Не болей, кораблик!

Размер шрифта: - +

Не болей, кораблик!

Не болей, кораблик!

− Аверьяныч, не копайся! Пропустим – еще сутки ждать придется!

«Аверьяныч» закончил сваривать последний шов и слегка отодвинулся от корпуса корабля. Старый, видавший виды грузовик попал в ремонтные мастерские Пояса-ХI месяц назад. Над ним колдовали снаружи и изнутри несколько бригад одновременно, но превратить эту колымагу в новенький корабль могло только чудо.

Буксир ремонтников зацепил грузовик и поволок от ангаров в сторону местного светила, а затем оставил висеть в пространстве. Пилот буксира так быстро возвращался к мастерским, что казалось, он спешит укрыться от чего-то опасного.

Наконец, буксир остановился у дальнего ангара. Его со всех сторон облепили рабочие, стараясь разместиться так, чтобы только что отданный ими корабль было видно во всей красе. Все ждали.

От звезды, переливаясь перламутровыми оттенками, отделились два протуберанца. Они надвигались на одиноко висевший в пустоте брошенный грузовичок быстро, как и полагается вспышкам. А потом накрыли его, захватив сразу с двух сторон, завернули в кокон и начали слегка покачивать. Эфир забили звуки низкой тональности. При желании и некоторой фантазии их можно было бы принять за песню.

‒ Гляди-ка, сегодня что-то долго! ‒ подал голос кто-то из ремонтников.

‒ А что ты хочешь! Такого старья нам давно не подгоняли!

‒ Ага, с прошлого месяца! ‒ ехидно прокомментировал молодой голос. ‒ Я специально узнавал у соседей ‒ им такой убитый хлам в принципе не достается!

‒ У них другая специализация. Это у нас грузовики да буксиры, у них все больше пассажирские лайнеры да яхты.

‒ А помните, полгода назад сюда «разведчика» подогнали? Вот где металлолом был! И ничего, оживили.

‒ Она тебе что хошь оживит.

‒ Да и мы с ним на славу повозились!

‒ Она его почитай полные сутки тогда нянчила, ‒ припомнил пилот буксира. ‒ Как сейчас помню, сколько мы караулили…

‒ О, смотри, уже заканчивает!

Перламутровый кокон постепенно отпускал грузовик и тонкой ниткой отползал обратно к звезде. А на месте хоть и отремонтированного, но старого корабля, плыл сияющий красавец, как будто только что сошедший со стапелей.

В эфире зазвучал низкий гул с переливам. Ремонтники, в тон ему, хором произнесли:

‒ Не болей, кораблик!

Протуберанцы ушли окончательно.

‒ А ну брысь с обшивки! ‒ потребовал пилот буксира. ‒ Облепили, как мухи! А мне работать надо!

‒ Ой, да не шуми! Уже улетели!

 

У себя в кабинете начальник смены недовольно бурчал:

‒ Ну каждый раз одно и то же! Вместо того, чтобы работать, стоят и пялятся, как она баюкает очередную посудину! Нет, я понимаю, первый раз интересно! Ну второй, третий! Так нет же! Даже «старики» висят на буксире и глазеют!

‒ Ну чего ты шумишь-то? ‒ примирительно спросил главный энергетик. ‒ Мы сами такими были.

‒ Ну были… Но это не повод распускать народ! Заняты черт знает чем вместо работы! А ее море! Нам гонят самые убитые корабли!

‒ А возвращаем мы считай новые! В Центре уверены, что мы тут эпически крутые профи.

‒ Знали бы они, что именно здесь происходит…

‒ Те, кто знает, молчат и делают вид, что все в пределах нормы. Уже четвертая инспекция старательно выбирает время, чтобы даже случайно не увидеть ее.

‒ Представляю себе доклад комиссии! ‒ хохотнул главный энергетик. ‒ Местная звезда восстанавливает корабли до первоначального состояния! Это в лучшем случае посчитают шуткой.

‒ Хороша шуточка! Ты сам видел спектры излучений.

‒ Видел. И хорошо, что у наших оболтусов хватает ума не лезть туда.

 

‒ Да, ну и видок! Как будто прожевали! ‒ прокомментировал увиденное один из экспертов. Они с напарником облетали на катере то, что осталось от научно-исследовательского судна «Гарда».

‒ Остается только удивляться, что никто из экипажа серьезно не пострадал.

‒ Знаешь, если дело только в обшивке…

‒ Это будет видно при детальном осмотре. Но лазить среди этих обломков…

‒ Что там у вас? ‒ центр вышел на связь, требуя хоть какую-то информацию.

‒ Металлолом,‒ коротко отрапортовал старший.

‒ Что, совсем?

‒ Снаружи – да. Внутрь мы еще не заходили.

‒ Ну и не заходите. Тут не то чтобы совсем рядом, но недалеко, есть ремонтные мастерские. Они пришлют тягач и заберут.

‒ На запчасти?

‒ Зачем? Починят. Летать будет не хуже нового.

‒ Это?! Оно по дороге рассыпется!

‒ Ну значит, доставят по частям. В общем, можете их не ждать, сигнальный буй только оставьте. Конец связи.

‒ Бред какой-то! Слабо верится, что кто-то сможет привести «Гарду» в приличный вид. Она ж только под списание.

‒ Я, кажется, знаю, что за мастерские пришлют тягач. Из Пояса-ХI.

‒ И что там?

‒ Там? Там … Короче, через месяц-полтора «Гарда» будет лучше новой.

‒ Чего-то ты не договариваешь…

‒ И не договорю. Запомни. Там суперпрофи, которые любую рухлядь восстановят. А больше я ничего не знаю и знать не желаю.

‒ Ну и бездна тебя подери со своими тайнами, ‒ огрызнулся напарник и отвернулся к иллюминатору.

 

«Гарда» купалась в перламутровом сиянии под пение звезды. Ремонтники, наблюдая за этим, пытались подпевать, угадывая мелодию. У звезды для каждого корабля была своя, особая песня, но заканчивалась она неизменно одинаково:

‒ Не болей, кораблик!

 



Сергей Ильичёв

Отредактировано: 04.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться