Не более чем тень

Размер шрифта: - +

Глава 40.

Ничто не могло остановить Тамару и Диану. Они с одинаковым рвением желали навестить Матвея, и Христофу ничего не оставалось, как пустить их в дом.

 — Как он? Ты выяснил хоть что-нибудь! — Диана от волнения не переставала бледными пальцами теребить замок на теплой куртке цвета карамели.

 — Ничего, кроме яростного желания убить Тамару, меня и весь мой род. — Христов был раздражен. Его пугала холодная целенаправленность, с которой его пленник желал принести смерть.

Тодор открыл дверь в гостиную. Белый зверь сидел в углу, ноги его были обмотаны веревкой, кисти и локти связаны за спиной, а от них шла петля на шею, так, что при любой попытке пошевелить руками удавка затягивалась сильнее. Дыхание его было спокойным, а взгляд — бесчеловечным, никогда Тамара не видела столько льда в этих глазах:

 — У вас, у зверей бывают такие помутнения рассудка? Может это какая-то болезнь?

 — Не слышал о таком. Лично я склонен считать, что это какая-то магия.

Плечи Дианы задрожали, а из глаз потекли слезы, через несколько секунд она уже громко рыдала

 — Простите, простите меня, это я во всем виновата! — блондинка по-детски вытирала не останавливающиеся слезы тыльной стороной ладони.

 — Что ты имеешь в виду! — сквозь зубы прошипел Христоф, схватив за локоть, вывел ведьму на кухню.

Понадобилась несколько минут, чтобы дыхание Дианы восстановилось, и она смогла внятно говорить:

 — Это я его заколдовала.

 — Диана. Что ты сделала с Матвеем!? — Тамара перешла на повышенные тона, отчего ведьма снова расплакалась и уже сквозь слезы выдавила из себя: «Приворот».

 — Отлично! И как я не догадался, что получив такую игрушку, ты сразу пустишься во все тяжкие. Наверно, из-за того, что считал тебя, хоть сколько-нибудь умной. Иди, умывайся и вперед, снимать свои заговоры. Ты хоть понимаешь, чем могла закончиться твоя самодеятельность? Если ты сейчас же не исправишь ситуацию — я тебя просто убью. Или его — еще не решил.

 — Тодор! — Тамара пресекла угрозы, поскольку серьезность их не вызвала сомнений ни у кого. — Мы все исправим.

 — Уж надеюсь. И когда это ты успела?! — Диана вся сжалась.

 — Когда домой ездила. — Ведьма не переставала всхлипывать.

 — Ааа, помню шампунь без запаха. Ах, ты лживая..

 — Тодор!! — Зоркая повысила голос. — Остановись. — Обернувшись к блондинке, она продолжила. — Я не буду спрашивать, зачем ты это сделала, лишь надеюсь, что такого больше не повторится, и что ты сможешь его вылечить.

 — Я все сделаю.

 Проводя ритуал на приворот юная ведьма, особо не верила, что чары сработают. В тот момент это казалось безобидной игрой. Как в школе, когда девочки втихаря раскладывают карточные гадания на мальчиков. Волнительно. Сейчас, говоря о содеянном вслух, Диана умирала со стыда. И дело не только в последствиях, угрозе жизни ее друзей. Сам факт того, что она, взрослая девушка, пыталась магией получить мужчину. Позор.

Прошло часа два в тщетных попытках снять приворот. Молодая чародейка четыре раза перечитывала заклинания и сжигала травы и волосы, и все четыре раза на вопрос «Кто для тебя Тамара», поступал один и тот же ответ «Грешница». На последнем Христоф в приступе гнева с размаху ударил Матвея по лицу. На что белый зверь с пугающим хладнокровием ответил:

 — Бей меня сколько душе угодно, но, ты знаешь, рано и поздно я вырвусь. Протрутся веревки, или какая-то из твоих девок заглянет без предупреждения, рано или поздно я выйду, и первым делом отправлюсь к ней. Я своими зубами перегрызу девчонке горло, и вы оба наконец сдохните.

В бессилии сжимая кулаки, Христоф вышел из комнаты.

 

***

 — Алло.

 — Привет.

 — Ого, я думала, ты совсем про меня забыл. Хочешь позвать на свидание?

 — Почти, но, не совсем. Мне нужна помощь.

 — И почему я должна тебе помогать?

 — Потому, что у тебя в должниках будет черный зверь.

 — Ты и без того мне должен. Не помню, чтоб получила хоть какую-то благодарность за помощь с красным зверем. Ты просто исчез. Заигрался со своими куклами.

 — Ада. Я прошу тебя.

 — Ну, хорошо, расскажи, что там уже произошло.

 — Это Матвей. Диана наложила на него приворот. И теперь он, как умалишенный желает смерти Тамаре, мне и себе. Проблема в том, у нас не получается отменить заговор. Я знаю, ты сможешь что-нибудь сделать.

 — Если я правильно поняла, ты завел себе карманную фокусницу, она опростоволосилась, а я должна разгрести это…эту кашу? У меня много и других дел.



Эльвира Глушкова

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться