Не более чем тень

Размер шрифта: - +

Глава 36.

Глава 14

Диана жила в просторном доме за городом. Она с самого детства чувствовала тягу к природе и при каждом удобном случае сбегала, на родительскую дачу. В окружении хвойных лесов, три этажа с широкими балконами, сауна, и небольшой сад с фруктовыми деревьями, спрятались от городской грязи и суеты. Достигнув совершеннолетия, Диана переехала суда полностью. Семья Староверовых была богата до неприличия, что с ранних лет требовало от девушки соответствующего поведения, и та умело подавала ослепительную картинку. Долгие годы практики, и уже к двенадцати Диана мастерски оперировала сотнями масок: восторг, удивление, равнодушие. Оттого скрывать маленький секрет ей было довольно просто. Где бы она не увидела тень, девушка знала как правильно себя вести: отвернуться — улыбнутся — вот и все дела. Встреча с Тамарой Милосердовой — это первый раз, когда Диана решила повернуться к темному миру лицом. В тот день она многое узнала о нем и о себе. Черный зверь Христоф сообщил, что в ней спрятана магия. «Потомственная ведьма стихий может обладать невероятной силой, если ее правильно развивать» и голубоглазый белый зверь сразу же предложил свою помощь. И вот уже две недели как они вдвоем с Матвеем разбирает старые вещи на чердаке, в поисках того, что имеет хоть какое-нибудь отношение к магии. Но все что они пока нашли, это лишь редкие заметки на старых клочках бумаги, рисунки созвездий, книги с описаниями трав. И ничего точного и конкретного, никаких указаний.

В просторной комнате Матвей разбирал очередную коробку, в носу зудело от пыли, а за окном размеренно стучал осенний дождь. Вошла Диана, в двух руках она несла большие пузатые чашки с ароматным чаем. Запах ромашки и чабреца наполнил комнату, сделав ее по-настоящему теплой. Мужчина не мог не заметить как хороша, и по-домашнему мила его подруга в обтягивающей голубой майке и свободных желтых штанах. Собранные в хвост волосы цвета ванили задорными кудряшками спускались до плеч. Но несколько непослушных прядей выбрались и, теперь, касаясь тонких ключиц, подчеркивали ровную линию светлого лица.

 — Нашел что-нибудь?

 — Нет, пока только один хлам. Мне начинает казаться, что те несколько заговоров, что мы достали из старой записной книжки — это единственное твое наследство. И вообще бабуля уж очень любила мусор собирать.

 — Не мусор, а память, именно поэтому за столько лет ничего и не выбрасывалось.

 — Весь чердак просто завален барахлом, пылью и паутиной. Старые платья, сумки, посуда, книги, неизвестные поделки — и все придется перебрать. На это могут уйти месяцы!

Матвей сидел на полу, облокотивший спиной на прозрачную стену, она же была и окном и дверью на балкон. Диана молча передала зверю чашку, и замешкалась перед тем как сесть рядом. За тонкой гранью стекла шумела непогода, а оттого уют теплого дома обрел особую ценность.

 — Извини, — Диана поставила кружку себе на коленку и двумя руками придерживала, разглядывая узор из чаинок.

 — Почему ты извиняешься? — В голосе было сожаление. Матвей осознал, что его последняя фраза прозвучала как обвинение.

 — Я понимаю, ты торопишься… Знаю, что ты помогаешь мне с магией, для того, чтоб разорвать связь между Тамарой и Тодором. Тебе приходится со мной сидеть… А я не могу ничем помочь. Я не хотела создавать тебе неудобства.

 — Не говори так, это я должен просить прощения. Ты права, я очень хочу помочь Тамаре, ведь стольким ей обязан. И я благодарен тебе, за то, что даешь мне этот пусть и маленький, но шанс. — Матвей положил широкую ладонь на маленькую женскую ножку в голубом носке. — Не выдумывай глупостей, мне нравится проводить с тобой время. — Нежная улыбка зверя укрепила в Диане надежду, которая появилась еще в самую первую их встречу.

Раздался пронзительный телефонный звонок.

 

 — Я не знала, что такие еще существуют. — Девушка удивленно смотрела на черно-белую кнопочную нокию. Улыбнувшись в ответ, Матвей поднял трубку.

Голос в трубке заставил белого зверя моментально собраться в пружину. Он вскочил на ноги, напряженно сжимая пластик. Несмотря на то, что Христоф старался четко проговаривать буквы, он практически кричал, в каждом слове его звенел ужас:

 — Бросай все. Бери такси. Трасса М117. Едь мне навстречу. У тебя полтора часа. — В серьезности происходящего сомнений не возникло ни на миг. — Матвей, прошу тебя, быстрее. Она умирает.

 — Выезжаю.

Черная «Ауди», рассекая стены дождя, неслась по трассе — спидометр показывал двести пятьдесят, мотор рычал, заглушая шум непогоды. Тамара лежала на заднем сидении. Иногда она приходила в сознание всего не несколько секунд и снова проваливалась в забытье. Конечно, зверь справлялся с паникой и твердо вел автомобиль по мокрой трассе, но каждая капля крови с легким шелестом стекающая по сидению, падая на пол машины, отбивалась грохотом в ушах и заставляла сердце Тодора сжиматься. Весь салон был заполнен запахом уходящей жизни, он сладким привкусом оседал во рту, сбивал дыхание. Зверь был на грани, слыша, что каждый удар ее сердца слабее предыдущего, а интервал между ними все длиннее. Он сходил с ума всякий раз, когда грудь девушки замирала на выдохе. Христоф вжал педаль газа в пол. На лбу выступила испарина, а под руками скрипел руль, так крепко он в него вцепился.



Эльвира Глушкова

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться