Не было бы счастья...

Размер шрифта: - +

Часть 9

Олегу пришлось проставляться на работе. А как же, ножки-то ребёнку надо обмыть. Дома благодаря тёще «ножки обмывали» дня два. Под шумок Вовка выпил целый стакан водки, и его стошнило прямо за столом на хозяйский палас. Олег еле сдержался, чтобы не врезать малолетнему родственничку пару горячих. Успел лишь замахнуться – жена с матерью кинулись на защиту. Совсем озверел бугай! Ребёнку и так плохо, а он замахивается, за чужое добро удавить готов. Думает, если его семья богатая, так можно над простыми людями изгаляться? Это счастье, что Валечка к евоной матери не попала, а то обмочила бы бархатный диван, и родная бабка придушила бы на месте. Олег хлопнул по столу.

— А ну пошли вон отсюда! — крикнул он и добавил длинную непечатную тираду из Лизаветиных запасов.

И к удивлению, скандал тотчас прекратился. Тёща даже посмотрела уважительно. Вдвоём с Зинкой подхватили икающего подростка под руки и даже дверью не хлопнули – прикрыли тихонечко. Лида тоже промолчала, хотя и нахмурилась. Сидела за столом, ковыряя в салате ложкой, даже не среагировала, что заплакала Валя.

— Оглохла? — грубо бросил муж.

Лида испуганно вскинула на мужа глаза, метнулась к ребёнку. Олег тоскливо оглядел грязную кухню, засохший хлеб на тарелке. Открыл окно настежь, чтобы едкий противный запах выветрился. Заглянул в комнату. Лида так энергично трясла коляску, что у девочки, наверное, голова закружилась – детского плача не слышно. Жена подвинула коляску ближе к дивану и улеглась, отвернувшись к стене.

Олег до ночи наводил порядок в кухне. Тряпку, которой вытирал последствия аварии с юным родственничком, брезгливо выкинул. Не стирать же её после этого.

Рождение ребёнка совсем не заставило Лиду повзрослеть и остепениться. Как наводила красоту с утра, бросив все дела, так и осталось. Тёща появлялась редко, да от её посещений толку всё равно никакого. Такое впечатление, что шастала исключительно поесть. Олегу казалось, что после её прихода холодильник подозрительно пустеет. Первые два месяца он стойко терпел горы посуды и раскиданные по всему дому вещи. Жена строила жалобные гримаски и убеждала, что ещё не оправилась после родов: то там кольнёт, то здесь ёкнет. И вообще она кормящая мать и имеет полное право не стоять у плиты и раковины весь день напролёт. Неужели Олегу так трудно самому пожарить яичницу или развесить Валюшкины пелёнки? Желание помочь у молодого супруга прошло быстро. В конце концов, он не обязан надрываться после работы ещё и дома. В один прекрасный день, уставший и измотанный, обведя взглядом унылую гору белья на диване, покрытый пятнами палас, замусоленный халатик на супруге с подтеками от молока на груди, он устроил настоящий скандал с криком, руганью и далеко не лестными эпитетами в адрес Лиды и всей её семьи.

Жена растерялась. Прежде покладистый парень, который легко поддавался на жалобы, в одночасье превратился в нормального, по её мнению, мужика. А то ходил, нудил, как дурак, маменькин сынок. Теперь – другое дело, это понятнее, ближе, правильней. Если бы Олег, разойдясь в пылу ссоры, отвесил ей плюху, Лида восприняла это как само собой разумеющееся. Она порозовела, метнулась к раковине и до позднего вечера старательно исполняла всё, что положено прилежной жене. Ну не совсем аккуратно, да и Бог с ним, главное, иллюзия уборки бросалась в глаза.

Олегу показалось, что и Валя в эту ночь спала спокойней и захныкала только под утро. Почти удалось выспаться.

Теперь Лида проводила день по своему усмотрению, а за час-два до прихода мужа суматошно ликвидировала беспорядок и даже умудрялась приготовить ужин. Олег возвращался заранее нахмурившись, проходил в комнату, окидывал взглядом и потом, хмыкнув, молча шёл в кухню и садился за стол. Жена словно ждала этого хмыканья: сигнал дан, вроде огрехов не видно. Таким Олег ей нравился больше сразу. Видно: хозяин пришёл, а не тюфяк-размазня. Есть за что уважать. Тёща старалась при нём не приходить. Видно, Лида успела рассказать о скандале. Ну что ж, наконец-то зятёк в ум вошёл, глядишь, с таким-то характером оттяпает наконец у матери комнату в квартире и на долю дочки выпадет наконец долгожданное счастье. А там и тёща подтянется по-родственному.

 

Наступившее лето, казалось, принесло в семью долгожданный покой. Окна открыты, свежий воздух разгонял запах подгорелой еды и нестираных пелёнок. Лида давно приноровилась кидать мокрые ползунки и одеяльце сразу на батарею. От этого стирки вроде как меньше и гладить не надо. А раздражение на Валюшкиной попке можно детским кремом смазать. Зато к приходу мужа в ванной и кухне не болтаются пелёнки.

По выходным Олег выходил гулять с дочкой сам. Покружив по двору с коляской, шёл в сторону посёлка, но с половины дороги поворачивал обратно. Отчаянно хотелось, чтобы мать попалась навстречу, и все произошло бы само собой не нарочно. Вроде как случай свёл, но Антонина не появлялась. Когда сил надеяться на внезапный случай не осталось, он решился идти домой сам, и будь что будет. Не станет же мать выталкивать его за дверь и кричать как на маленького при внучке.



Ларец сказок

Отредактировано: 24.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться