Не было бы счастья...

Размер шрифта: - +

Часть 11

Вернувшийся домой Олег, к удивлению, застал дома Зинку. Девочка сидела с ногами на диване и пальцами вылавливала ягоды из кастрюли с компотом, что стоял рядом прямо на диване. Телевизор орёт на всю квартиру, по полу ползает Валя, старательно мусоля ртом всё, что успела найти: фантик от конфеты, свой ботинок и Лидину тапку. 

— Что случилось? Лида где? — пробормотал он, подхватив дочку и в последнюю минуту успев отобрать у неё катушку ниток.

— Чо так поздно пришёл? — вместо ответа буркнула Зина. — Лидка сказала за малой приглядеть часок, а вона уже небось три прошло! Я нанялась, что ли, с Валькой сидеть? Она сыкается да орёт, все руки мне отмотала.

Губы у Олега скривились, бранные словечки застряли в горле.

— Так Лида куда ушла? — стараясь сдержаться, прошипел он.

— Сказала, что к подружке за станцию, на именины, что ли, не знаю я. А-а-а-а, точно, на именины. Намазалась, приоделась и фьють.

— Ладно, иди домой, — бросил Олег. — Я сам с Валей разберусь, иди.

— Не-а, сейчас кино про милицию будут показывать.

— Домой иди, поняла?! — рявкнул Олег.

Испуганно заревела дочка. Зинка фыркнула, пошла к двери. Убедившись, что её не видно, показала родственнику язык.

Когда стрелки часов приблизились к двенадцати ночи, Олегу стало не по себе. Не могла Лида так задержаться, неужели случилось что? Зная её характер, она пойдёт домой прямо через пути, не сделав крюк к переходу. На улице давно стемнело, Господи, а вдруг её электричка сбила? Что делать-то, даже позвонить некому. Он даже не знает точно, где именно живут её подружки, он никогда не вслушивался в рассказы жены. Всё, хватит себя накручивать. Вот подождёт ещё с полчасика и пойдёт ей навстречу, да а Валя как же? Выходит, зря он Зинку выставил, пусть бы лучше ночевать осталась. Стараясь отогнать от себя мысли о том, что с Лидой могло приключиться что-то страшное, Олег старательно сложил разбросанные по полу игрушки, поправил покрывало на диване, вымыл посуду. Заглянул в спальню. Хорошо, хоть Валюха спит. Он её и покормил и даже умудрился подмыть прямо под краном, неловко придерживая на весу. Когда Олег, уже отчаявшись, решился разбудить соседку, чтобы присмотрела за девочкой, в замке повернулся ключ и ввалилась Лида. Она действительно не вошла, а именно ввалилась. Постояв немного в коридоре, жена сползла по стенке и плюхнулась на пол. Олег метнулся к ней, подхватил под мышки, стараясь поставить на ноги. В полумраке ему показалось, что ей плохо. Но Лида, обмякшая, словно тряпичная кукла, вдруг захихикала, и в лицо Олегу ударил едкий запах перегара.

— Лида! Лида! Мать твою! Лида! Ты пьяная, что ли? — тряхнув жену, крикнул он.

— Я? Чо это сразу пьяная? Выпила немножко пива и всё-ё-ё-ё, — Лида икнула и вновь захихикала. — Так именины же, Олежка, вот… ты… Князев дурак… прям.

— Ты на часы смотрела, курица безмозглая! Я думал, тебя поездом сшибло! Дура!

— Не ори на меня… то же ещё… орёт… — Лида толкнула мужа в грудь, но потеряв равновесие, упала сама и вновь рассмеялась.

Олег смотрел на размазанную под её глазами тушь, ядовитую помаду морковного цвета на губах, сложившихся в глупой ухмылке, и внезапно почувствовал непреодолимое отвращение, аж тошнота к горлу подкатила. Жена продолжала сидеть на полу, пытаясь одной ногой скинуть туфлю с другой. Не смогла. Покачиваясь, поднялась и в одной туфле отправилась в ванную, заваливаясь на один бок. Юбка была испачкана побелкой, словно она задом стенки обтирала.

Эта грязная юбка и смятый задник туфли, которые Лида купила на последние перед зарплатой деньги, чем заставила его взять в долг у сменщика, стали последней каплей. Олег бросился за ней и, грубо развернув к себе, наотмашь ударил по щеке.

— Дрянь ты подзаборная! Шлюха!

От удара Лида отлетела прямо в ванную комнату и, не удержавшись на ногах, с размаху плюхнулась на унитаз. С минуту глядя на мужа расширенными глазами, она прижала ладонь к щеке и заревела, вытирая пальцами нос, не сообразив взять полотенце.

Олегу стало страшно. Он сошёл с ума! Это всё произошло не с ним! Это мерзкий сон, отвратительный, кошмарный сон. Он провёл рукой по лицу, глубоко вздохнул. Сил произнести слова не было. Да и слов-то никаких не было. Пусто. В голове в сердце вокруг одна сплошная пустота. Лида продолжала всхлипывать, словно не замечая, что застыла в комичной позе на унитазе и даже не пытается встать.

— Упала я в темноте, упала, когда от Светки шла… — плаксиво произнесла она, воровато пряча глаза. — Ксенька говорит: полезли через забор, так до станции короче… она перелезла, а я упала…

В груди у Олега противно задрожало что-то. Теперь он испытывал отчаянное омерзение к себе, а не к Лиде. Выходит, он гадина и сволота, мало того, что не разобрался, не выслушал, так ещё ударил! Он ударил женщину! И произошло это даже не в потасовке, а просто так, как само собой разумеющееся. Он, крупный рослый мужик, ударил жену, которая едва доставала ему головой до груди. Схватил Лиду на руки, прижал к себе и, торопливо гладя по склеенным от лака волосам, забормотал глухим шёпотом, с трудом выговаривая слова:



Ларец сказок

Отредактировано: 24.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться