Не буду твоей

Размер шрифта: - +

Глава 3

*   *   *

В белой больничной палате, на таких же белых простынях казалось, что её бледная кожа сливается с пространством. А всё, что он мог, это стоять и сжимать и разжимать кулаки в бессильной ярости.

Зак подошел ближе к больничной койке и протянул руку к белокурым прядям, он помнил, что раньше они были намного темнее, сейчас же они не выделялись в этой белой палате. Но легкое покашливание позади, заставило его отказаться от навязчивого желания прикоснуться к своему прошлому.

- Не думал, что ты приедешь, - Шон стоял в дверях палаты своей супруги.

Его помятый и растрепанный вид говорил о том, что он давно не был дома. Видимо, старался не покидать надолго Карину.

- Да, я заехал к вам, но мне сказали, что ты, скорее всего здесь, - сказал Зак, убрав руки в карманы, чтобы побороть искушение вновь коснуться той, что лежала совсем рядом. – Это было покушение на тебя?

- Не важно, - отмахнулся от объяснений его брат.

Зак приподнял брови и сложил руки на груди, принимая упёртую позу. Он-то рассчитывал, что Шон поделится с ним своими проблемами, а тот даже рассказать не хочет суть произошедшего.

- Не важно?! – хохотнул Зак. – Карина лежит здесь по твоей вине, а ты говоришь, что это не важно?!

Желваки на щеках Шона яростно задвигались, а губы сжались в тонкую линию. Он приблизился к Карине и провел ладонью по её щеке. Зак же ощутил себя здесь лишним и при этом испытал сильную злость на брата. Оттого, что в отличие от него Шон как раз имеет право прикасаться к своей жене.

- Ты многого не знаешь и лучше не лезь. Мы сами со всем разберёмся, - сказал Шон, не отрывая взгляд от своей жены.

- Ты всегда был избирателен в своих контактах, - процедил сквозь зубы Зак. – Не думал, что ты вляпаешься во что-то такое, что причинит вред ей, - Зак кивнул в сторону девушки.

Рука Шона замерла на белокурых волосах, он поднял свой черный как сама бездна взгляд и посмотрел на младшего брата.

- В отличие от твоего, братец, мой бизнес безобидный. Вряд ли кто-то захочет меня убить, если я поставил в проекте санузел не там, где хотелось заказчику.

- Вот только не говори, что бомбу в почтовый ящик вам случайно доставили. Почтальон просто адресом ошибся? - ехидно проговорил Зак.

- Всё может быть, - с каким-то непонятным для Зака спокойствием проговорил Шон.

Зак, не сдержав злость, выругался и удалился, так как понимал, что не сдержит своего желания и набросится с кулаками на брата. Он словно метеор вылетел из больницы и, сев в машину, несколько раз треснул руками по рулю.

В нём просто бурлило бешенство. Он не мог понять, во что ввязался его брат и почему он так спокойно реагирует на то, что его любимая женщина пострадала. Сейчас она чудом осталась жива, но в следующий раз всё может закончиться намного печальнее.

И во благо неё же самой Зак просто обязан вернуть свою малышку Карину себе. И он это сделает! Он приложит все усилия, чтобы она сама захотела быть с ним вновь. Даже если ему придётся действовать самыми гнусными методами. Но его брат не достоин этой женщины!

*   *   *

Белый потолок больничной палаты изрядно осточертел, так же как, и новости, что показывал плазменный телевизор, висящий на стене. Раздражало всё, включая немытые волосы, что сейчас тяжелой копной были заплетены в косу. Я давно уже мечтала встать под теплые струи душа, но всё, что мне было доступно из средств гигиены, это влажные салфетки да сиделка, что периодически промывала моё тело влажной тряпкой.

Мне было не по себе, когда сидевший рядом Шон, видел меня в таком неопрятном виде. Даже более того – мне было стыдно, несмотря на то, что когда пришла в себя, увидела не менее всклокоченного мужа. Его растрепанный и помятый вид, не говоря уже о щетине, сказал мне куда больше, чем любые объяснения.

Дверь палаты отворилась, заставив меня проглотить свое раздражение и недовольство, и в палату вплыла румяная и цветущая Надин, вызывая еще больше агрессии в свою сторону. Так и хотелось ляпнуть ей, что не лыбиться нужно, а пойти в спортзал и сбросить десяток лишних килограмм.

- Привет, - всё так же демонстрируя ряд ровных зубов, робко сказала она. – Наконец-то тебя разрешили навещать.

Она подошла ближе и обтерла об джинсы, что обтягивали её полные бёдра, видимо вспотевшие ладони. Сразу поняла, сестра нервничает, из-за чего я ещё сильнее разозлилась, но как всегда скрыла свои эмоции за маской счастья.

- Да, наконец-то, - просипела я.

Надин тут же подала мне стакан воды, чем вызвала мою признательность. Но я бы предпочла быть здесь одна.

- Тебе не идёт бирюзовый, - кивнула я в сторону джемпера, что бы надет на сестре.

Та сразу как-то стушевалась и приложила руки к вороту кофты, но, сделав глубой вдох и выдох, вновь улыбнулась и взяла мою холодную ладонь в свои.

- Мне не нужно быть одетой по последней моде, - натянуто улыбнулась она.

- Зря ты так думаешь, - я старалась говорить деловым тоном. – Здесь повсюду журналисты, так что давай я позвоню, чтобы тебе привезли что-нибудь подходящее. Не хочу, чтобы в газетах писали, будто ты нищенка.

Надин напряглась и посмотрела на меня нечитаемым взглядом.

- Тебе взрывной волной последние мозги отшибло?

А я-то же недооценивала сестренку, ведь её голос звучал ровно и доброжелательно, несмотря на фразу. Моя же улыбка больше напоминала оскал.

- А о чём я должна думать здесь, в четырёх стенах? О смысле жизни? – зло рассмеялась я.

- Да, Шон говорил, что у тебя депрессия.

- Депрессия, - хмыкнув, повторила я. – Нет, милая, тут скорее другое. Не каждый день в твой почтовый ящик подкладываю бомбу с целью отомстить, - я перевела взгляд на белый потолок палаты, тот самый, который уже даже в кошмарах снился.



Галина Добровольская

Отредактировано: 29.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться