Не бойся. Первая книга цикла

Размер шрифта: - +

Глава 7

Октябрь, 2006 год.

Красивые, длинные пальцы, ловко перебирают клавиши, несмотря на остатки ссадин. Грустная мелодия, наполненная низкими нотами, тихим эхом разносится по залу театра. Дэвид сидит за фортепиано и, не замечая ничего вокруг, плавно играет свою новую композицию. На нем черная рубашка и брюки, верхняя пуговица заманчиво расстегнута, волосы аккуратно зачесаны набок. Ноги в элегантных туфлях умело жмут педали инструмента, создавая восхитительные переливы звука. Наблюдаю за ним издалека, не хочется прерывать всплеск его эмоций и вдохновения. Он поворачивает взгляд в мою сторону, черные глаза пристально смотрят на меня, руки не отрываются от клавиш. Улыбаюсь и медленно иду к нему.

- Восхитительно, но очень грустно, - ласково касаюсь его плеч, проведя рукой вдоль спины, - люблю наблюдать, когда ты играешь.

- Я еще не привел в порядок ничего, - не оборачиваясь, Дэвид перебирает клавиши, в поисках нужного звука.

- Ты талантливый музыкант, Дэвид, я всегда тебе это говорила. Отличный скрипач, пианист. А твой голос воплощение нежности и мужественности одновременно.

Он берет мою руку и целует, крепко вжимаясь губами, затем прижимается щекой и на мгновение замирает.

- Люблю твои руки, Несс.                                                                       

- А я твои. Как самочувствие? Работать сможешь?

- Да, все хорошо, только голова болит. Думаю, что я справлюсь.

- Я сегодня буду в баре до полуночи из-за гостей. Как и где мы договоримся встретиться?

- Могу забрать после работы, поедем к тебе.

- Хорошо, ты мне позвонишь?

- Если нужно.

- Конечно, нужно! Тебя не было рядом несколько недель. Я думала, что зачахну от тоски. – Смотрю на него глазами полными теплоты, чтобы он понимал, я ждала его, я боролась с его матерью за посещение. И сейчас, мне хочется, чтобы он был рядом.

- Тем более, нам нужно поговорить. – Его голос настолько серьезен, что мне становится не по себе.

- За твою мать? Дэвид, я долго терпела. Ладно, мне запрещено заходить в вашу квартиру, но больница… Это был перебор с ее стороны!

- Вот об этом и поговорим.

- Ты же знаешь, что я не хотела и не хочу с ней ругаться!

- Оправдываешься или мне кажется? – его глаза чернее ночи.

- Приехали, - что сейчас происходит? – Дэвид, я не знаю, что она говорила про меня. Две недели я приходила к тебе и выслушивала… А ты не рассказываешь ничего.

В полумраке зала лицо Дэвида выглядит очень грустным и напряженным.

- Сейчас придет труппа, мне нужно будет работать. Я встречу тебя у бара. Набери меня около полуночи.

- Хорошо, ты будешь дома? Она там?

- Да, кажется, она и не собирается возвращаться.

- А отец?

- Он не говорит ни слова против ее мнения. – Значит, поддерживает все ее решения, не возмущаясь. Удобный муж. – Мне не нравится твоя красная помада.

- Мы увиделись впервые, после нескольких недель в больнице, а тебе не нравится помада? – Сержусь на него. – Думала, что ты захочешь целовать меня, а не критиковать. У меня уже был критик, хватило, знаешь? Мне пора бежать на работу, надеюсь, что вечером ты будешь более счастлив рядом со мной.

Я целую его в губы, быстро поправив волнистые волосы, упавшие на лицо. Мне иногда кажется, что он что-то не договаривает. Дэвид встает, чтобы провести меня на улицу, в этот момент начали возвращаться его коллеги, после перерыва. Он идет рядом со мной, руки в карманах, брови нахмурены, смотрит вдаль, словно размышляя о чем-то важном. Какой красивый и мой… Замечая мою улыбку, он останавливается около выхода из театра.

- Скучала? – его голос низкий и тяжелый.

- Скучала. Безумно скучала, – заглядываю в черные глаза, чтобы увидеть ответное чувство. – А ты?

- Да. – Он гладит меня большим пальцем по щеке, удерживая за подбородок. – Ты сегодня потрясающе выглядишь.

Дэвид наклоняется и целует меня, на его губах остаются красные следы от помады. Нашел способ, чтобы убрать ее. Улыбаюсь.

- Ты неисправим, Дэвид.

- Эти губы только для меня, - тихо шепчет он, проводя пальцем по моей верхней губе. – Только мои. Ты вся моя. Да?

- Да, ничего не изменилось, Дэвид, чтобы бы тебе не говорили. Не слушай, это все вранье.

Он понимает, о чем я, делает полшага и оказывается со мной лицом к лицу. Вокруг никого, лишь за дверями театра бурлит жизнь. Заводит правую руку мне на шею, под волосами, от чего мое тело бросает в дрожь, я запрокидываю голову назад. Левой рукой он гладит от подбородка до впадинки между ключицами, обхватывает всеми пальцами шею и, наклонившись к моим губам, целует, а затем тихо шепчет:



Дарья Новицкая

Отредактировано: 28.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться