Не будем дружить

Размер шрифта: - +

1. Надя


-Это еще что за фигня?! - распахнувшая дверь, кажется, готова была слететь с петель, я же осталась стоять на месте с чашкой кофе в руках. Павда, подумала: может, поставить ее подальше? Вдруг Максу придет в голову посудой швыряться?
-Ты про что? - невинно взмахнула ресницами.
-Про то письмо, что я получил сейчас по электронке.
Неспешно пройдя к столу, я села за него, поставив чашку на резиновую круглую подставку.
-Это, Максим Владимирович, условия по договору, который вы обещали подписать.
Макс полминуты смотрел на меня, опершись ладонями на мой стол, потом процедил:
-Я не соглашался подписывать договор, по которому обязан сверкать голым задом на обложке журнала.
-Вы невнимательно читали, Максим Владимирович, - улыбнулась я, - на ваш зад никто не посягает. Может, обсудим детали, когда вы ознакомитесь с полным текстом?
Макс сузил глаза, впиваясь в меня взглядом, я ответила улыбкой, сделав неспешный глоток кофе. Невкусный, блин, кофейню на углу закрыли на ремонт, теперь приходится обходиться обычным растворимым. Кто вообще этот напиток кофе назвал? Он даже отдаленного отношения к нему не имеет. 
-Я прочитаю, Надежда Дмитриевна, уж не сомневайтесь, - и развернувшись, покинул мой кабинет, закрыв дверь.
На всякий случай я выждала еще пару минут и только потом откинулась на спинку кресла. Оно того стоило. Если уж Макс соизволил прийти в мой кабинет, значит, разозлился жутко. А это в свою очередь значит: я его опять уделала. 
Правда, расслабляться совсем не спешила, потому что мой дорогой друг детства активно участвует в нашей негласной битве, так что, наверняка, уже обдумывает какую-то пакость.
До полудня было спокойно, а потом позвонила секретарша Макса и попросила зайти к директору в кабинет.
Я направилась, наблюдая, как основной поток течет в сторону выхода: начался обед. Макс об этом знает, потому и вызвал, чтобы задержать меня. Мелко мстите, товарищ директор.
Когда я вошла в кабинет, Макс сидел, что-то изучая в ноутбуке. Вынуждена признать, несмотря на то, что он молод и легкомысленен, в роли директора смотрится хорошо, да  и дела ведет неплохо. Ну а я... Я-то просто богиня рекламы, тут не поспоришь.
-Вызывали, Максим Владимирович? - задала вопрос. Макс, бросив взгляд, указал на стул. 
-Я изучил договор, Надежда Дмитриевна, - заметил мне, оторвавшись от монитора, - связался с их представителями, обсудил кое-какие детали... В общем, договор подписан.
-Замечательно, - улыбнулась я, - значит, скоро вы будете блистать на обложке журнала?
-Мы будем блистать, Ельцова.
-Я Остапенко, - поправила по инерции, потом только спросила, - что значит мы?
-Я подумал и решил, что на обложку нужен не только мужчина, но и женщина. И вы как главная женщина в нашей фирме составите мне компанию в этом увлекательном деле.
Я еще немного похлопала глазами.
-Что... Как?.. - пытаясь осмыслить сказанное им, я дара речи лишилась, Макс расплылся в победной улыбке, а я чуть не рявкнула «какого...», но вовремя взяла себя в руки, решив, что такого удовольствия ему не доставлю. Потому спокойно спросила. - Могу я ознакомиться с деталями?
-Конечно, я отправил их на вашу почту, Надежда Дмитриевна.
Скрипнув зубами, я стиснула пальцы в замок.
-В таком случае я могу идти, Максим Владимирович?
-Идите, Надежда Дмитриевна. И в следующий раз думайте, прежде чем выкидывать подобные фортели. 
Ну вот, не выдержал, а я только со стула встать собралась. Откинувшись на спинку, сложила на груди руки.
-Между прочим, если бы вы меня выслушали, то поняли бы, что это отличный пиар-ход.
-Не сомневаюсь. И в чем же его гениальность? 
-В том, что сейчас любой может узнать, как Максим Данилов проводит свой досуг, а именно прожигает жизнь в клубах, заливаясь алкоголем и меняя девиц. Между прочим, не самый лучший образ для руководителя. Как считаете, многие захотят иметь дело с таким субъектом? 
-Не строй из себя мою мать, - разозлился Макс, переходя на ты. Что было вполне естественно, на вы мы общались в двух случаях: когда находились на переговорах и когда издевались друг над другом.
-Я передам тете Ире эти слова.
-Кто бы сомневался. Ябедой была, ей и осталась.
-Самовлюбленный эгоист.
-Язвительная стерва.
Уууу, я бы его сейчас за уши оттаскала, как в тринадцать, когда он мне в сумочку лягушку подложил.
-Если мы закончили обмен любезностями, - елейно улыбнулась,  - то я пойду работать.
-Идите, Надежда Дмитриевна.
До дверей я дошла неспешной походкой, а уж потом понеслась к себе разъяренной фурией, сметая все на пути. Ну Макс, ну погоди у меня.
И уже в кабинете, успокоившись, прочитала, на что мы с Максом, собственно, подписались. Крупная рекламная кампания была оговорена мной давно. Известный журнал с огромной аудиторией, я заливалась соловьем, чтобы выбить у них интервью для Макса, ну и фотосессию заодно. Он-то рассчитывал на кресла и костюмы, я тоже об этом думала, пока мой дорогой друг не пошутил надо мной, засунув в папку несколько презервативов. Я открыла ее на переговорах, да так, что презервативы разлетелись по столу. Я краснела, как рак, в то время, как Макс заметил, качая головой:
-Насыщенная у вас личная жизнь, Надежда Дмитриевна. 
В общем, сам напросился, потому я и предложила журналу сделать его фото с голым торсом. Между прочим, это еще скромно, могла и похлеще придумать. Но все-таки честь фирмы надо блюсти. Потому тематика у нас вроде как ЗОЖ. Пусть покажет себя сторонником здорового образа жизни, а то эти его ночные похождения по клубам уже начали портить имидж компании. Я устало откинулась на спинку кресла. Только вот поддерживать имидж придется не ему одному, но и мне.

 



Юлия Николаева

Отредактировано: 18.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться