Не буду твоей

Размер шрифта: - +

Глава 2

Глава 2

 

* * *

Темнота гостиничного номера была разрушена полным диском луны, сияние которой освещало сидящего на диване мужчину. Он поднёс наполовину наполненный стакан к губам и сделал глоток янтарной жидкости. Тишина давила на его сознание.

Нащупав подле себя пульт, он включил телевизор, чтобы тут же наткнуться на счастливую физиономию своего брата, что обнимал за талию ту, что принадлежала ему. Когда-то. Она, улыбаясь, что-то говорила в камеру на открытии медицинского центра, который проектировал Шон в рамках благотворительной акции. И сегодня именно она перерезала ленточку этого заведения.

Изменилась. Сильно. Более сильная. Более надменная. Она поддалась всему, чего так не хотела. Он не видел её десять лет, а чувство - будто предал её только вчера. И она тоже предала! Предпочла того, кто был его врагом.

Только тогда, когда, услышав её твердое «Да» на вопрос священника, понял, что проиграл не Шон, проиграл именно он – Зак. И смотря сейчас на статную высокую блондинку, что знала себе цену и как себя подать, отлично понимал, что именно он виноват, что из чистейшего девятнадцатилетнего ангела она стала демоницей, благодаря ему.

В тишине номера прозвучал тихий смех.

Зак смеялся над тем сравнением, что пришло к нему, когда он смотрела на эту уверенную в себе блондинку с белозубым оскалом. О да, это уже не была его маленькая Карина. Та восемнадцатилетняя девочка, которую он из жалости подобрал на обочине. И продолжал общаться с ней, узнав, что её родители погибли, а она осталась одна с семнадцатилетней сестрой.

Он даже не мог вспомнить в какой момент они стали близки. Но он часто в тишине ночной комнаты перебирал водопад её русых волос, пока она спала, и думал, как же ему повезло, что у него есть этот маленький ангел.

И ведь сам же всё разрушил, из-за зависти к брату…

Картинка на экране сменилась другими новостями - где-то вновь шли военные действия. И тут же раздался стук в дверь.

- Открыто, - крикнул Зак, запрокинув голову и прикрыв глаза.

Дверь открылась и в комнату ступил тот, кого Зак винил во всех своих бедах. Когда-то. Теперь же он понимал, каким дураком был десять лет назад.

- Ты опоздал, - хмыкнул Зак, отставляя стакан с виски на стоящий рядом журнальный столик.

- Отвёз Карину к сестре. Решил, что рождество с сестрой в этом году для неё будет лучше, чем в огромном пустом доме, - проговорил Шон, скидывая куртку и устраиваясь рядом с братом.

Зак лишь пожал плечами, стараясь не подать вида, что имя этой женщины ещё отдаётся учащенным сердцебиением. Несмотря на то, что она принадлежит уже давно его брату.

- Так зачем ты хотел меня видеть?

- Разве я не могу соскучиться по родному брату и провести с ним рождество? - скептически приподнял брови Шон.

- Не пуская меня на порог своего дома? – хохотнул Зак. – Определил родного брата в гостиницу, пускай и самую лучшую, но всё же.

- Не хотел беспокоить Карину. Она не в курсе, что ты в городе.

- Переживаешь, что уведу твою жену?

- Нет, ты же знаешь, Карина не пойдёт на измену, даже с тобой, - чувствуя превосходство проговорил Шон.

- Так зачем я тебе нужен?

- А ты недоверчивый, - улыбнулся Шон.

Больше терять время мужчины не стали. Шон стал излагать всю суть того, что ему было нужно от родного брата.

 

* * *

 

Заснеженная дорога из местами разбитого асфальта казалась одновременно и знакомой, и в то же время такой чужой. Маленькие домики с черепичными крышами, украшенными к рождеству, переливались сотнями огоньков. Всё такое знакомое и в то же время чужое для меня. То, что я оставила в далёком прошлом, перечеркнув не только моменты грусти, скорби и боли, но и наполненные радостью и любовью воспоминания. Сейчас, медленно шагая по улице, на которой выросла, чувствую - то, что было мной забыто почти десятилетие назад, вновь вторгается в мою память. Заставляя желать вернуть то, чего никогда уже не будет.

Плотнее запахнула шубку и преодолела последние метры, звонко стуча высокими шпильками по старому дереву, из которого было сделано крыльцо, окидывая быстрым взглядом перила, на которых еще оставались зазубрины, выковырянные детскими руками двух непоседливых сестёр-погодок.

Я даже не стучала, когда дверь такого родного мне когда-то дома распахнулась, и улыбающаяся Надин, измазанная в муке и детском питании, с облегчением обняла меня. Такая домашняя и уютная, что хочется окунуться в её родное тепло. Но ведь я старшая из сестёр и не мне искать домашний очаг у младшей сестры.

- Я думала, ты вновь не придёшь. – Несмело улыбается она, будто боится, что я могу исчезнуть в любой момент. - Ой, прости, я запачкала твою шубку, - хмыкнула сестра, забирая свёртки с подарками и стаскивая с меня уже действительно испачканную шубу.

- Это всего лишь вещь, - пожимаю я плечами.

Больше сказать ничего не могу. Смотрю на разрумянившие щеки сестры, которую последний раз видела восемь лет назад. На её собственной свадьбе. Надин, ещё не закончив обучения, вышла замуж за своего однокурсника. И сейчас, насколько я знаю, была счастливой женой и матерью двоих детей.



Галина Добровольская

Отредактировано: 29.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться