Не будите изувера

Глава 34

История Надежды

 

Варвара удивленно подняла глаза на старуху, потом перевела взгляд на участкового и с размаху села, опустив тяжелые руки на колени. Она вдруг поняла, что, прожив бок о бок несколько десятилетий рядом с бабой Аней, ничего не знает о ее жизни.

– Соседка, ты помнишь Маринку? – начала рассказ старуха.

– Как не помнить! Она ведь только лет на пять старше моей дочери. А что с ней не так? Красавица была, все парни в нашей деревне на нее заглядывались.

– Ты, баба Аня, ближе к Надежде историю рассказывай, – тихо напомнил женщинам о своем присутствии участковый.

– Так я и рассказываю. Если про родителей ее не поведаю, милок, всю трагедию не узнаешь, – ответила старуха и продолжила. – Нескладная у Маринки судьбинушка оказалась, Все, бывало, она говаривала: "Ох, мамочка, ленивый мне ангел-хранитель достался. Спит, сволочь, целыми днами!" - И заплачет. А я рядом с ней вою, так и вою от жалости к своему дитю горемычному.

Вышла доча замуж, да неудачно. Мужик ее, Андрей, любитель водки проклятущей оказался. Маринка что только не делала: и кодировала его, и ампулу зашивала, и лечила везде, и к знахаркам водила – ничего не помогало. Он каждый день морду заливает, и все. Дочка разыщет его под каким-нибудь забором или в канаве, домой притащит – они в городе жили, поэтому в деревне у нас никто и не знал – отмоет, отстирает, утром выпустит на работу, а вечером опять ищет.

– Так Надюшка не сразу родилась?

– Нет. Маринка детей не хотела. Все о своем алкоголике ненаглядном думала, будь он неладен. Когда узнала, что беременная, хотела аборт сделать, врачи посоветовали. Мол, нездоровая ге..., как это слово? Все забываю. А, генетика, ребенок больным может родиться.

– Почему же аборт не сделала? – встряла Варвара, которая сидела и вафельным полотенцем утирала хлюпающий нос.

– Да, случайно. Пока с Андреем возилась, все сроки вышли: ничего сделать нельзя было. Но Надюшка ладным ребеночком родилась, здоровеньким. Да и дочка с ее появлением оттаяла, переключаться стала. Пропала ее одержимость этой сволочью. Я было понадеялась, что у Маринки жизнь наладится, а тут новая беда приключилась. Андрей решил, что это не его ребенок, и стал тиранить Маринку. Как напьется, так и устраивает скандалы. кулаками как пойдет махать! Я тогда Надюшку к себе забрала, чтобы она этого ужаса не видела.

– Понятно, почему она у тебя жила, - шмыгнула носом Варвара. - А я все удивлялась, что твоя дочь такая бессовестная, больной бабке внучку подкинула, а сама не показывается.

– Так это еще не все. Слухайте дальше.

– Самая страшная беда случилась аккурат на Надюшкины пятнадцать лет. Внучка поехала погостить  к матери, думая, что отец в это время лежит в очередной больнице. Дверь открывает – а тот дома. Увидел девчонку – бросился на нее, как бык на красную тряпку. Заорал, ручонками замахал, в драку к Маринке полез. А потом замахнулся кулаком и на Надюшку. Тут Маринка не выдержала, схватила сковородку с плиты и огрела мужика по башке.

– Что!? – ахнули одновременно соседка и участковый.

- Святые угодники! - запричитала Варвара и закрестилась на иконку, стоявшую на полочке.

Макарыч, внимательно слушавший сначала монотонный рассказ старухи, к этому моменту потерял концентрацию: сказалась бессонная ночь, да и немолодые уже годы. Услышав слово «сковородка», он встрепенулся. Это тройное дело, как паутина, было соткано из невероятных совпадений, и он уже несколько часов думал о том, что так в жизни не бывает. Конечно, он знал о законе парного случая, но то, что происходило на его участке этой ночью, было явным перебором.

– Маринка мужа убила, что ли? – закричала ошарашенная соседка.

– Нет, только ранила. Вызвали скорую и полицию. Его отвезли в реанимацию, а дочку в кутузку. А теперь представьте, что чувствовала девочка, на глазах у которой произошло это событие! – баба Аня горько заплакала.

Слезы катились по морщинистому лицу сплошным потоком. Старая женщина вытирала их сначала рукавом, потом Варвара сунула ей свое вафельное полотенце. Бабушка спрятала в него лицо и несколько минут пыталась унять горькие спазмы, которые просто душили ее.

Участковый вышел на крыльцо и закурил. Он размышлял о только что услышанном рассказе, который, кажется, еще не закончился, вспомнил свою дочь и ее удачное замужество.

– Вот оно как еще в жизни случается! Неисповедимы твои пути, Господи!

Макарыч затушил сигарету в жестяной миске, стоящей на крыльце, потом вдруг сообразил, что это кормушка огромного рыжего кота, вальяжно развалившегося на перилах. Кот небрежно возил по доскам пушистым хвостом и наблюдал за мужчиной.

– Прости друг, я тебя не заметил. Я для тебя новую миску принесу, не обижайся, – виновато пожал плечами участковый и вошел в дом.

Баба Аня уже немного успокоилась, тяжелые рыдания притихли. Она только всхлипывала и утирала нос. Жилистые руки, все в старческой гречке, теребили край полотенца. Она посмотрела на участкового:



Кира Фарди

Отредактировано: 26.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться