Не буду твоей

Размер шрифта: - +

Глава 5

*   *   *

Солнце уже садилось за горизонт, освещая своими рыжими бликами помещение офиса, который находился в одном из небоскребов. Зак молча провожал огненное светило, что скрывало свои лучи среди таких же шпилей из бетона и стекла.

Сегодня он перебрал здесь тонны бумаг, но в первую очередь, вскрыл тайник, о котором ему рассказывал Шон. Хоть Карина и считала, что знает абсолютно все коды и пароли, но на самом деле это было не так. Было и то, о чём Шон никогда и никому не рассказывал. Сам Зак смог узнать о главной тайне своего брата, только в канун рождества.

Что заставило того быть столь откровенным? Может предчувствие? Хотя откуда человеку знать, когда и при каких обстоятельствах ему суждено умереть.

- Что конкретно тебя интересует? - вольготно устроившись в одном из кожаных кресел, что находились в кабинете, спросил Эрик.

- Я знаю, чем вы были повязаны с Шоном, - удивил своего собеседника Зак. – Если честно удивлен, что его позволили похоронить тихо и мирно.

- А ты думал, что наши тела изымают и не отдают родственникам? – хмыкнул Эрик. – Зачем федералам привлекать внимание таким образом?

- Ну, в фильмах, - всё же улыбнулся Зак, - там всё по-другому.

- Я так понял, что крошка Карина рассказала тебе трагичную историю смерти моей супруги? Может, поделишься? От тебя-то она не будет скрывать всех подробностей?

Зак отошел от огромного панорамного окна и сел напротив своего собеседника. У него была информация, но и не обладая нужным складом ума, да и детективной логикой, он отлично понимал, что в этой истории есть не состыковки.

- Твоя жена появилась на пороге Карины вся в синяках и ссадинах. Даже след от ошейника на её шее присутствовал. Что странно, она отказалась обращаться к копам и вообще подавать на тебя в суд. Да и сфера твоей деятельности как-то не сочетается со всей ситуацией.

Зак смотрел в удивленное лицо Эрика. Конечно, вряд ли он догадывался о том, что происходило пару лет назад с его женой.

- Меня не было в городе примерно год. Но когда я уезжал, то и Ева и Сэм находились в добром здравии. Жена обняла меня перед командировкой и сказала, как сильно любит. На протяжении года выла мне в трубку как скучает по мне и ждёт и то, что Сэм тоже плохо без отца. – Он подался вперёд, - это всё можно подтвердить. Все наши разговоры отслеживаются, так же мы и под наблюдением находимся, кроме тех моментов, когда выезжаем на задание. Думаю, Шон рассказал тебе всё о вербовке федералами.

- И что было дальше? когда вернулся?

- Умеешь задавать правильные вопросы? – вновь хмыкнул собеседник. – Когда я вернулся, дома меня ждала записка от жены, которая ещё за сутки до моего возвращения, говорила мне что любит и ждёт, - едко усмехнулся Эрик. – А в записке было только несколько строк, включая ту, где говорилось о том, что Сэм дочь Шона. Я сам связался с Шоном, чтобы выяснить отношение, но меня перехватили наши агенты и отправили на очередное задание. А дальше думаю, ты догадываешься, мне сообщили о том, что моя жена мертва. Но! – Эрик нагнулся еще ближе, сокращая расстояние между креслами до минимума. – Я в это не верю.

- Во что? – не понял его Зак.

- В смерть Евы. Ты в курсе, что на похоронах не было никого, кто смог бы подтвердить, что именно её тело закапали на том кладбище. Шон был вызван главными шишками, для уточнения произошедшего, всё же в его доме пострадала женщина, а Карина отправилась вместе с Сэм в клинику, где почти и не отходила от девочки.

Зак понимал, что Эрик выбирает простые формы речи: главные шишки, уточнения об инциденте… Значит кабинет брата находится на прослушке.

Не успел Зак додумать свою мысль, как перед ним предстали два непрошенных гостя.

- Закари Мелорсон? ЦРУ, - тут же сунул под нос своё удостоверение, один из не званных посетителей, - у нас к вам очень серьёзный разговор.

 

*   *   *

Звонок раздался в половину первого ночи, только в этот раз, в отличие от предыдущего ночного звонка, я не спала. А всё оттого, что уже второй день я не знала, где Зак.

Вчера он уехал в офис Шона для того чтобы «разобрать ворох документов» и больше от него не было вестей. Его мобильный был недоступен, а в офисе никто не поднимал трубку. Утром, после бессонной ночи, я даже, вызвав такси, доехала до небоскрёба, что находился в сити. Зака на месте не оказалось, да и секретарь со вчерашнего вечера его не видела.

Страх липкой патокой проникал прямо в душу, выстужая то, что ещё не заледенело за последнее время. И сейчас, на вторую ночь в огромном одиноком доме, услышав звонок, я просто долетела до телефона. Да и находилась я в гостиной, буравя взглядом красно-желтые с синей сердцевиной языки огня.

- Алё, - выдыхая в трубку спросила я, надеясь услышать голос Зака и его извинения.

Я уже даже тысячу оправданий ему придумала, одним из которых было то, что ему срочно потребовалось вернуться в Лондон, а телефон разрядился и он не смог мне позвонить. Но время шло и ничего не менялось.

На том конце провода не торопились мне отвечать, лишь тяжелое дыхание, на заднем плане которого вновь звучала песня заставляющая покрываться дрожью и липким потом страха.

«…You tell me you don't love me over a cup of coffee

And I just have to look away

A million miles between us

Planets crashing to dust

I just let it fade away…»

Грустный голос Ширли Мэнсон вещал о несчастной любви, заставляя что-то переворачиваться внутри. В отличие от прошлого раза, я молчала, вслушиваясь в слова, которые бередили мне душу, находя отголосок где-то глубоко внутри меня.

«…I’m walking empty streets



Галина Добровольская

Отредактировано: 29.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться