Не будем дружить

Размер шрифта: - +

10.3 Макс

На мгновение мне стало ее жаль. Хоть я и не понял смысла сказанной фразы. Ее муж прекрасно знает и меня, и наши с Надькой отношения. Или это из-за того, что она полуголая красуется на обложке? Она опять опустила голову вниз, светлые волосы свесились, прикрывая лицо. 
-Ты, что, не утверждала фотографии? - поинтересовался я, не удержавшись. Надька снова подняла на меня взгляд. 
-Я это Вере поручила.
-Так вот кому надо сказать спасибо за нашу откровенную фотосессию. Надо было сразу с журналом «Максим» договариваться, чего уж. 
Надька посмотрела с удивлением.
-А ты-то чего злишься? 
Я уставился на неё, открыв рот: серьёзно, она считает, все нормально? Подойдя, поставил руки на стол, наклоняясь к девушке. 
-Я, блин, директор крупной компании, ты и впрямь считаешь, что эти фотографии выставляют и меня, и фирму в выгодном ракурсе? Если это и принесет успех, то только в том, что мне бабы начнут пачками названивать и томно в трубку дышать.
-А ты и рад будешь, - не удержалась Ельцова. 
-Я буду рад, если это безобразие исчезнет с лотков, - ткнув пальцем в фотографию, я удалился, не желая вести дальнейший разговор. Поднялся на этаж выше и, пока шёл по коридору, собирал взгляды и шепоты наших дам. Зуб даю, они уже успели прикупить журнал. Анька, секретарь, при моем появлении резко накрыла что-то папкой и уставилась в глаза, пытаясь не переводить взгляд ниже. 
-Уволю, Аня, - рыкнул я, проходя в кабинет. Рухнул в кресло, с тоской вспоминая времена, когда я был начальником отдела айти, носил растянутые свитера и рваные джинсы и никому в голову не приходило считать меня секс-символом. То есть я, конечно, пользовался успехом у женщин, но они могли хотя бы фантазировать, что у меня под одеждой. А теперь при встрече со мной будут видеть это фото. Даже если не хотят. Вот же напасть, честное слово. Как бы нам, наоборот, не лишиться поставщиков и спонсоров благодаря такой рекламе. Раздался звонок по внутреннему телефону: Анька. Девчонка она молодая, но расторопная и старательная. Я сам взял ее на работу и ни разу пока не пожалел. 
-Максим Владимирович, - деловито начала она, - вы просили напомнить, что днём у вас обед с родителями. 
Я почти выругался вслух. Убью Ельцову! Убью, убью, убью! Причём надо сделать это сейчас, потому что днём меня заживо сожрут предки. Может, взять ее с собой? В конце концов, кто у нас богиня маркетинга? Пусть сама расхлебывает и объясняет отцу, на хрена она все это затеяла. Идея внезапно пришлась по душе.
-Спасибо, Ань, принеси мне кофе, пожалуйста. 
Выманить Надьку на обед возможно только обманом, по доброй воле она в этот капкан не пойдёт. 
Дождавшись двенадцати, я спустился на этаж (что-то зачастил сюда, однако) и протопал к ее кабинету. На этот раз заглянул, постучав. Надька пялилась в монитор, даже не пытаясь делать вид, что чем-то занята.
-Поговорила с мужем? - поинтересовался я. Надо же с чего-то разговор начать. Ельцова молча покачала головой, не отрывая взгляда от монитора.
-И он не звонил?
Снова качание. Я вздохнул, стараясь сделать это как можно жалостливее. 
-Пойдем поедим, что ли.
Тут Надька все-таки оторвала взгляд от экрана, уставившись на меня.
-Обсудим это… недоразумение, - кивнул в сторону лежащего на столе журнала. Ельцова, немного подумав, встала. 
-Пойдём, - вздохнула, беря сумку. 
В ресторан мы приехали первыми. Надька выбору удивилась.
-А что, в соседнем кафе нельзя было поесть?
Пока я думал, что ответить, в зале появились родители. Ельцова, увидев их, икнула, посмотрев на меня, прошипела:
-Ты все подстроил! 
-Ты кашу заварила, расхлебывать ее один я не собираюсь. 
-У, зараза, - Надька метнула взглядом по сторонам, а потом взяла и больно ущипнула меня за бедро. 
-Тебе, что, десять? - обиженно спросил я, ответить Ельцова не успела, подошли родители. Дамы обменялись поцелуями, мужчины скупыми рукопожатиями. Наконец, расселились и сделали заказ. Ничто не предвещало беды, как говорится. Отец, расстелив на колени салфетку, совершенно будничном тоном сказал:
-Ну что, рассказывайте.
Мы одновременно с Надькой схватились за стакан с водой, дернули каждый на себя и замерли. Через секунду оба отпустили и уставились на отца. Надька затараторила:
-Дядь Вов, это рекламная кампания, неожиданный пиар-ход.
-Неожиданный, это мягко сказано, - заметил он.
-На самом деле, мы с Максимом, - ну конечно, и меня приплела, - все продумали, - Надька начала заливаться соловьем и не умолкала, пока нам заказ не принесли. Я ее почти не слушал, но восхищался, как ловко она зубы заговаривает, а! Несла Ельцова всякий бред, а закончила неожиданно:
-У нас уже переговоры намечаются с крупным поставщиком из-за границы! Пока не буду рассказывать, чтобы не спугнуть удачу. 
Я уставился на нее, она улыбнулась, хоть и нерешительно. А мне хотелось рявкнуть: что ты мелешь, идиотка? Отец же потом из меня душу вытрясет этими выдуманными поставщиками. 
-Ладно, посмотрим, - выдал на все это отец и перевел разговор на другую тему. Я обалдел. Вот так просто? Да я Ельцову готов на каждый обед таскать в таком случае. 
Мы посидели довольно мирно, когда отец ушёл в туалет, мама, наклонившись, заговорщицки сказала:
-А мне фото понравились, вы на них чудесно выглядите. 
Мама в своём репертуаре, что тут скажешь. 
Наконец, мы распрощались и отправились к выходу. Я дотерпел до машины и, тронувшись с места, спросил:
-А теперь, Надежда Дмитриевна, объясните мне, где вы собрались брать заграничных поставщиков?
 



Юлия Николаева

Отредактировано: 14.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться