Не было бы счастья...

Размер шрифта: - +

Часть 15

Осторожный и аккуратный Олег едва не поседел, оказавшись рядом с Эдиком в качестве пассажира. Парень то срывался с места, так что казалось резина на колёсах сейчас вспыхнет, то разворачивался, не снижая скорости, грозя перевернуться набок. Благо колесили по довольно пустой просёлочной дороге. Вот попал! Этот генеральский сынок, наверное, не уймётся, пока не укокошит машину или, чего доброго, и пассажира. Бился бы сам, выпендряла чёртов, хоть бы мордой об забор, а ему ещё пожить охота. Вот жалость, что не сообразил отказаться сразу: польстило, как с сыном генерала на короткой ноге. На мгновение даже погордился, что посёлковые интереса не проявляют, а важные люди привечают как своего. Дурак, одно слово, дубина тупая. Хоть бы бензин кончился, что ли. Спокойней пешком несколько километров топать, чем сидеть, обливаясь потом, и надеяться, что Эдику скоро надоест.

Как Олег успел ощутить, что сейчас произойдёт непоправимое? Не иначе ангел-хранитель прилетел, про которого любила говорить бабаня. Невесть откуда прямо перед ними возник мальчишка на велике. Эдик открыл рот, глаза вытаращил и внезапно впал в оцепенение, попросту убрав руки с руля. Олег и сообразить ничего не успел – голова была пустая, как шар. Только тело, в надежде избежать трагедии, действовало по-своему и на удивление ловко и правильно. Изогнувшись с какой-то звериной гибкостью, он успел вывернуть руль в самый последний момент. Машину с визгом бросило в сторону и с неумолимой скоростью понесло на высоковольтную вышку. И опять добрый и заботливый ангел руками Олега вновь вывернул горячий и влажный от ладоней руль, и нога, боком извернувшись как у балетных, надавила на тормоз. Машина пролетела ещё несколько метров и остановилась, заехав в куст орешника и почти подмяв его под себя.

Олег только сейчас понял, что лежит на водительском сидении, вдавив в кресло Эдика. Несколько минут не мог перебраться обратно. Как он вообще смог вклиниться в такое узкое пространство? Всё тело ныло, дрожала каждая мышца, пальцы противно подрагивали. Глотнул воздуха и отчаянно захотелось вот прямо сейчас на выдохе въехать Эдуарду в челюсть, чтобы зубы хрустнули. Но, подняв глаза на генеральского сыночка, даже обрадовался, что успел сдержаться. Эдик был бледным до синевы, рот свело судорогой, глаза стеклянные. Не помер ли часом? А то ему, Олегу, как раз до кучи мертвеца не хватает.

Парень вдруг вздрогнул, бросил на него безумный взгляд и, закрыв лицо ладонями, заплакал. Сначала тихо всхлипывая, а затем громче и громче с каким-то подвыванием и скулёжкой.

— Ну ты и мудила, Эдик… Мудила и урод! — с кривой улыбкой произнёс Олег, вытаскивая смятую пачку сигарет и глубоко затянувшись, чтобы унять дрожь в груди.

— Тот мальчик … тот мальчик… — давясь словами, бормотал Эдуард.

— Какой мальчик?! — крикнул Олег, разразившись отборной бранью, что до этого ни в какую бы не смог произнести без запинки. Пожалуй, саму Лизавету обставил.

— Мальчик на дороге… Он… он мертвый?

— Вот ты тварина. Живой мальчик, живее всех живых, как дедушка Ленин! — выкрикнул Олег. Нервное возбуждение сменилось какой-то непонятной наглой бравадой: слова выскакивали с издевкой, губы кривились в ухмылочке. Беспомощный взгляд Эдика словно подстёгивал на грубость вовсе Олегу не свойственную. Это было как с Лидой, когда ударил её по лицу и до конца сам не понял, что произошло. Он откинулся на спинку сидения и прикурил вторую сигарету. Эдик продолжал всхлипывать, уткнувшись в рукав своей шикарной джинсовой куртки.

— Хватит ныть. Все живы, слава Богу, — буркнул Олег. — Ты мужик или кто? Сказал, не скули, если ещё и машина цела, то считай, что ничего и не было. Свезло тебе, соплежуй генеральский.

Эдуард поднял голову и больными несчастными глазами уставился на Олега. Это происшествие в одночасье поменяло их местами.

— Пожалуйста … пожалуйста … Олег … Отвези меня домой. Я… я не смогу вести машину, — выдавил парень.

Олег провёл ладонью по лицу – выпить бы сейчас. Полбутылки водки без закуски влёгкую бы махнул попросту как лимонад «Буратино». Ладно, выбора всё равно нет, возвращаться же нужно. Оставить бы этого хлыща столичного посреди поля!



Ларец сказок

Отредактировано: 24.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться