно тот момент, когда я поднимаюсь или спускаюсь по лестнице. То есть, он, конечно, не выбирает, но от этих совпадений у меня стойкое ощущение, что всё-таки выбирает или же просто дымит постоянно.

А ещё он наглый. Не настолько, чтобы хамить, но всё-таки наглый. И сегодня мы снова встретились.

Я шла домой с работы, слушала плеер и, в принципе, даже не удивилась, увидев Ромку. Он сидел на крышке мусоропровода перед приоткрытой форточкой и курил. Вообще, между третьим и четвёртом этажами в нашем подъезде благодаря ему была самая чистая крышка мусоропровода в доме. Но мне до общественной пользы дела не было, и потому я сердито сдвинула брови, увидев парня, и демонстративно закашлялась.

- Привет, - искоса глянув в мою сторону, небрежно бросил он.

На приветствие я не ответила, хмуро спросив:

- Ты что, весь день тут стоишь или это мне так везёт вечно на тебя натыкаться?

Он повернул ко мне голову и внимательно посмотрел в глаза. Глаза мои, кстати, щипало от концентрации дыма, а этот хмырь сидел у окна, и потому ему дым глаза не ел. Я подошла и выразительно ткнула пальцем в распечатанный лист бумаги, который сознательные граждане прилепили на стену. Они, эти граждане, поналепили этих листков на каждом пролёте, только толку от никчёмных бумажек не было. Листок гласил, что курить надо дома, а на лестничных площадках это делать запрещено. Ромка в отчет на мой немой укор молча спрыгнул со своего излюбленного места, подошёл и сорвал со стены лист бумаги, на содержание которого я пыталась обратить его внимание. Я зло смотрела на него снизу верх - он был высоким, на полторы головы выше меня уж точно. Парень смял бумажку, отходя от меня, и выбросил в мусоропровод.

- Ну, знаешь ли! - возмутилась я, нервно трогая переносицу: вроде уж год, как не ношу очки, а привычка их поправлять осталась.

Ромка сунул одну руку в карман, выудил оттуда телефон и протянул мне. Молча. Я не шевелилась, глядя на него с удивлением, которое на какое-то время вытеснило остальные эмоции.

- Ну давай, - он нетерпеливо потряс протянутым мне телефоном. - Звони, куда там звонят в таких случаях? В ментовку? Можешь даже сфоткать меня, если хочешь.

Я насупилась. Он не собирался сдаваться:

- Да не сс... не дрейфь: почтовый ящик не подожгу и монеты в замок не напихаю. Звони!

- Никуда я звонить не буду! - я смотрела на него с обидой, поскольку его наглость действительно обижала меня.

- А чё тогда возбухаешь? - спросил он довольно спокойно, словно и вправду не мог этого понять.

Глаза у него мне всегда не нравились. Светло-серые, достаточно искренние, чтобы казаться мне беспросветно глупыми. Вот смотрит он, и сразу ясно, что говорить ему что-либо бесполезно. Я окинула его презрительным взглядом: высокий, русые волосы густые, но лохматые, хоть и короткие, глаза, как я уже отмечала, глупые, а в длинных пальцах сигарета. И чего я остановилась вообще? Ясно же, что без толку взывать к совести.

- Да пошёл ты! - фыркнула я, продолжая прерванный путь на свой этаж.

Парень пожал плечами, выражая своё непонимание моего поведения.

***

Когда лежишь в ванной, однозначно кто-нибудь позвонит. Не знаю, как у всех людей, но у меня это правило работает безотказно. Настолько безотказно, что даже не важно, беру я с собой телефон или нет - он всегда звонит, стоит начать нежиться в пене. По-любому.

И сегодня тоже было именно так. На этот раз Рита. Если она звонит, значит, её бросил парень. Она влюбчивая, но отходчивая. И болтливая. Так что я была рада, что её звонок застал меня в ванной - так я не потеряю много времени на пустую болтовню.

Я её выслушала и вынесла вердикт:

- Это всё потому, что все твои парни - тупые. Вот я тебе на своих никогда не жаловалась. Потому что они нормальные люди. И, даже если мы не подошли друг другу, я всегда тепло о них вспоминаю... И со всеми даже общаюсь иногда. Никогда не сказала бы про своего бывшего ничего плохого...

- Что у тебя там за эхо? - перебив меня, поинтересовалась Рита. - Ты где вообще?

- В ванне я, - ответила я, недовольная тем, что меня бесцеремонно сбили с мысли.

- Так говори тише, раз в ванне, - посоветовала Рита. - А то тебя, небось, весь дом слышит!

Я прикинула, что вообще-то, да - слышимость в ванной хорошая, и разговор мой слышать могли многие. Но это не показалось мне проблемой, и я, что есть сил, крикнула и в трубку:

- А мне скрывать нечего, пусть все знают: мои бывшие парни - не тупые!

Ритка засмеялась, и я тоже, поэтому не очень разобрала сквозь собственный смех, что мне ответил Ромкин искажённый голос, донёсшийся откуда-то снизу.

- Погодь, - шепнула Ритке и крикнула: - Чего ты там бухтишь?

Он снова что-то ответил... Кажется, имел в виду, что мои парни не тупые по сравнению со мной, но половина слов соседа была искажена, так что не ручаюсь, что поняла его правильно. Но, с другой стороны, вряд ли бы он кричал мне что-то приятное...

- Что там у тебя? - спросила Рита.



Анастасия Енодина

Отредактировано: 01.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться