Не бойся, я с тобой

Размер шрифта: - +

Глава 15

Весь ве­чер Й­ен пы­тал­ся, слов­но Юлий Це­зарь, за­нимать­ся нес­коль­ки­ми де­лами од­новре­мен­но: иг­рал в лю­бовь с Ни­ной, шу­тил и сме­ял­ся шут­кам зна­комых кол­лег по це­ху, с обо­жани­ем смот­рел на Доб­рев, де­лал ей ком­пли­мен­ты, но мыс­ли его бы­ли за­няты ис­клю­читель­но Ти­ной, и он ста­рал­ся не вы­пус­кать де­вуш­ку из по­ля зре­ния.
Воп­ре­ки сво­им пес­си­мис­тичным прог­но­зам, Й­ен от­ме­тил, что Эклз не де­ла­ет ни­каких по­пыток при­уда­рить за ней, ве­дет се­бя впол­не снос­но. Ти­на же впа­ла в деп­рессию и при­нялась пог­ло­щать кок­тей­ли. Со­мер­холдер по­пытал­ся от­вя­зать­ся от Доб­рев, но не тут-то бы­ло. На­лете­ли жур­на­лис­ты, пок­лонни­ки и прос­то лю­бопытс­тву­ющие, приш­лось от­ве­чать на воп­ро­сы, де­монс­тра­тив­но сжи­мать в объ­яти­ях си­яющую, как но­вень­кий цент, Ни­ну.
Под ко­нец ме­роп­ри­ятия Й­ен был на взво­де. Его раз­дра­жали пос­то­ян­ные вспыш­ки фо­то­ап­па­ратов, вос­торжен­ные взгля­ды и ре­чи пок­лонниц, ви­сящая на нем Ни­на. На­конец, ад­ская пыт­ка за­кон­чи­лась, и Со­мер­холдер нап­ра­вил­ся к Ти­не, ко­торая весь ве­чер про­сиде­ла за сто­ликом в оди­ночес­тве, не счи­тая Эк­лза и У­эс­ли, пы­тав­шихся за­вязать с ней бе­зус­пешные раз­го­воры, на ко­торые де­вуш­ка тра­тила нес­коль­ко ни­чего не зна­чащих фраз. Но не ус­пел Й­ен по­дой­ти к Ти­не, как ее взял под ло­коток Джен­сен и увел в не­из­вес­тном нап­равле­нии. Дев­чонка уже ус­пе­ла опь­янеть, и Й­ен от злос­ти зас­кри­пел зу­бами. На­мере­ва­ясь, как сле­ду­ет от­шле­пать чер­товку, он по­шел сле­дом за ней и ее спут­ни­ком, про­ся у Все­выш­не­го си­лы, что­бы не раз­ма­зать по ас­фаль­ту смаз­ли­вую фи­зи­оно­мию Эк­лза.
Ми­нуя слу­жеб­ное по­меще­ние, Й­ен про­шел длин­ным по­лутем­ным ко­ридо­ром и ока­зал­ся у чер­но­го вхо­да в рес­то­ран, в ко­тором про­ходи­ла ак­тер­ская ве­черин­ка. Пе­ред его взо­ром пред­ста­ла кар­ти­на, от ко­торой у Со­мер­холде­ра внут­ри все по­холо­дело: Эклз ла­пал сво­ими ру­чища­ми Ти­ну, а она пь­яно хи­хика­ла. Й­ен ед­ва удер­жался от то­го, что­бы не ус­тро­ить дра­ку, хо­тя внут­ри не­го кло­кота­ла и бур­ли­ла са­мая нас­то­ящая вул­ка­ничес­кая ла­ва из рев­ности, не­навис­ти и собс­твен­ни­чес­ких ин­стинктов. Ник­то не сме­ет при­касать­ся к его Ти­не, тем бо­лее этот не­доно­сок Эклз! Од­на­ко вы­дер­жка, ко­торой Со­мер­холдер от­ро­дясь не стра­дал, вне­зап­но приш­ла на вы­руч­ку, по­тес­ни­ла все бу­шу­ющие страс­ти, обу­яв­шие ду­шу, не да­ла кро­ви уда­рить в го­лову, и спас­ла, тем са­мым, двух секс-сим­во­лов ка­нала «CW» от не­мину­емой дра­ки. 
Эклз ос­та­вил Ти­ну, по­дошел к не­му и ти­хо про­из­нес:
- Дев­чонка на­лиза­лась, по­хоже, впер­вые в жиз­ни. Пос­та­рай­ся, что­бы она не на­дела­ла глу­пос­тей и ее не за­сек­ли па­парац­ци. Не для те­бя ста­ра­юсь, Со­мер­холдер, уч­ти.
Джен­сен пох­ло­пал Й­ена по пле­чу, под­мигнул Ти­не и скрыл­ся за дверью. И тут вне­зап­но де­вуш­ка вновь ста­ла со­бой, вып­лесну­ла на Й­ена все свое не­годо­вание, оби­ду, глу­пую рев­ность. У Со­мер­холде­ра от­легло от сер­дца. Его чер­товка вер­ну­лась, уб­ра­ла на­пус­кную хо­лод­ность и без­разли­чие. Вновь ка­рие гла­за за­горе­лись внут­ренним ог­нем, и она выс­ка­зала всё, что ду­ма­ет о Со­мер­холде­ре, их не­пос­ти­жимых от­но­шени­ях и нес­час­тной Ни­не, ко­торой так же не пос­час­тли­вилось влю­бить­ся в его гад­кую го­лубог­ла­зую пер­со­ну. Й­ен не смог скрыть ши­рокой улыб­ки, гля­дя на бу­шу­ющую Ти­ну. 
Ли­вень, хлы­нув­ший из раз­вер­зших­ся май­ских не­бес, толь­ко до­бавил ко­лори­та в сце­ну рев­ности, пред­став­шую ско­рее ла­тино­аме­рикан­ско­му се­ри­алу, не­жели свет­ской ве­черин­ке пос­ре­ди Нью-Й­ор­ка. Ти­на не ус­то­яла на но­гах, упа­ла в лу­жу, про­мок­ла под ко­сыми стру­ями до нит­ки, раз­ма­зала кос­ме­тику по ли­цу вмес­те с кап­ля­ми дож­дя. При этом она выг­ля­дела по­терян­ной, оди­нокой и очень сек­су­аль­ной. Осо­бен­но в на­мок­шем алом шел­ко­вом платье, ко­торое и без то­го об­ле­гало ее строй­ную фи­гуру, под­черки­вая са­мые соб­лазни­тель­ные мес­та. 
Со­мер­холдер по­нял, что Ти­на ис­черпа­ла свой пыл, под­нял ее на ру­ки и по­нес к ли­музи­ну, да­же не по­думав о том, что их мо­гут уви­деть, как лю­бопытс­тву­ющие фа­наты, так и стер­вятни­ки, жаж­ду­щие скаб­резнос­тей и си­дящие в за­саде око­ло рес­то­рана с ка­мера­ми на­пере­вес.
Уса­див де­вуш­ку в ма­шину, Й­ен удос­то­ил изум­ленно­го шо­фера през­ри­тель­ным взгля­дом, ко­торый удив­ленно взи­рал на про­мок­ших с ног до го­ловы ак­те­ров, и ров­ным го­лосом рас­по­рядил­ся дос­та­вить их в отель. Во­дитель поп­ра­вил фу­раж­ку, зак­рыл тем­ное стек­ло, от­де­ля­ющее пас­са­жир­ский са­лон от не­го. Бе­лый ли­музин тро­нул­ся в путь по ноч­ным ули­цам Нью-Й­ор­ка. 
Дождь ба­раба­нил по стек­лам и кры­ше, мол­ния тер­за­ла не­бо, ей вто­рил гром, на до­рогах об­ра­зова­лись лу­жи. На обыч­но за­пол­ненных под за­вяз­ку уз­ких аве­ню прак­ти­чес­ки не бы­ло ма­шин - ма­ло кто ре­шал­ся в не­пого­ду и поз­дний час разъ­ез­жать по го­роду. За ок­ном мель­ка­ли го­рящие все­ми цве­тами ра­дуги рек­ламные вы­вес­ки и ог­ромные плаз­менные эк­ра­ны, в поз­дний и дож­дли­вый час на ули­цах не бы­ло про­хожих. 
Й­ен нас­лаждал­ся по­ез­дкой по ноч­но­му го­роду, при­жимая к се­бе Ти­ну, вды­хая за­пах ее во­лос, слу­шая ее мер­ное ды­хание. Толь­ко сей­час он по­нял, нас­коль­ко сос­ку­чил­ся и как нуж­да­ет­ся в ее при­сутс­твии. Со­мер­холдер ус­тал от иг­ры на пуб­ли­ку, он по­терял­ся в бес­ко­неч­ных ла­бирин­тах шоу-биз­не­са и его не­писа­ных пра­вилах. Быть ак­те­ром слож­но, мож­но поп­росту ос­та­вить се­бя, за­быть, кто ты есть на са­мом де­ле. Это ед­ва не слу­чилось с ним, ес­ли бы не Ти­на…
Ти­хий го­рячий ше­пот вверг Й­ена в за­меша­тель­ство. Сло­ва, про­из­не­сен­ные де­вуш­кой в по­лубес­созна­тель­ном сос­то­янии, то да­рили ему стран­ную эй­фо­рию, то зас­та­вили чувс­тво­вать се­бя не­лов­ко. Жен­щи­ны и рань­ше приз­на­вались ему в люб­ви. Бо­лее то­го, за пос­ледние два го­да съ­емок в «Днев­ни­ках вам­пи­ра» он пос­то­ян­но слы­шал кри­ки с приз­на­ни­ями от эк­заль­ти­рован­ных ба­рышень. По­доб­ное по­веде­ние пок­лонниц всег­да вго­няло Со­мер­холде­ра в сту­пор, он не знал, как пра­виль­но ре­аги­ровать на по­доб­ные вык­ри­ки, всег­да на­тяну­то улы­бал­ся и пы­тал­ся не вый­ти из ро­ли Дей­мо­на.
Но ког­да Ти­на том­но про­шеп­та­ла за­вет­ные три сло­ва, то Й­ен ощу­тил стран­ное ще­мящее чувс­тво в гру­ди. Он при­жал к се­бе про­мок­шую де­вуш­ку, пы­тал­ся сог­реть ее, хо­тя и сам вы­мок до нит­ки. И сей­час ему пле­вать на все кон­трак­ты, карь­еру и жел­тую прес­су. Ти­на зас­ну­ла, ее го­лова по­ко­илась у не­го на гру­ди, и Со­мер­холдер нас­лаждал­ся тон­ким за­пахом ее ду­хов, по­дат­ли­вым, неж­ным те­лом. Ему не хо­телось вы­пус­кать ее из объ­ятий. Й­ен уб­рал тем­ную пряд­ку, упав­шую на гла­за, про­вел тыль­ной сто­роной ла­дони по бар­хатной ко­же. Во сне ее гу­бы бы­ли при­от­кры­ты, слов­но приг­ла­шая его по­чувс­тво­вать их слад­кий вкус.
И тут Со­мер­холдер осоз­нал то, от че­го бе­жал все вре­мя, про­шед­шее с мо­мен­та по­хорон То­ма – он лю­бит Ти­ну, осо­бен­ной, ни на что не по­хожей лю­бовью. Как буд­то Й­ен блуж­дал во ть­ме с неп­ро­ница­емой по­вяз­кой на гла­зах и не мог за­метить сол­нечный теп­лый свет. Но бла­года­ря де­вуш­ке он проз­рел, пе­рес­тал бе­жать от се­бя, от же­лания сде­лать все пра­виль­но. И те­перь он мо­жет приз­нать­ся са­мому се­бе, не кри­вя ду­шой – он лю­бит Ти­ну Пайк, уже дав­но, и не зна­ет, что с этой не­ча­ян­ной лю­бовью де­лать.
Во­дитель ос­та­новил ли­музин око­ло цен­траль­но­го вхо­да в отель, Й­ен, нев­зи­рая на неп­рекра­ща­ющий­ся дождь, для на­чала вы­лез из ма­шины сам, под­хва­тил на ру­ки Ти­ну и твер­дой по­ход­кой нап­ра­вил­ся в вес­ти­бюль. Де­жур­ный портье оки­нул его рав­но­душ­ным взгля­дом на не­воз­му­тимой фи­зи­оно­мии, про­тянул кар­точку-ключ от но­мера и вер­нулся к сво­им де­лам. 
Со­мер­холдер за­шел в лифт. Ак­ку­рат­но пос­та­вил свою но­шу на но­ги, всё еще удер­жи­вая в сво­их объ­яти­ях, но де­вуш­ка не по­дава­ла приз­на­ков бодрство­вания и спа­ла са­мым без­мя­теж­ным сном. Й­ен ус­мехнул­ся, пред­став­ляя, как у дев­чонки зав­тра, вер­нее, уже се­год­ня бу­дет бо­леть го­лова. Все че­рез это про­ходят, фи­лософ­ски рас­су­дил он, пы­та­ясь при­думать на­ибо­лее изощ­ренное на­каза­ние для Ти­ны, но по­нял, что не ста­нет это­го де­лать. По­ра поз­во­лить де­вуш­ке са­мой от­ве­чать за свои пос­тупки.
Лифт ос­та­новил­ся в пен­тха­усе, из­дал ко­рот­кий «дзинь» и рас­пахнул сталь­ные две­ри. Й­ен вновь под­хва­тил спя­щую Ти­ну на ру­ки, ос­та­новил­ся око­ло сво­его но­мера, от­крыл маг­нитный за­мок кар­точкой и сра­зу же нап­ра­вил­ся в спаль­ню. Свет он вклю­чать не стал, уло­жил дра­гоцен­ную но­шу на кро­вать, сбро­сил свой про­мок­ший пид­жак на пол. И те­перь пе­ред ним от­кры­лась неп­ростая ди­лем­ма: снять с де­вуш­ки про­мок­шее платье или это по­лучит­ся по­куше­ние на ее пра­ва и на­руше­ние лич­но­го прос­транс­тва? 
Здра­во рас­су­див, что не мо­жет ос­та­вить Ти­ну спать в мок­рой одеж­де, Й­ен пе­ревер­нул ее на бок и мед­ленно на­щупал за­мочек «мол­нии». Рас­стег­нув платье, Со­мер­холдер мед­ленно стал стас­ки­вать его вниз, прок­ли­ная се­бя пос­ледни­ми сло­вами. В гор­ле у не­го пе­ресох­ло от под­твержде­ния сво­ей до­гад­ки: лю­бимая чер­товка, дей­стви­тель­но, не на­дела ниж­нее белье и те­перь пред­ста­ла пред его ак­ва­мари­новым взо­ром в сво­ем пер­воздан­ном ви­де. Как Й­ен ни пы­тал­ся не раз­гля­дывать об­на­жен­ную Ти­ну, но по­нял, что это вы­ше его сил. Бо­рясь с ис­ку­шени­ем, про­вес­ти ру­кой по неж­ной гру­ди, он от­бро­сил в сто­рону про­мок­ший крас­ный шелк, ук­рыл де­вуш­ку зо­лотис­той прос­ты­ней.
- Ммм… Й­ен, - ти­хо про­бор­мо­тала Ти­на, сво­рачи­ва­ясь ка­лачи­ком на ог­ромной кро­вати.
- Спи, слад­кая, - неж­но про­из­нес в от­вет Со­мер­холдер, поп­равляя рас­тре­пав­ши­еся во­лосы.
Ти­на еще что-то не­раз­борчи­во бур­кну­ла, Й­ену же ни­чего не ос­та­валось, как ре­тиро­вать­ся из ком­на­ты вон, что­бы не наб­ро­сит­ся на без­за­щит­но спя­щую де­вуш­ку и не вос­поль­зо­вать­ся си­ту­аци­ей.
***
Прос­ну­лась я от шу­ма дож­дя, ба­раба­нив­ше­го по стек­лу, и дол­го всмат­ри­валась в тем­но­ту, пы­та­ясь по­нять, где на­хожусь и что со мной про­изош­ло. Пос­леднее, что я пом­ни­ла, бы­ла неб­ри­тая фи­зи­оно­мия Й­ена, его ру­ки, пе­реби­ра­ющие мои во­лосы.
Уди­витель­но, но го­лова не бо­лела. Зна­чит, пох­мелье еще не нас­ту­пило. Тог­да уж точ­но мне ма­ло не по­кажет­ся. Я ле­ниво по­тяну­лась, сбра­сывая с се­бя ос­татки сна и вос­ста­нав­ли­вая ак­тивную моз­го­вую де­ятель­ность. Итак, что мы име­ем. Я бы­ла с Й­еном, а те­перь прос­ну­лась на ог­ромной кро­вати в нез­на­комом мес­те. Но­мер Со­мер­холде­ра, ко­неч­но же. За все три дня этой чер­то­вой по­ез­дки, я так ни ра­зу не по­быва­ла здесь. Ну ни­чего, те­перь уж точ­но ме­ня от­сю­да не вы­гонишь.
Ле­ниво по­тянув­шись, я с изум­ле­ни­ем об­на­ружи­ла, что на­хожусь под ат­ласной прос­ты­ней на­гишом. Очень ин­те­рес­но. Мой ге­рой ре­шил по­казать, что он джентль­мен, снял с ме­ня про­мок­шее платье, уло­жил спать, а сам скрыл­ся в не­из­вес­тном нап­равле­нии. Не знаю, что­бы я пред­почла сей­час боль­ше: прос­нуть­ся с Й­еном в од­ной пос­те­ли и раз­ду­мывать над воп­ро­сом «бы­ло или нет», или об­на­ружить его в дру­гой ком­на­те. Глав­ное, что­бы мой принц не смыл­ся в объ­ятия к Доб­рев по­даль­ше от ис­ку­шения, то есть ме­ня. 
Ви­деть Со­мер­холде­ра имен­но здесь и сей­час в мои пла­ны не вхо­дило, по­это­му я мед­ленно поп­ле­лась в душ, что­бы при­вес­ти се­бя в по­рядок, из­ба­вить­ся от по­теков ту­ши, ко­торые, я уве­рена на все сто про­цен­тов, ук­ра­шали мою зап­ла­кан­ную фи­зи­оно­мию, как бо­евая рас­крас­ка пле­мени ма­са­ев. 
Ван­ная ком­на­та в этом но­мере бы­ла иден­тична той, что на­ходи­лась в мо­ем: мно­го све­та, по­золо­та, ог­ромная джа­кузи, ду­шевая ка­бин­ка, зер­ка­ла на по­тол­ке и на сте­нах. Рос­кошь и блеск, ко­торый ни­ког­да не прив­ле­кал ме­ня.
Пос­мотрев на свое от­ра­жение в зер­ка­ле, я по­мор­щи­лась – во­лосы тор­чат во все сто­роны, чер­ные раз­во­ды ту­ши под гла­зами сде­лали по­хожей ме­ня на ено­та. Ис­те­рич­но хи­хик­нув от срав­не­ния, не­воль­но при­шед­ше­го мне в го­лову, я из­ба­вилась от ат­ласной прос­ты­ни, в ко­торую за­вер­ну­лась еще в спаль­не, и пос­та­ралась быс­трее ока­зать­ся в ду­шевой. Й­ен дос­та­точ­но на ме­ня нас­мотрел­ся, ког­да сни­мал платье, но мне не хо­телось бы пред­стать пред мо­им пред­ме­том грез в та­ком жал­ком ви­де.
Го­рячая во­да лас­ка­ла те­ло, да­рила ис­то­му, смы­вала все неп­ри­ят­ности про­шед­ше­го дня. Я пы­талась выб­ро­сить из го­ловы свою вы­ход­ку, но это по­луча­лось пло­хо. До сих пор ощу­щались ко­сые струи дож­дя, бь­ющие по те­лу, бе­жав­шие по ще­кам злые сле­зы, рас­те­рян­ный Й­ен, со­из­во­лив­ший под­хва­тить ме­ня на ру­ки и унес­ти прочь из гряз­ной под­во­рот­ни. 
Я за­пута­лась в сво­их чувс­твах, мыс­лях, же­лани­ях. Мне хо­телось ус­тро­ить скан­дал Й­ену, выс­ка­зать ему уже не зап­ле­та­ющим­ся язы­ком всё, что я о нем ду­маю. Но здра­вый смысл от­четли­во под­ска­зывал, что на­ши от­но­шения выш­ли на но­вый уро­вень, пе­реш­ли все Ру­бико­ны, воз­ве­ден­ные преж­де. Осоз­на­ние то­го, что я пер­вая про­из­несла те са­мые три сло­ва, сме­ла ла­виной все до­воды рас­судка. Да, до это­го я то­же го­вори­ла Й­ену о люб­ви, но не так ис­крен­не. В тот мо­мент мне бы­ло все рав­но. Единс­твен­ное, че­го я хо­тела – рас­тво­рить­ся в его при­кос­но­вени­ях, до бес­ко­неч­ности вды­хать его за­пах, чувс­тво­вать силь­ные ру­ки и то­нуть в не­веро­ят­ных ак­ва­мари­новых гла­зах.
В на­ших неп­ростых от­но­шени­ях бы­ло всё: сле­зы, боль по­тери, неж­ная, тре­пет­ная бли­зость и огонь – же­лания, страс­ти, уп­рямс­тва, не­покор­ности. Мне иног­да ка­жет­ся, что его так мно­го, что он бе­рет ме­ня в плен, зас­тавля­ет де­лать глу­пос­ти, сго­рать без ос­татка, и как пти­ца Фе­никс, воз­рождать­ся вновь и про­дол­жать по­еди­нок. Я де­лаю мно­гое наз­ло Й­ену, он пла­тит мне той же мо­нетой. Иг­ра в «кош­ки-мыш­ки» пе­рехо­дит в страс­тные по­целуи, а даль­ше… Даль­ше чер­тов здра­вый смысл не да­ет Й­ену про­дол­жить то, че­го он хо­чет на са­мом де­ле. Я не сом­не­валась, что Со­мер­холдер лю­бит ме­ня не мень­ше, чем я его. Но ус­ловнос­ти и про­чие нес­пра­вед­ли­вос­ти ми­ра зас­тавля­ют его пос­ту­пать «пра­виль­но».
От зло­го бес­си­лия я зас­кри­пела зу­бами, уда­рила ру­кой по мок­ро­му ка­фелю в ду­шевой. По­чему я выб­ра­ла имен­но Й­ена? Не мо­гу от­ве­тить на этот весь­ма ин­те­рес­ный воп­рос. Я столь­ко раз пы­талась из­ба­вить­ся от его об­ра­за, но все бы­ло нап­расно. Как толь­ко у ме­ня по­яв­лялся ка­валер, ко­торый приг­ла­шал на сви­дание, то у ме­ня сра­зу же по­яв­ля­лась к не­му ан­ти­патия. Ведь это дру­гой, а не мой принц зо­вет ме­ня с со­бой. Все мои ста­рания на­чать от­но­шения с пар­ня­ми из шко­лы бы­ли нап­расны­ми - Й­ен проч­но и уве­рен­но за­нял мес­то в мо­ем сер­дце и не тер­пе­ли со­пер­ни­ков ря­дом с со­бой. В ка­кой-то кни­ге я проч­ла, что ес­ли жен­щи­на не мо­жет объ­яс­нить, по­чему она лю­бит имен­но это­го муж­чи­ну, то это и есть та са­мая лю­бовь, ко­торую вос­пе­вали тру­баду­ры и вос­сла­вили в ве­ках ро­манис­ты. 
В смя­тении я выш­ла из ду­шевой, за­вер­нувшись в по­лотен­це, про­мок­ну­ла влаж­ные во­лосы дру­гим. За­дума­лась, сто­ит ли в та­ком ви­де пред­стать пред свет­лым взо­ром мо­его ге­роя. И тут я за­мети­ла чер­ную ру­баш­ку Й­ена, спо­кой­но ви­сев­шую на ве­шал­ке ря­дом с по­лотен­ца­ми. Я до­воль­но ух­мыль­ну­лась, об­ла­чилась в пред­мет гар­де­роба Со­мер­холде­ра и нап­ра­вилась на по­ис­ки обоз­на­чен­но­го субъ­ек­та, мо­лясь всем су­щес­тву­ющим бо­гам, что­бы он не сбе­жал.
Но я ошиб­лась на счет пред­ме­та мо­их дум. Он не со­бирал­ся ни­куда ухо­дить из сво­его но­мера. Бо­лее то­го, он ле­жал на ди­ване в гос­ти­ной, за­ложив ру­ки под го­лову, и смот­рел в по­толок, слов­но там мог­ло най­тись что-то ин­те­рес­ное, по­мимо бе­лой леп­ни­ны и по­золо­чен­ной люс­тры. На по­лу ря­дом с ди­ваном сто­яла не­допи­тая бу­тыл­ка скот­ча. Ста­ло быть, мой ге­рой ре­шил уто­пить го­ре в вы­пив­ке, да еще и с гор­ла. Й­ен, ну с че­го вдруг ты стал пра­виль­ным и хо­чешь все сде­лать та­ким же об­ра­зом? 
- Ни­чего не бы­ло, а я уже в твое ру­баш­ке, - ти­хо про­из­несла я, прис­ло­нив­шись спи­ной к двер­но­му ко­сяку.
- Ти­на, - про­ронил Со­мер­холдер, - как се­бя чувс­тву­ешь? 
- Го­лова еще не бо­лит, ес­ли ты про это, - я за­куси­ла гу­бу, всмат­ри­ва­ясь в его рель­еф­ное ли­цо, не зная, как вес­ти се­бя даль­ше.
Но си­ту­ацию спас мой ге­рой. Он гра­ци­оз­но под­нялся с ди­вана, пре­одо­лел раз­де­ляв­шее нас прос­транс­тво дву­мя ша­гами, и ос­та­новил­ся ря­дом со мной. Я су­дорож­но сглот­ну­ла, ког­да пос­мотре­ла в его гла­за. Й­ен мол­ча про­дол­жал раз­гля­дывать ме­ня, спус­тя па­ру мгно­вений, в ти­шине, на­руша­емой лишь зву­ком дож­дя, он про­вел ла­донью по мо­ей ще­ке.
По поз­во­ноч­ни­ку вих­рем про­нес­лись раз­ря­ды то­ка, но­ги ста­ли ват­ны­ми, и я бы­ла го­това рух­нуть в его объ­ятия. Й­ен про­дол­жал прис­таль­но смот­реть на ме­ня сво­ими не­во­об­ра­зимы­ми гла­зами цве­та не­ба, ни­чего не го­ворил, но я чувс­тво­вала бук­валь­но фи­зичес­ки, как он ис­сле­ду­ет ме­ня взгля­дом: гу­бы, грудь, вид­невша­яся в вы­резе ру­баш­ки, но­ги. Я прис­таль­но вгля­дыва­лась в его ли­цо, все жда­ла даль­ней­ших дей­ствий, не пы­та­ясь из­ба­вить­ся от ох­ва­тив­ше­го мое те­ло оце­пене­ния.
Со­мер­холдер выг­ля­дел сос­ре­дото­чен­ным, неп­ри­выч­но серь­ез­ным, как буд­то он ре­ша­ет в уме не­обы­чай­но слож­ную ма­тема­тичес­кую за­дачу. Но вот его ли­цо приб­ли­зилось к мо­ему, Й­ен при­тянул ме­ня к се­бе, приль­нул к гу­бам неж­ным по­целу­ем. Не ус­пе­ла я от­ве­тить, как мой ге­рой под­хва­тил ме­ня на ру­ки, нап­ра­вил­ся в спаль­ню и очень ак­ку­рат­но уло­жил на кро­вать, сам при­лег ря­дом. 
На­ши взгля­ды стол­кну­лись, слов­но шпа­ги, и я по­няла, что не хо­чу его от­пускать. Хо­чу быть с ним, про­сыпать­ся ут­ром в од­ной пос­те­ли, ждать ве­чером до­мой пос­ле тя­жело­го ра­боче­го дня. Я да­же ус­пе­ла пред­ста­вить, как я стою у пли­ты, жду Й­ена до­мой, он ус­тавший и го­лод­ный воз­вра­ща­ет­ся ко мне и рас­ска­зыва­ет, как его вы­маты­ва­ет съ­емоч­ный гра­фик. По­мимо мо­ей во­ли из глаз ска­тились две сле­зин­ки, я глу­по за­мор­га­ла. 
- Ти­на, что слу­чилось? – ти­хо спро­сил Й­ен, при­няв­шись гу­бами уби­рать сле­зы с мо­их щек.
От ощу­щения его ды­хания на мо­ей ко­же, сер­дце чуть не вы­лете­ло из гру­ди, и я ти­хо про­бор­мо­тала:
- Й­ен, по­жалуй­ста, по­целуй ме­ня, ты мне очень ну­жен. 
То ли у ме­ня был очень жа­лоб­ный вид, то ли же­лания Со­мер­холде­ра в кои-то ве­ки сов­па­ли с мо­ими, но ге­рой де­вичь­их грез не соп­ро­тив­лялся и с удо­воль­стви­ем ис­полнил прось­бу. 
На­ши язы­ки стол­кну­лись, при­нялись вес­ти свой нес­пешный та­нец, мед­ленно рас­па­ляя жар же­лания в кро­ви. Но по­том, что-то в нас дво­их взор­ва­лось, по­терял­ся кон­троль, и я ед­ва не за­дох­ну­лась под на­тис­ком губ Й­ена. Его гу­бы тер­за­ли мои, на­ши язы­ки бо­ролись в из­вечном пла­мен­ном тан­це. Я бес­стыд­но об­хва­тила его но­гами, пол­ностью ли­шив­шись кон­тро­ля и здра­вого смыс­ла. 
Со­мер­холдер отс­тра­нил­ся от ме­ня, и я по­няла, что он бли­зок к то­му, что­бы пе­реду­мать. Не да­вая ему опом­нить­ся, я дро­жащи­ми ру­ками рас­стег­ну­ла пу­гови­цы на его бе­лой ру­баш­ке. Й­ен прис­таль­но смот­рел на ме­ня, про­жигая нас­квозь вы­рази­тель­ны­ми гла­зами цве­та не­ба, я же про­дол­жи­ла стас­ки­вать с не­го ру­баш­ку. Вре­мя игр за­кон­чи­лось. Мы оба хо­тим это­го. Так за­чем же се­бя сдер­жи­вать?
Его ру­ки с кра­сивы­ми паль­ца­ми при­нялись мед­ленно раз­де­вать ме­ня, я же по­мог­ла рас­стег­нуть пу­гови­цы, и, не стес­ня­ясь сво­ей на­готы, лег­ла на спи­ну, от­ки­нулась на по­душ­ки, приг­ла­шая Й­ена пос­ле­довать за мной. 
Со­мер­холдер па­ру мгно­вений рас­смат­ри­вал ме­ня по­тем­невшим от же­лания взгля­дом, я же ре­шила ид­ти до кон­ца, при­тяну­ла его к се­бе. Он в ярос­тном по­целуе при­ник ко мне, зас­тавляя мое те­ло из­ны­вать от же­лания. Я ощу­тила вла­гу меж­ду ног, и ин­стинктив­но по­пыта­лась их сжать, но силь­ные ру­ки не поз­во­лили мне сде­лать это­го. Й­ен с си­лой сжал мои бед­ра, и я рас­кры­лась пе­ред ним, бес­стыд­но рас­ста­вила но­ги в ожи­дании то­го, ког­да он за­пол­нит ме­ня всю до кон­ца. 
Од­ной ру­кой он иг­рал с мо­им зат­вердев­шим сос­ком, а ука­затель­ным паль­цем дру­гой про­ник в ме­ня. Мне по­каза­лось, что я все мои ощу­щения сос­ре­дото­чились вни­зу жи­вота, и я на­чала пос­та­нывать от удо­воль­ствия.
Но вдруг Й­ен сба­вил темп, ти­хо про­шеп­тал мне на ухо:
- Слад­кая, не спе­ши. Хо­чу те­бя всю, без ос­татка, хо­чу нас­лаждать­ся то­бой.
От его ти­хого бар­хатно­го го­лоса ме­ня прон­зи­ли ты­сячи иго­лок, мне за­хоте­лось рас­тя­нуть удо­воль­ствие, по­чувс­тво­вать его ру­ки, гу­бы вез­де, на каж­дом сан­ти­мет­ре сво­его те­ла. По­ка я, как ры­ба, выб­ро­шен­ная при­бо­ем на бе­рег, хва­тала ртом воз­дух, пы­та­ясь вос­ста­новить сбив­ше­еся ды­хание, Й­ен ус­пел из­ба­вить­ся от тем­ных брюк и пред­стал пре­до мной в сво­ем пер­воздан­ном ви­де. Я по­няла, что не ды­шу и с от­кры­тым ртом рас­смат­ри­ваю луч­ше­го сам­ца че­лове­чес­тва. При­рода вы­лепи­ла со­вер­шенс­тво, уб­рав все лиш­нее. 
Й­ен лег ря­дом со мной, и я уло­вила в его взгля­де вос­хи­щение, неж­ность, же­лание. 
- Ти­на, пе­рес­тань слиш­ком мно­го ду­мать или ска­жи «нет», - серь­ез­но про­из­нес мой ге­рой, я же при­кос­ну­лась к его гу­бам, про­вела по ним язы­ком, по­казы­вая, что из нас дво­их на­ходить­ся в раз­думь­ях имен­но он. 
Со­мер­холдер под­мял ме­ня под се­бя, при­нял­ся жад­но це­ловать, а я на­чала ис­сле­довать его рель­еф­ную спи­ну ла­доня­ми, чувс­твуя по­калы­вание на кон­чи­ках паль­цев. Его гу­бы смес­ти­лись на шею, ще­тина ко­лола чувс­тви­тель­ную ко­жу, при­нося еще од­ну вол­ну удо­воль­ствия. Но на этом Й­ен не ду­мал ос­та­нав­ли­вать­ся и спус­тился еще ни­же, ос­тавляя влаж­ную до­рож­ку от по­целу­ев на мо­ем те­ле.
Он мед­ленно об­ли­зал мой зат­вердев­ший со­сок, при­нял­ся опус­кать­ся ни­же, ще­коча мой жи­вот гу­бами. Я хо­тела соп­ро­тив­лять­ся, но силь­ные ру­ки при­жали ме­ня к кро­вати. Гром­ко зас­то­нав, я за­пус­ти­ла ру­ки в тем­ные во­лосы Й­ена, при­нялась пе­реби­рать шел­ко­вис­тые пря­ди. Я по­чувс­тво­вала, как вни­зу жи­вота раз­го­рел­ся са­мый нас­то­ящий огонь, ме­ша­ющий ду­мать, ды­шать, го­ворить. У ме­ня нас­ту­пила де­зори­ен­та­ция прос­транс­тва, я за­была, где на­хожусь, в тот мо­мент, ког­да гу­бы Й­ена ока­зались меж­ду мо­их раз­ве­ден­ных ног. 
Су­щес­тво­вали лишь гу­бы, тво­рив­шие в са­мом сок­ро­вен­ном мес­те не­во­об­ра­зимые ве­щи. Мне хо­телось все ос­та­новить и, в то­же вре­мя, хо­тела прод­лить эту слад­кую аго­нию, нас­то­ящую вол­ну­ющую пыт­ку. Это бы­ло по­хоже на за­тяж­ной пры­жок с ог­ромной вы­соты. Мне ка­залось, что прос­транс­тво су­зилось до од­ной точ­ки, где был лишь Й­ен, его гу­бы, да­рящие не­опи­су­емые ощу­щения. Я от­да­валась ему без ос­татка, нап­ле­вав на до­воды здра­вого смыс­ла, гром­ко сто­нала, про­сила еще. Сер­дце сту­чало в вис­ках, жар оку­тал те­ло, гру­ди бо­лез­ненно ны­ли, а в ни­зу жи­вота, как буд­то на­чал соз­ре­вать уди­витель­ный плод, го­товый лоп­нуть в лю­бую се­кун­ду под на­пором уме­лых губ, со зна­ни­ем де­ла лас­ка­ющих чувс­тви­тель­ный бу­горок.
Я го­това при­нять его все­го, мне не тер­пе­лось ощу­тить его в се­бе. Й­ен пе­ремес­тился ко мне, по­цело­вал и лег свер­ху, од­ним рыв­ком ока­зал­ся внут­ри, из­дав гром­кий стон. Я под­да­лась к не­му навс­тре­чу, иг­но­рируя коль­нув­шую боль, на мгно­вение прон­зившую мое те­ло. На­ши те­ла на­чали дви­гать­ся в еди­ном рит­ме. Дви­жения все убыс­тря­лись, и я при­нялась рас­ца­рапы­вать спи­ну Й­ена, с нас­лажде­ни­ем слу­шая его хрип­лые сто­ны. 
Вне­зап­но я осоз­на­ла, что уже дав­но пе­реш­ла грань, где есть ра­ци­ональ­ные мыс­ли. Мое су­щес­тво­вание ос­та­лось толь­ко в веч­ных и прос­тых дви­жени­ях, от ко­торых сер­дце заш­лось в бе­шеном тем­пе, сби­лось ды­хание. Мне хо­телось прод­лить слад­кую пыт­ку и аго­нию. Я же­лала, что­бы Й­ен дви­гал­ся во мне веч­ность, за­пол­нял ме­ня без ос­татка. 
Ког­да я по­няла, что под­хо­жу к краю, и про­тив мо­ей во­ли с губ сор­ва­лось:
- Й­ен, я люб­лю те­бя, – и ощу­тила, как внут­ренние мыш­цы рез­ко сжа­лись, а по­том жи­вая пуль­са­ция внут­ри зас­та­вила еще раз про­из­нести са­мое до­рогое на све­те имя



Korolevna

Отредактировано: 23.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться